ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Если только речь идет об обычной армии, – заметила Мейгри.

– А какая здесь еще есть?

– Думаю, кто-то все-таки должен поговорить с королем, – настаивала она.

– Мы пытались сказать Его величеству, – пророкотал бас Данхи Туски. – Он не стал слушать.

– Не совсем верно, – вмешался Платус, не обращая внимания на Данху, не любившего, чтобы ему противоречили. – Его величество очень учтиво нас выслушал, учтиво поблагодарил нас за заботу и отпустил.

– Наверняка очень учтиво, – пробормотала Мейгри.

– Он не стал слушать! – упрямо повторил Данха. – Старфайер – старый дурак, и пусть меня слышат! Я повторю это ему в лицо, если он захочет!

Огромный, устрашающего вида чернокожий Страж так свирепо посмотрел на проходившего лакея, что бедолага пробормотал извинения за что-то, чего не делал, и поспешно скрылся.

– Теперь пойдем! – сказал беспечный, добродушный Ставрос, который терпеть не мог споров, от которых Данха получал удовольствие. – Не сердитесь на старого короля. Посмотрите на все реально. Каким образом Его величество может отменить банкет? Это же самый крупный прием за последние десять лет! Если отменит, на него насядет пресса и будет допытываться, почему отменили. А если он скажет почему, то придаст вес ропоту кучки недовольных.

– Господь с ним. Господь его защитит, – буркнул Данха.

– Господь помогает тем, кто помогает себе сам, – вздохнула Мейгри.

Она не отрывала глаза от зала. Она уже много раз видела этот зал, сверкающий огнями хрустальных люстр. Сегодня ей казалось, что к их блеску примешиваются отсветы огня.

– Как крысы в ловушке. Безоружные. Без телохранителей...

– И вправду безоружные! – мрачно согласился Данха. – Ты отдал свой меч Сагану?

– Да, и обещал ждать его сигнала, но он не сказал, в чем дело, – пожал плечами Ставрос.

Вид у Платуса был угрюмый.

– А ты спрашивал?

– Дорогуша, я боролся с этим чертовым нарядом! Только я его надел и посмотрел в зеркало, как обнаружил, что надел эту чертову штуку задом наперед. Вместо того чтобы снять, я решил частично из него вылезти и повернуться внутри, не снимая. И вот торчу я в этом проклятом балахоне, угодив головой в рукав, как вдруг в мою комнату врывается Саган и требует у меня меч. У меня не было настроения для беседы.

– Я его спросил, – сказал Данха, – и он мне не ответил. Он сказал, что у него нет времени, что он встречается с Его величеством.

– И он встретился? – изумилась Мейгри.

– Нет, – ответил Платус, по лицу которого пробежала тень. – Его величество отказался его принять.

– Что это? – спросил Данха, оглядываясь. – Вы слышали? Похоже на взрыв...

Ставрос раздраженно покачал головой.

– Это гром. Гроза начинается. Слушай, Мейгри, если Данха собирается всю ночь так дергаться, я просто требую стаканчик, раз уж больше нечем успокоить мои расшатанные нервы.

– Небо было чистым, когда я пришел. Это был взрыв со стороны базы. Не нравится мне это, – повторил Данха. – Может, кому-нибудь из нас посмотреть...

– Никакой возможности. – Мейгри остановила Данху, вцепившись в рукав. – Джефри на нас смотрит. Ты и до двери не дойдешь. Кроме того...

– И не пытайся, Данха, – посоветовал Ставрос. – Я как-то пытался удрать со званого вечера у Его величества. Так визг Джефри у меня до сих пор в ушах стоит. Иногда я просыпаюсь ночами и слышу его вопли, вижу, как он носится за мной и размахивает этим шелковым платком. Клянусь, после этого несколько часов не мог глаз сомкнуть.

– Кроме того, – продолжала Мейгри, раздраженная тем, что ее перебили, – мы должны дождаться здесь Сагана... если ему понадобимся.

– Кстати, где наш командир?

Все трое – Ставрос, Платус, Данха – посмотрели на Мейгри.

– Он появится здесь. И тогда все будет нормально. Что бы ни происходило, Сагану об этом известно, все под его контролем.

– Сагану об этом известно? – переспросил Платус, еще больше помрачнев. – Что ты имеешь в виду, Мейгри?

Она не собиралась ничего говорить, а лишь затрясла головой.

