ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Валломброза.

— Мне очень жаль, сынок, — сказал Дикстер. — Есть надежда, однако, что Сагану удалось спастись.

Дайен встал.

Таск взглянул на него, покачал головой и отвернулся.

Камила протянула Дайену руку, но он не видел этого.

Он поднялся вверх по приставной лестнице, двигаясь словно на ощупь, и перешел туда, где раньше был купол стрелка, а теперь — наблюдательный купол.

* * *

Дайен сидел под куполом, глядя в безжизненный, непроглядный мрак космоса, искрящийся мириадами вспыхивающих солнц. Эти бесчисленные вспышки означали рождение новой жизни или ее исчезновение. Отсюда эти солнца казались не более чем крохотными искорками в безграничных просторах Вселенной.

В безграничных просторах Творения.

Валломброза. Долина Призраков. Она исчезла, как будто ее и не бывало. Исчез и его кузен.

Дайен взглянул на свою правую ладонь. Пять ран на ней больше не мучили его. Боль прошла. Скоро эти раны останутся лишь пятью белыми отметинами на его руке, потому что никогда больше не возьмет он в руки гемомеч.

Саган! Думая о нем, о человеке, темные глубины души которого тенью легли на его собственную жизнь, Дайен закрыл глаза и заставил себя мысленным взором заглянуть в свое сердце. И лишь увидев сквозь эту тень свет, он снова открыл глаза.

— «Браво, мальчик!»

Эти слова звучали в его памяти так же отчетливо, как в день поединка с Флэймом.

Именно тогда он понял, что Саган не нарушил своей клятвы и оставался его покровителем. Флэйм понял, что он верит Сагану, но не захотел и не сумел признать правоты своего кузена. Верность королю стоила Сагану жизни.

«Мне бы рыдать по Сагану, — подумал Дайен, — но я не чувствую в своей душе печали. Как сказала Мейгри, так тому и быть. Есть во всем этом справедливость и закономерность, соответствие Божьему промыслу».

Он знал это, хотя и не мог бы изъяснить словами. Как будто кто-то приоткрыл перед ним дверь и разрешил заглянуть в щель, но дверь тут же захлопнулась.

Чьи-то прохладные пальцы прикоснулись к его руке. Камила. Он помог ей взобраться под наблюдательный купол и сесть рядом с ним. Да, во всем, что произошло, была справедливость и закономерность. Он не чувствовал в своей душе печали.

— Она и Саган снова вместе? — тихо спросила Камила.

— Да.

— Вот так и мы будем вместе… когда-нибудь, — сказала Камила.

— Когда-нибудь. — Дайен сжал ее руку в своей.

— Вы любили и вас любили, — сказала Камила, наверное, самой себе. — Теперь я понимаю, что он имел в виду.

— Мы должны быть благодарны их памяти, — сказал Дайен, глядя на звезды. — То, что случилось с ними, могло случиться с нами. Нас терзал бы гнев, страх, непонимание, мы могли бы расстаться, ненавидя друг друга, ненавидя самих себя. А теперь такого с нами не будет. И когда мы скажем один другому «прощай»… — Он запнулся. Ее рука сжала его руку, придавая ему решимости. — Теперь мы скажем друг другу «прощай» с любовью и доверием, — твердо продолжал он.

— Дайен? — снизу на них смотрел Таск. — Простите, что вмешиваюсь, Дайен… я имел в виду, Ваше величество, я думаю, будет лучше, если я скажу об этом. Я связался с кораблем Ее величества. Королева хочет видеть тебя, а капитан спрашивает, когда ты планируешь прибыть на борт его корабля. Взять ли мне курс на Церес или обратно на Минас Тарес? И Дикстер хотел бы поговорить с тобой о нападении коразианцев.

Дайен встал:

— Ее величество и я отправимся на Церес. Мы должны принять участие в благодарственных молебнах Богу и Богине.

— Ясное дело, парень. Ой, я хотел сказать Ваше величество. Боже мой, совсем я запутался. Ты знаешь, что я хотел сказать. — И Таск поспешил в кабину экипажа.

— Да, — вздохнул Дайен. — Я знаю, что ты хотел сказать. — Он повернулся к Камиле. — Прощай, — сказал он, целуя ее.

И он спустился вслед за Таском.

— Прощай, — сказала Камила, оставшись одна.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Я очень прошу, чтобы вы навещали нас — Астарту и меня. Ты, Нола и вся твоя семья.

