ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Схватки? – спросила Мейгри.

– Да. Несильные пока. Еще рано.

– Тогда я останусь с тобой. Банкет и без меня хорошо пройдет.

– И это говоришь ты, почетная гостья? Оставишь пустое место у головного стола? Джефри будет гоняться за тобой и проткнет салатной вилкой. Беги. Это только начало. Первый ребенок. Наверное, еще несколько часов осталось.

– Тебе дадут какое-нибудь обезболивающее?

– И это я слышу из уст женщины, которая три часа сражалась со сломанной рукой и сказала об этом только по окончании боя! – фыркнула Семели. – Ох-хо-хо. Эти чертовы машины на меня настучали. Вот и сиделка, и доктор, и Август. Надеюсь, мой бедный муж это переживет. Он терял сознание на уроках по акушерству. Мейгри наклонилась к подруге и поцеловала ее в лоб.

– Боишься? – шепотом спросила она. Семели подняла сияющие глаза.

– Нет, Мейгри. Я счастлива. Очень. – Она положила руку на живот. – Мой сын родится сегодня ночью! Мой сын!

Мейгри шагала по дворцовым коридорам, обеспокоенная и озабоченная, едва соображая, куда идет, движимая скорее инстинктом, чем намерениями. Семели... Саган. Стоило ей только перестать думать о Семели, как тут же всплывали мысли о Сагане, или наоборот.

Когда она пришла в себя, то обнаружила, что забрела не туда и оказалась возле капеллы. Банкетный зал располагался в другом крыле гигантского здания. В пустых коридорах не было ни души. Почему же тогда она сюда пришла? Не в ее характере бродить бесцельно, даже в рассеянном состоянии. Она уже собиралась уходить, опасаясь, что опоздает на банкет, когда кто-то возник из пропахшей ладаном темноты.

– Саган!

– Мейгри.

Для него ее появление явно не было неожиданным, и он, казалось, слегка удивился ее изумлению.

– Когда ты вернулся?

– Только что. Я тебя позвал. Разве ты не слышала? Мейгри смущенно приложила ладонь к виску.

– Да... наверное. – Она огляделась. – Кажется, поэтому я и пришла. Но... у меня в голове столько всего. Столько всяких мыслей...

– Неужели? И каких же именно? – поинтересовался он ровным, сдержанным голосом.

Мейгри пристально на него посмотрела. Саган терпеть не мог больших приемов. Он присутствовал на них лишь по обязанности, но выполнял все предписанные ритуалы неохотно и в течение всего вечера пребывал в раздражительном, нетерпимом настроении. Но не сегодня. Сегодня он был напряжен, собран, энергичен и, как всегда перед боем, холоден и сдержан. Его мысли были полностью закрыты от нее. С таким же успехом она могла попытаться проникнуть сквозь ноль-гравитационную сталь. Кроме того, на нем был боевой панцирь, а не парадные одежды.

– Я... точно не знаю, – запинаясь, ответила она. – Дерек, что происходит?

Он шагнул к ней, взял ее за руки.

– Что ты видела, Мейгри? Что тебе показало внутреннее зрение?

Она перевела глаза с него на точку далеко за ним, отчаянно пытаясь рассеять туман.

– Опасность, но я ее не вижу. Помнишь, как мы вы садились на корабль коразианцев? Я знала, что они поджидают нас... но вокруг был густой туман. Я не вижу! Ничего не вижу!

– У тебя руки холодные, – сказал Саган, возвращая ее к реальности, и ласково растер ей руки. – Ты мне веришь?

– Да, – ответила она без колебаний. – Ты мой командир.

– Хорошо, – сумрачно улыбнулся он, поцеловал ей руки и отпустил. – Тогда отдай мне свой меч.

Мейгри расстегнула пояс и подала ему меч. Ловко обернут пояс вокруг рукояти, он засунул меч к себе за пояс, скрыв его под складками развевающегося плаща.

– Заряжен?

– Конечно. Зачем...

Саган приложил ладонь к ее губам.

– Как вы думаете, миледи, если бы Создатель захотел, чтобы вы увидели, Он разогнал бы туман?

Мейгри отодвинулась от него, опустила глаза, потерла окоченевшие руки.

– Боюсь. Я вдруг почему-то очень испугалась... Саган взял ее за руки, привлек к себе, погладил ее тонкие светлые волосы, рассыпавшиеся по синему бархату. Она расслабилась в его объятиях, прислушалась к учащающимся ударам его сердца.

