ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не причиню ему вреда, — сказал Флэйм. — Я только хочу увидеться с ним для разговора. Я хочу, чтобы он понял, что из нас двоих сильнее я, что я лучше справлюсь с ролью правителя галактики. Я хочу использовать встречу с ним как возможность избежать войны, убедить его отречься от престола в мою пользу.

— Я уже говорил вам, мой принц, что Дайен никогда не согласится на это.

— А я думаю, согласится, — улыбнулся Флэйм. — У него просто не будет выбора.

— А-а, у вас есть план.

— Я был бы бедным принцем, если бы не имел плана. Простите, если я не обсуждаю этого с вами, милорд. Как вы сами сказали, никто не может позволить себе роскошь говорить правду…

Саган склонил голову в знак того, что все понял.

— Вы могли бы устроить официальную встречу с Его величеством…

Флэйм засмеялся, отрицательно покачав головой:

— Да он на сто световых лет не подпустит меня к своей священной особе. Он был бы глуп, если бы согласился на это. И потом, наша встреча сопровождалась бы рекламой. Меня бы восприняли как бедного родственника, выползшего из темноты в поисках света. Когда же я буду стоять на солнце, я хотел бы, чтобы меня видели стоящим прямо, с высоко поднятой головой. Не хочу, чтобы меня видели пресмыкающимся у ног моего кузена. Нет. Наша встреча должна остаться в тайне.

— В распоряжении у Вашего высочества есть нечто такое, что могло бы стать весьма эффективной тайной полицией, — сказал Саган. — Креатуры. Вы сами утверждаете, что остановить их не может ничто.

Флэйм, по-видимому, не сразу понял Сагана и смотрел на него несколько озадаченно. Потому улыбнулся:

— Ах, вы предлагаете использовать их для того, чтобы они доставили сюда Его величество…

— Да, так же, как они доставили сюда меня, Ваше высочество.

Флэйм еще раз обменялся взглядом с Пантой, который еле заметно кивнул принцу.

— Мы рассматривали эту идею, милорд. И мы действительно проводили эксперименты в этом направлении. Время от времени в нашей популяции появлялись нежелательные элементы: преступники, психопаты и так далее. Креатуры весьма эффективно устраняли их. Но, к сожалению, эти креатуры не годятся для работы с такими хрупкими существами, как мы. Многим узникам они причинили непоправимый вред.

— Сорвать такой солидный, массивный объект, как космоплан, с неба — это одно дело. Другое дело — унести живое существо из-за его обеденного стола. Некоторых людей в таких случаях убивает нервное потрясение, — сказал Панта.

— Если бы Его величество путешествовал в космоплане один… — Флэйм пожал плечами. — Но это как раз то, чего он никогда не делает. — Принц подался вперед. — Вы, милорд, единственный, кто может проникнуть сквозь стальное кольцо, окружающее короля. Вы обучали тех людей, которые охраняют Его величество, эти люди служили под вашим началом. Согласитесь, милорд, эти люди до сих пор преданы вам.

— Да, вы правы, я обучал их и командовал ими, — заметил Саган, — и я убил бы своими руками — голыми руками — любого из них, если бы он нарушил свой долг охранять короля, чью жизнь эти люди клялись защищать и отстаивать. А сами эти люди без колебаний убили бы меня по приказу короля. А он мог бы отдать такой приказ. Дайен не доверяет мне. Вы знаете, я был его учителем. Я учил его тому, что нельзя позволять себе роскошь говорить правду. И если он и усвоил хоть один урок, полученный им от меня, — сухо добавил Саган, — так именно этот.

Флэйм был недоволен. Он умел скрывать свои чувства, умел контролировать себя. Однако он не привык к тому, чтобы кто-то или что-то расстраивало его планы. Рывком крутанув поднос так, что с того полетела в разные стороны лежавшая на нем снедь, Флэйм вскочил на ноги и стремительно подошел к выходу из палатки и остановился, шумно дыша и хмуро глядя куда-то вдаль.

Саган с любопытством наблюдал за принцем. Такая реакция Флэйма, кажется, забавляла Сагана.

— Есть, однако, один человек, который мог бы справиться с этой задачей. Человек, которому король доверяет безоговорочно, сколь ни маловажно это доверие само по себе, — сказал Командующий.

Флэйм резко обернулся:

— Да? И кто же это?

— Некий Мандахарин Туска.