— Приказ короля? — улыбнулся Таск.

— Да, приказ короля, — серьезно ответил Дайен.

— Решено. Мы навестим вас, — сказал Таск, и это было именно то, что он думал на самом деле.

— И почаще.

— Хорошо. Будем навещать вас так часто, как только сможем. Вот только как быть с бизнесом?… — Он вздохнул и провел рукой по своим густым курчавым волосам, беспокойно оглядываясь по сторонам. — Снова эти торговцы пылесосами…

Дайен понимающе улыбнулся и хотел что-то сказать, но лишь покачал головой.

— Пока, Таск.

Таск собирался пожать Дайену руку, но Дайен заключил своего друга в объятия. Таск похлопал Дайена по спине.

— Пока, дорогой, желаю тебе счастья. — Немного помолчав, он смущенно добавил. — Хотел бы я, чтобы все было… не так.

— Все было как надо, Таск, — спокойно сказал Дайен.

— Да, наверное, — согласился Таск, хотя в голосе его слышалось сомнение. Чуть отстранившись от Дайена, он отвернулся и высморкался. В носу у него щипало.

Король взглянул на Камилу, которая молча стояла возле него, и протянул ей руку. Она ободряюще улыбнулась ему:

— Иди, пора. Тебя ждут.

У самого люка «Ятагана» Дайен приостановился и оглянулся:

— Прощай, Икс-Джей.

В ответ послышалось что-то вроде кряхтенья и сопенья, замигали и погасли огни, зажужжал и медленно открылся люк.

В темноте слышен был возбужденный гомон толпы, собравшейся на летной палубе «Вспышки», чтобы приветствовать своего короля. Когда свет зажегся снова, Дайена уже не было.

— Ну, вот и хорошо, — сказал Таск, вздохнул и улыбнулся. — Так-то вот.

* * *

Церемония завершилась, и собравшиеся разошлись. Икс-Джей негодовал.

— Никогда не видел такого сборища! Это… это… не по-военному! И этот безмозглый репортер! Взял и уселся на меня своим толстым задом! Ну, ничего, я проучил его как следует: пропустил через него шестьдесят вольт, пусть знает!

Таск ухмыльнулся, покачивая головой.

— Путь перед нами свободен. Держи курс на Академию. А оттуда — домой.

Камила, оживленная и бодрая, сидела рядом с Таском в кресле второго пилота.

— Я уже нанесла курс на карту, Таск. Мне необходимо… что-то делать. — Она улыбнулась. — Скажи правду, ты взял курс на Академию из-за меня? Я ведь знаю, как тебе хочется поскорее вернуться домой…

— Не бери в голову, детка. Академия нам по пути.

— На связи адмирал, — сказал компьютер.

На экране возникло лицо Джона Дикстера.

— Мы благополучно доставили Его величество, сэр, — доложил Дикстеру Таск. — Есть новости о коразианцах?

— Мы договорились, что примем их, они войдут в часть нашей галактики. Это для них большая неожиданность. Думаю, они долго, очень долго не будут больше беспокоить нас.

— Так, так, — кивнул Таск. — Вы, наверное, не знаете… как там Нола? — спросил он. При этом у него был озабоченный и даже огорченный вид.

Дикстер широко улыбнулся:

— А вот и знаю! Когда ты сказал мне, где ей лучше всего оставаться, я связался с Мареком. С Нолой все в порядке, а если бы она не волновалась за тебя, так было бы еще лучше. И сынишка твой в порядке. И вот что еще. Таск… Может, сейчас и не время говорить об этом, но я хотел бы, чтобы ты кое о чем подумал. Три года назад Его величество предложил тебе стать офицером Королевского флота. Я знаю, что ты отказался, но советовал бы тебе переменить свое решение. Мне нужен адъютант, Таск, помощник, которому я мог бы полностью доверять, которому мог бы доверять Его величество. До моего ухода в отставку осталось не так уж много времени…

— Что-о-о? — Таск откинулся назад, с беспокойством и даже с испугом глядя на экран.

— Я не настаиваю, чтобы ты прямо сейчас дал свое согласие, — улыбаясь, сказал Дикстер. — Какое-то время я могу и подождать, скажем, годочков этак двадцать, но когда я уйду с поста, мне будет спокойнее, если на моем месте окажется такой человек, как ты.

140
{"b":"28670","o":1}