ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Правильно, — кивнул Дхуре. — Я понимаю, во всем этом не слишком-то много здравого смысла. Но, несмотря на это, можно привести множество правдоподобных объяснений. Давайте предположим, что когда-то давно, в давней истории Земли, ну, скажем, году в 1960-м, нарушение функционирования компьютера повлекло за собой ядерную катастрофу огромного масштаба. Миллионы людей погибли сразу же, а очень многие люди медленно умирали от радиационного поражения, на протяжении десятков лет. Человечество охватил ужас. Оно отказалось от строительства атомных реакторов и атомных электростанций и сожалело о ликвидации NASA. Полностью прекратились запуски ракет, не стало больше компьютеров. Ну и что бы тогда произошло?

— Какая-нибудь из планет могла бы опустеть к настоящему моменту?

— И миллионы нас сгрудились бы на нашем крохотном пространстве, — сказал Дхуре.

Таск заерзал на стуле:

— Так вы говорите, что нечто подобное случилось на вашей родной планете — ах, пардон, но я не знаю, как она называется.

— Валломброза. Не думаю, чтобы вы когда-нибудь слышали о ней.

— Нет, наверное, не слышал, — ответил Таск, не найдя в себе сил сказать: «Да. Я слышал о ней, и вы лжете, что не хотели бы моей смерти». — Так вы говорите, что это случилось на вашей планете?

— Что-то в этом роде, — уклонился Дхуре от прямого ответа. — Наша история очень запутанная. Если вам это в самом деле интересно, я мог бы как-нибудь дать вам книгу об этом.

— Спасибо, — Таск взмахнул рукой в том направлении, где, как он предполагал, находится центр галактики. — Вы, конечно, знаете, что Королевский флот придет вам на помощь.

— Мы предпочитаем сами решать свои проблемы. Каждая система имеет право сама защищать себя.

«Тоже верно, — отметил про себя Таск, — но не объявлять войну своим соседям, что, капитан Дхуре, вы, вероятно, и планируете. Но это не мои проблемы», — подумал Таск.

— И все-таки я не понимаю, зачем все эти хлопоты? Зачем было захватывать меня и Линка, я имею в виду.

— Потому, что вы — лучшие, Таск, — сказал Дхуре. — Мы видели информацию, касающуюся вас. Вы нужны нам.

— Да, конечно, я знаю, что я замечательный пилот, — скромно сказал Таск, — но есть еще по меньшей мере миллионы, ну, может быть, точнее, — тысяч пятьдесят других пилотов, которые ни в чем мне не уступают. И вам не надо было бы стрелять в них, чтобы заполучить их к себе. — Он прикоснулся ладонью к поврежденной руке.

— Искренне сожалею об этом, поверьте, — сказал капитан Дхуре. — Это была проверка.

— Проверка?!

— Да. Мы слышали, что у вас нервы не в порядке. Нам рассказывали, что события, в которых вы участвовали несколько лет тому назад, выбили вас из колеи. Мы слышали, что у вас финансовые затруднения и вы за пустячную плату вынуждены перевозить торговцев, за неимением ничего лучшего. Я счастлив узнать, что наши данные не соответствуют действительности. Под обстрелом вы держались молодцом.

Таск сидел, не сводя глаз с Дхуре.

— Хотите танцевать? — неожиданно спросил он.

— Прошу прощения, не понял, — сказал Дхуре.

— Я спросил, не хотите ли вы танцевать?

Легкая тень легла на помрачневшее лицо Дхуре:

— Может быть, я делаю что-то не так, но…

Таск пожал плечами и откинулся на спинку стула:

— Вы тут столько наговорили, наплели и накрутили, что впору было бы ко всему да к этому — еще немножко музыки.

Дхуре расхохотался, откинув назад голову:

— О, дьявол, я действую так же, как и вы, — сказал он, отдышавшись после приступа смеха. — Это мне следовало бы спросить вас об этом. Хорошо, карты на стол. Один ноль в вашу пользу. Мы очень огорчились, не получив от вас ответа на наше предложение. И, признаюсь, в наши расчеты такой поворот дела не входил. Вы обладаете особой квалификацией, которая делает вас исключительно ценным для нас пилотом.

— Моя красота или достоинства моей личности? — попробовал угадать Таск.

Дхуре принялся чертить на поверхности стола круг указательным пальцем правой руки, неотрывно глядя на Таска.

— Как там дела у вашего приятеля — короля?

Так вот оно что! Дикстер был прав.

— Идут, я думаю, — сказал Таск, пожимая плечами. — Если верить телеэкранам.