— Туска, — нахмурился Флэйм. — Звучит вроде бы знакомо…

Панта кашлянул, привлекая к себе внимание Флэйма:

— Вспомните, мой принц. Вы видели отчеты и донесения. Этот человек известен как Таск…

— Ах, да! — оживился Флэйм. — А я подумал, вы ошиблись, милорд. Мы уже обращались к Таску. Он не проявил интереса к нашим предложениям и не захотел присоединиться к нам. Кажется, у него жена беременна или что-то там еще… И он сказал нашему агенту, что давно уже миновала его дружба с Дайеном.

— Таск солгал, — сказал Саган.

Флэйм взглянул на Сагана с новым интересом.

— Вот как! Продолжайте, милорд, слушаю вас…

— Конечно, Дайен и Таск давно уже не виделись. Ничего удивительного: наемный солдат — и король. Дайен знает, что значит внешнее окружение короля. Но если и есть хоть один живой человек в мире, кого Дайен считает другом, человек, которому Дайен доверил бы свою жизнь, так это Мандахарин Туска.

— Однако, — вмешался в разговор Панта, — если этот человек, этот наемный солдат близкий друг короля, он не станет служить нашим целям.

— Я сказал, что Дайен считает Таска своим другом, но не говорил, что дружеские чувства между ними взаимны.

— Но этот Таск обязан королю своей жизнью.

— Совершенно верно. Сколько, однако, примеров тому, как дружба распадалась, потому что один был должен другому деньги? Должник постепенно начинает ненавидеть заимодавца за ту власть, которую заимодавец имеет над должником.

— Если вы окажетесь правы, милорд, этот Таск может стать для нас чрезвычайно ценным, — сказал Флэйм после нового обмена взглядом с Пантой. — Можно ли каким-то образом убедить Таска присоединиться к нам?

— Да, Ваше высочество, — ответил Саган.

Флэйм ждал, что еще скажет Саган, но тот ничего больше не говорил.

На губах принца мелькнула грустная улыбка:

— Ах, понимаю, милорд. Это хороший урок для меня. Это можете только вы. Это палка о двух концах.

— Да, в самом деле, Ваше высочество. Я обещаю вам однако, что через две недели Таск будет стоять перед вами, готовый выполнять ваши приказы.

— И вы с ним, милорд? — спросил Флэйм.

— Разумеется, мой принц, — ответил Саган. — Я считаю для себя большой честью служить вам.

— Тогда ничего не остановит меня! Встаньте, Панта. И вы, милорд. Выпьем по этому случаю.

Флэйм схватил графин с вином и наполнил кубок старого Панты, а себе и Сагану налил воды. Высоко подняв свой кубок, Флэйм, смеясь, произнес:

— Я дам вам короля. За Его величество. Да хранит Господь короля!

— Да хранит Господь короля, — благоговейно повторил Панта, слегка коснувшись своим кубком кубка Флэйма.

— Да хранит Господь короля, — как эхо отозвался Саган и отпил из своего кубка большой глоток воды. — А теперь, мой принц, я пожелаю вам спокойной ночи. Мне необходимо подготовиться к возвращению. Если позволите, я покину вас…

Они простились, и Саган вышел из палатки и стал спускаться с холма. Туман рассеялся, дул резкий, холодный ветер.

* * *

— Ну, и что вы думаете о нем, мой принц? — спросил Панта Флэйма, когда они остались вдвоем.

Флэйм задумчиво смотрел вслед удаляющемуся Сагану. На свету костра Саган какое-то время казался темным пятном, которое вскоре совсем слилось с темнотой и исчезло, поглощенное ею.

— Должен признаться, что я разочарован, — холодно сказал Флэйм. — Я ждал воина — постаревшего, конечно, но все еще воина. А вместо этого я увидел надломленного жизнью старика, да еще состарившегося до срока, человека, который гораздо старше вас, мой друг, — не годами, а душой. — Сокрушенно покачав головой, принц вздохнул. — Жаль. В нем еще заметны остатки прежнего величия. Время от времени оно пробивается наружу, но тут же угасает.

— Ваше высочество, такова была жизнь Дерека Сагана в последние несколько лет. Он говорил, что добровольно отказался от мирской жизни, но я не сомневаюсь, что виновником ухода Сагана в монастырь был ваш кузен Дайен.

81
{"b":"28670","o":1}