– Она имеет в виду, что знает, где он провел последний месяц, – догадался Данха, у которого была развита интуиция, как и у всех, кто пользовался гемомечом. – Теперь я понял. Он был у своего друга революционера!

– Это правда, Мейгри? Саган был у Питера Роубса?

– Да, был! И не смотри на меня так, Платус! – бросила Мейгри, постепенно накаляясь. – А Данха... где бы ты был, если бы Саган не убрал того тройлианца, который пришпилил тебя к переборке? А ты, Ставрос, так бы и болтался на той дурацкой статуе, если б не он! А ты, Платус, вспомни ту мину-ловушку, на которую ты чуть не наступил... Да нас всех уже давно бы на свете не было или висели бы тушами в холодильниках коразианцев, если бы не Дерек! Вы все обязаны ему жизнью, каждый из вас! Не хочу я больше тут стоять и слушать ваши наветы...

– Сестра, остынь! – Платус погладил волосы Мейгри, как бы гладил кошку. – Никто ни на кого не клевещет.

Данха фыркнул, словно рассерженный бык.

Двери зала медленно закрылись. Собравшиеся занимали места за длинными столами с белыми скатертями, уставленными хрусталем, золотом, серебром. Двери должны открыться еще раз для почетных гостей... и Его величества короля.

– Почти пора, – сказал Ставрос, гораздо тише, чем обычно. – А вот и Его величество со свитой.

– А вон Джефри нас разыскивает, – сообщил Данха, который благодаря своему росту возвышался над толпой и видел все происходящее.

– Сагана не видно? – спросил Платус.

– Нет, – ответил Данха.

Министр протокола Джефри, в бархатном костюме, весь в ленточках, заметил их, сурово нахмурился и засуетился, размахивая надушенным платком, словно это было кадило, а он – священник, отпускающий грехи. Он быстро их пересчитал, сбился, начал снова считать, все это время пристойно улыбаясь публике, и прошипел уголком рта:

– Куда запропастился Дерек Саган?

– Сейчас придет, – бросила Мейгри.

Ей вдруг стало тяжело дышать. Легкие у нее горели; невидимый огонь препятствовал дыханию.

– Черт бы его побрал! Оркестр вот-вот начнет церемонию. Как я буду оправдываться перед Его величеством? Занимайте свои места. Момент, дайте на вас взглянуть. Боже мой! Леди Морианна! У вас юбка сзади подтянута чуть ли не до колен! А где вы взяли эти невообразимые туфли? Прячьте ноги под столом.

Джефри умелой рукой поправил одежду Мейгри, мельком взглянул на мужчин.

– Будет ли позволительно попросить вас, Данха Туска, раздобыть наряд, нижняя кромка которого не будет на три дюйма подниматься над лодыжкой?

Данха только что-то пробурчал. Он не стал затевать полноценный спор – плохой признак для тех, кто его знал. Мейгри чувствовала себя все хуже; ужас наполнял ее. Вдруг по необъяснимым причинам она почувствовала, что не может войти в зал.

– Пожалуй, – слабо заговорила она, – мне не стоит присоединяться к процессии. Наверное... мне следует дождаться лорда Сагана...

Судя по лицу Джефри, он был близок к апоплексическому удару.

– Плохо уже то, что одного из вас не хватает, – истерично завизжал он, – и я и так, без сомнения, проведу завтра несколько неприятных минут, пытаясь объяснить это Его величеству! Если двоих не будет, жизнь моя кончена! Кончена! – Он промокнул рот надушенным платком. – Я тогда брошусь с балкона вниз головой!

– Ну и пусть, – вполголоса заметил Данха.

– Это не понадобится, Джефри, – вздохнула Мейгри. – Я просто предложила.

Она заняла свое место в выстраивающейся процессии, а Джефри все время крутился рядом на тот случай, если она вдруг решит улизнуть. Вся группа двинулась вперед, к огромным дверям с королевским гербом: сверкающая звезда, лежащий лев (символизирующий мирное правление Его величества) и девиз «Tolle me» – «Воспринимай меня таким, какой я есть».

Все двигались медленно, а Джефри задавал ритм взмахами платка. Раз-два, раз-два. Мейгри чувствовала себя, как каторжник на одной цепи с товарищами, которых ведут на смерть. Она не испытывала такого страха, высаживаясь на вражеский корабль. Мальчик с флагом Стражей, возглавлявший процессию, подошел ко входу в зал. Два лакея в напудренных париках и бархатных ливреях с поклоном широко распахнули двери.

63
{"b":"28671","o":1}