– Я думаю о той ночи, – сказала она. – Я вспоминаю ту ночь...

Она покрепче прижалась к нему и почувствовала, как его губы прикасаются к ее голове.

– У нас будет еще немало ночей, – тихо сказал он. – Что есть космический полет, если не одна долгая, нескончаемая ночь?

«Что есть смерть?» Эта непрошеная мысль испугала ее.

Он убрал руки и снова предстал в обличье требовательного, сурового командира.

– Как здоровье Ее королевского высочества? – отрывисто спросил он, надевая мягкие кожаные перчатки.

– Ты имеешь в виду Семели? – удивленно спросила Мейгри, ни разу не слышавшая, чтобы он называл титулом принцессу, с которой все-таки учился в одной школе.– Я за нее волнуюсь. У нее начались схватки.

– Значит, ребенок родится сегодня, – произнес Саган, слегка нахмурившись, перестав натягивать перчатку.

– Врач не уверен. Ничего нельзя предугадать... когда речь идет о детях. – Мейгри пожала плечами и покраснела, вдруг почувствовав смущение из-за того, что говорит с мужчиной на такую тему.

Саган, казалось, что-то хотел ей сказать, развеять туман. Он посмотрел на нее серьезно, пристально, словно примериваясь.

По выражению его лица она каким-то образом поняла, что не удостоится его откровенности.

– Следи за моим сигналом на банкете, – сказал он. – Когда увидишь, иди ко мне со всеми остальными. Будь быстрой и решительной. От этого будет зависеть жизнь тех, кого ты любишь, кого ты обязалась защищать.

Мейгри была разочарована.

– Хорошо, мы будем готовы. Но почему ты мне не расскажешь...

– Есть причины, – ответил Саган, наклонившись и прикоснувшись губами к ее щеке. – Я на тебя рассчитываю, Мейгри.

И он ушел широкими шагами в сгущающуюся тьму.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Я гляжу с тяжелым сердцем,

Как на землю с небес звездой падучей

Твое величье катится стремглав.

Уильям Шекспир. Ричард II. Акт II, сцена 4

В дальнем конце зала на возвышении сидел оркестр из андроидов, запрограммированных на исполнение классики. Они играли королевские марши и гимны, собранные со всех концов галактики. Стражи в синих бархатных одеяниях, из украшений имевшие только звездные камни, проходили в обширный зал в порядке, предписанном обычаем и протоколом. Каждого представляли собравшимся, и их имена парили над музыкой и эхом отдавались в высоких сводах.

Точно так же они отдавались бы в высоких небесных сводах, подумала Мейгри, нервно потирая руки.

– Когда-нибудь, – заметил Ставрос, – ты оторвешь себе пальцы.

Мейгри не слышала его, хотя стояла рядом.

– «А поскольку нам нужны лучшие Стражи для нашего города, должны ли это быть те, кто в наивысшей степени обладает их качествами?»

– Никакого Платона, пока не выпью, – запротестовал Ставрос. – Бар забит. Я не смог и близко подойти. Но мы с тобой зашли последними. Так что можно попробовать...

– Никакой выпивки.

Мейгри потянула его за рукав, оттащила назад.

– Ты понимаешь, – продолжала она, понизив голос, – что, если сегодня ночью что-нибудь случится, правительство каждой планеты во всей галактике потеряет одного, а то и больше представителей?

– Ну хоть какой-нибудь паршивый вискарик с водой! – взмолился Ставрос. – Продолжай, Мейгри! Только не говори, что воспринимаешь все эти слухи всерьез! Что может случиться? Мы же говорим о Королевской крови! Ведь в этом зале достаточно особей, соединивших в себе достижения космического века и генной инженерии и способных снести с дворца башни и отправить их на орбиту!

– Мне и это не нравится, – заметил Данха Туска.

– Тебе всегда все не нравится, так что твое мнение никого не интересует! – сварливо бросил Ставрос. Его мучила жажда.

– До нас с Платусом от военных донеслись странные слухи...

– Военные, как твое брюхо, – всегда ворчат. Подумай, Данха, что ты говоришь! Пригони сюда хоть целую армию: не пройдет и пяти секунд, как Королевская кровь одним движением руки заставит солдат обратить свое же оружие против себя!

62
{"b":"28671","o":1}