ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Саган прижал руку к раненому боку. Рана была серьезная, глубокая, но не смертельная. Он потерял много крови, но не чувствовал боли. Еще мальчиком он научился загонять боль в глубину своего сознания и не замечать ее. Рана не болела, но раздражала его, мешая дышать и двигаться. Однако он еще мог бы сражаться в бою и даже выстоять против молодого, сильного и невредимого врага, такого, какой был сейчас перед ним. Но Саган был безоружен. Он держал в руке бомбу, готовую к взрыву, бомбу, в которую был введен код. Оставалось лишь добавить всего одну букву — и она взорвалась бы, уничтожив Флэйма, креатуров и его самого.

Если бы ему не удалось выиграть время, она могла бы уничтожить и его короля.

Флэйм знал, где он сейчас находится, и понимал, что произошло. Он мрачно улыбнулся, глядя на Сагана:

— Вам конец, милорд. Вы безоружны. Бросайте бомбу и сдавайтесь.

— Я сдался лишь один раз в жизни, — ответил Саган, — давно, еще в молодости, человеку по имени Абдиэль. Это была ошибка, и я поклялся, что больше я никогда и никому не сдамся. Если хотите получить бомбу, вам придется убить меня. — Саган держал бомбу в левой руке, а правая его рука находилась возле ряда кнопок. — И вы должны действовать быстро и целиться точно. Вы должны убить меня, прежде чем я нажму вот эту кнопку. Стоит мне прикоснуться к ней — и взрыв бомбы станет неминуем. Она взорвется через пять минут.

— Вряд ли ваш драгоценный король успеет за это время спастись бегством, — беспечно сказал Флэйм. Он приблизился к Сагану. В руке Флэйма засветился гемомеч. — Мне незачем убивать вас. Достаточно отрубить вам руку. И я думаю…

Продолжая говорить и надеясь отвлечь этим внимание Сагана, Флэйм бросился на него.

Но Саган, не прислушиваясь к тому, что говорил Флэйм, внимательно следил за выражением глаз принца и угадал момент нападения. Отскочив в сторону, Саган швырнул бомбу в принца.

В бомбе отразилось сверкание кровавого меча. Ничто не могло повредить бомбе. Код еще не был полностью введен, и она упала, оставаясь безопасной.

Флэйма, однако, это остановило, на что Саган и рассчитывал.

Увидев летящую в него бомбу, принц застыл на месте, боясь, как бы не задеть бомбу мечом. Он непроизвольно съежился и пригнулся, когда она ударилась об пол.

— Милорд! — прозвучал голос Мейгри. — Возьми оружие!

Она стояла перед ним, он видел ее — светлые волосы, серо-синие глаза и светящиеся серебром доспехи. Гемомеч из ее руки в мгновение ока перешел в руку Сагана.

Ему казалось в эту минуту, что они с Мейгри в плену у Аблдиэля, или на коразианской базе, или сражаются плечом к плечу с неприятелем.

Его не удивило, что Мейгри сейчас с ним и что она отдала ему свой меч. Он поймал этот меч, и иглы рукояти вонзились ему в руку. Его пронизала боль, он почувствовал бодрящее тепло микрогенераторов, проникших в его плоть. Теперь меч стал частью его тела, орудием его сознания.

Меч Мейгри в руке Сагана излучал синий свет. Флэйм отступил на шаг и бросил вокруг себя яростный взгляд. Он не видел Мейгри, но знал, что она здесь.

— Наконец-то, миледи, — сказал принц. — А я уже начал удивляться, отчего вы так долго остаетесь в стороне и не вмешиваетесь в борьбу. А вы, милорд? — Флэйм занял оборонительную позицию. — Как же ваш обет не брать в руки оружия?

— Я в своей жизни нарушил столько обетов, — ответил Саган, глядя в глаза Флэйму, — что одним больше, одним меньше не имеет уже никакого значения.

— Вы уже стары, — ухмыльнулся Флэйм, — да, вы старый, да к тому же еще и раненый, надолго ли хватит вас? Вы проиграете мне.

— Дайен с Таском возвращаются на космоплан, — сказала Сагану Мейгри, и голос ее звучал в его ушах знакомой сладкой музыкой. — Им нужно время, чтобы добраться до «Ятагана» и покинуть орбиту.

— Я продержусь достаточно долго, Ваше высочество, — сказал Саган Флэйму.

Они медленно кружили вокруг бомбы и не сводили друг с друга глаз.

Ложный выпад.

Еще один ложный выпад. Быстрый удар.