— Я, с вашего позволения, не верю. — До сих пор Дхуре казался дружелюбным, но сейчас голос его прозвучал резко. Улыбка еще оставалась у него на губах, но из глаз уже исчезла. Круг, который он чертил на столе, замкнулся. — Меня интересует, что известно лично вам. Без записи, конечно.

— О, разумеется. Позвольте подумать. Последний раз я и моя жена были во дворце… э-э-э… за неделю до четверга. Мы вышли на яхте на небольшую прогулку и думали остановиться у дворца и выпить по стаканчику с нашим добрым приятелем Его величеством…

— Прекратите болтать, Туска.

— Это вы прекратите. — Таск выпрямился на стуле, упершись ногами в пол. — Да, я действительно лично знал короля. Когда еще он не был королем. А теперь он король, а это совсем не то, что было раньше. Или, может быть, вы думаете, за то, что я помог ему завладеть троном, он позволил мне сидеть в королевском присутствии? Такое бывает только в книжках. Мы сказали друг другу «прощай» три года назад и пожелали друг другу успехов.

— Даже после так называемого «чудесного исцеления»? Многие из ваших друзей упоминали об этом в связи с вами…

— «Исцеление»! — фыркнул Таск. — Хорошие врачи — вот в чем дело!

— Так, значит, говорите вы, этого не было?

— Черт побери, откуда мне знать? Я был при смерти! Когда я очнулся, то плохо соображал от страшной боли, в меня понавтыкали каких-то трубок, в ноги, в руки и куда только можно, и какая-то машина дышала вместо меня. Это, по вашему, что ли, чудо?

— То, что слышали мы, несколько отличается от того, что сейчас говорите вы…

— Ладно, пусть я не знаю, что там было. Трубки над вашей головой не для того, чтобы сообщать вам по ним ночные новости, а для того, чтобы совершилось «чудесное исцеление».

— Есть кое-что, что размежевало вас с королем, это верно. — Дхуре взглянул на Таска, изображая на своем лице глубокую симпатию и сочувствие. — Он пытался удержать вас, не дать вам выйти из игры. Но вы до сих пор определенно поддерживаете с ним контакты. Король прислал подарок вашему ребенку…

— Его секретарь написал адрес и переврал мое имя. — Таск аж подскочил на стуле от злости и хлопнул ладонью по столу. — И когда вы, черт побери, перестанете шпионить за мной и моей семьей?

— Спокойно, Таск, спокойно, — примирительно сказал Дхуре.

Тяжело дыша от возмущения, Таск плотно сжал губы, удерживаясь от несколько более отборных выражений. Засунув руки в карманы, он нервно прошелся по комнате. Глядя на прочные стальные стены, Таск вспомнил, что его космический корабль — во власти пылесоса-убийцы и что где-то в другом месте Линк во власти Цинтии. И что Нола беззащитна…

Пользуясь случаем, он обошел всю комнату по кругу и вернулся к столу. Его дыхание стало спокойным, но волнение не вполне улеглось. «В конце концов, — напомнил он себе, — от тебя ожидали подобной реакции при упоминании имени Дайена. Это был лишь вопрос времени. Ты знаешь, что делать».

— Извините, я тут накричал на вас, — сказал Таск Дхуре уже тихо, но сжимая в карманах кулаки. — Но если вы надеялись на что-то в связи с тем, что когда-то я близко знал Его величество, то можете забыть об этом. Я слишком мелкая сошка, чтобы король стал меня слушать. Честно говоря, я могу больше повредить вашему делу, чем помочь.

Дхуре ничего не говорил, но было очевидно, что слов Таска за чистую монету он не принимает.

Таск глубоко вздохнул.

— Вы видели когда-нибудь пьесы такого писателя — Шекспира? Нет? Понятно. А вот мы с женой видели както одну по образовательно-воспитательному каналу. Она говорит, нам надо повышать свой культурный уровень, мол, ради сына и все такое, ну, вы понимаете… В общем, посмотрели… Не то «Генрих Четвертый», не то «Пятый» или какой-то там еще. Это про того принца, который был дерзким парнем и каждую ночь кутил и веселился со своими друзьями — пока в один прекрасный день не стал королем. В тот день все его друзья пришли к нему со своими поздравлениями, готовые от радости обниматься с ним и чуть ли не хлопать по плечу, но тут он обратился к одному из них, тому, кто был его лучшим другом, и сказал: «Я не знаю тебя, старик». Это было на самом деле, говорят, только очень давно.

40
{"b":"28670","o":1}