Град ударов, вспышки синих искр.

Защита. Атака.

Атака. Защита.

И еще раз, и еще.

Смотреть в глаза. Только в глаза.

Выиграть время.

Рана Сагана открылась и кровоточила. Теперь он чувствовал боль. Такую бодь не замечать было уже невозможно. От потери крови Саган слабел. Силы его иссякали, защищаться становилось все труднее. У него не было энергии, чтобы превратить меч в щит.

Скоро, он знал, все будет кончено.

Флэйм видел, что Саган выдыхается и держится из последних сил. Принц усилил натиск. Умение и опыт Сагана пока еще выручали его, но это было все, что мог он противопоставить молодости, силе, выносливости Флэйма.

Еще немного, и Сагану конец. Флэйм прекрасно понимал это и решил обмануть Сагана, притворившись, что и сам устал до изнеможения и еле держится на ногах. Он рассчитывал, что, заметив его слабость, Саган станет двигаться быстрее и забудет о защите.

Это была старая уловка, хорошо исполненная, только кончившаяся тем, что Флэйм сам же и угодил в расставленные сети.

Саган сделал выпад, нанес удар. Флэйм упал, и меч пронесся огненной дугой над его головой.

Принца ждала смерть от руки Сагана — участь, постигшая столь многих до него, — но силы оставили в эту минуту Сагана. Пошатываясь, он отступил и оперся спиной о стену. Его дыхание стало прерывистым, перед глазами плыл туман.

Мейгри была с ним. Ее — и только ее — он ясно видел сейчас. Она молчала и не двигалась. Она знала, что так надо — молчать и не двигаться. В лунном свете он видел ее белые волосы, сияние ее серебряных доспехов, и вся она казалась ему звездным сиянием, чистым, холодным и ясным.

Сквозь это сияние взгляд его устремился в ночное небо, и он увидел — или это только казалось ему? — еще одну звезду, устремившуюся прочь от Валломброзы.

— Дайен, — тихо сказала Мейгри.

Огни космоплана промелькнули в небе как комета, оставив светящийся след, яркий и лучистый, как свет месяца, отраженный холодной поверхностью моря.

Свет померк, и космоплан вышел в открытый космос.

— Милорд! — предостерегающе крикнула Мейгри.

Флэйм вскочил на ноги и бросился на Сагана. Ослепительно вспыхнул смертоносный гемомеч Флэйма. Саган поднял свой меч и превратил его в щит, но силы Командующего иссякли. Меч Флэйма пронзил тело Сагана.

Из раны потоком хлынула кровь. Мейгри по-прежнему не двигалась и молчала, и слезы, которых не могут проливать мертвые, как звездные самоцветы, сверкали в ее серо-синих глазах.

Принц отступил на шаг, наслаждаясь видом поврежденного противника.

Саган протянул вперед руку.

— Остановите его, Флэйм! Остановите! — раздался отчаянный крик Панты, появившегося у входа в темницу.

Только теперь догадавшись, что задумал Саган, Флэйм бросился помешать ему.

И не успел.

Окровавленная рука Сагана схватила бомбу и быстро нащупала кнопку, помеченную буквой «Т».

Конвульсивно, задыхаясь, закрыв глаза в предсмертной муке, Саган нажал эту кнопку.

Тонкие лучи, похожие на нити звездного света, зажглись внутри бомбы и коснулись драгоценного камня, вставленного в углубление золотой пирамиды. Бомба тихо зажужжала.

Глаза Флэйма расширились от ужаса.

— Не делайте этого! — крикнул он.

— Пять минут, — прошептал Саган.

— Бежим отсюда! — Панта схватил Флэйма за руку пальцами, цепкими, как когти хищной птицы. — Креатуры! Они еще могу спасти нас, мой принц! Мы еще успеем связаться с ними!

Флэйм оттолкнул от себя старика.

— Зачем вы это сделали? — спросил он. Его лицо исказила дикая ярость. — Зачем? Я был всем, чем хотели быть вы сами.

— Вот поэтому, — ответил Саган.

— Флэйм! — умолял Панта. — Быстрее!

Принц бросил на Сагана последний взгляд, полный ненависти и бессильной ярости, и кинулся прочь из темницы. Панта поспешил за ним.

Опустившись возле Сагана на колени, Мейгри сняла свой голубой плащ, сложила его и осторожно подложила Сагану под голову. Он застонал, когда она приподнимала его. Мейгри поднесла его правую руку к своим губам.

138
{"b":"28670","o":1}