ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Камни» – источники энергии для оружия – должны были размещаться на теле, над нервными узлами, способными привести их в действие. Микаэль скроил и сшил камзол, усеянный поддельными камнями и блестками, украшенный яркой вышивкой. Дайену лишь удалось отстоять рисунок, который он хотел видеть на камзоле.

«Какой герб был у моего рода?» – спросил он у Абдиэля и нахмурился, узнав, что это было изображение солнца, освещавшего лежавшего льва.

«Но ведь прошлое быльем поросло?»

«Смыто кровью, мой король, – ответил Абдиэль. – Что дает вам право выбирать свой личный герб».

Дайен скрылся в своей комнате. Выйдя оттуда через несколько часов, он отдал Микаэлю рисунок. Микаэль принес его Абдиэлю.

Солнце с львиной мордой; лучи образуют гриву льва.

Абдиэль фыркнул, пожал плечами.

«Бахвальство, свойственное Старфайерам, – сказал он. – Древние греки называли это hubris – ложная гордыня, обидная богам. Сделай это на камзоле».

Они готовились отправиться на прием. Пока вертолет прогревал двигатели, Дайен и Абдиэль стояли перед домом.

На расшитого хрустальными бусинами льва упали последние лучи заходящего ласкарского солнца. Две восьмиконечные звезды на груди скрывали накопители. С шеи свисал медальон в виде улыбающегося толстощекого солнца, в котором был замаскирован самый большой из «камней». В украшенном самоцветами поясе с восьмиконечными звездами находились еще два накопителя. Сам пистолет, замаскированный под пряжку, имел вид восьмиконечной звезды.

Дайен согнул руки, неловко зашевелился. Камзол был тяжелым и жарким, медальон бился о грудь при каждом шаге, а туго затянутый пояс, казалось, разрезает его пополам. Он сильно вспотел и засунул руку под камзол, чтобы почесаться.

– Но, Ваше величество! Нельзя этого делать! – пожурил его Абдиэль, удержав Дайена за руку.

– Жарко! – сказал Дайен, которого переполняла нервная энергия. – Не могу я здесь столько торчать! Да полетит ли когда-нибудь эта штука?

– Терпение, Дайен, терпение. Кстати, Ваше величество, надеюсь, вы простите мою фамильярность, если я буду называть вас по имени, когда мы будем у адонианца. Кое-кто из присутствующих не поймет, если я буду обращаться к вам иначе.

– Не возражаю, – беспечно ответил Дайен, голубые глаза которого сверкнули ярче солнца. Абдиэль заблуждается. Если все пойдет, как задумано, каждый поймет. Но сейчас об этом не стоит говорить.

Чтобы отвлечься от мыслей, Дайен отстегнул пистолет от пояса и стал его разглядывать.

– Играть с оружием – плохая привычка, – заметил Микаэль, внезапно появившийся сзади. – Это вызовет подозрения.

Вздрогнув, Дайен поднял на него глаза.

– Я просто хотел...

– Микаэль прав, Дайен, – перебил его Абдиэль. – Уберите пистолет на место, дорогой мальчик, и помните: больше не берите его, пока не будете готовы им воспользоваться.

Дайен промолчал из опасения сказать что-нибудь такое, о чем потом будет жалеть. Сделав вид, что не слышит, он подошел к вертолету и забрался внутрь. «За кого старик меня принимает? – подумал он. – За ребенка? Я – мужчина и занимаюсь мужским делом. Рыцарь, отправляющийся на битву, чтобы защитить слабых и невинных. Король, решивший заявить права на королевство».

Абдиэль тоже попытался забраться в вертолет, но его красные одежды с черной молнией трепыхались на ветру, затрудняя его движения.

Дайен подал ему руку, втащил в вертолет и помог разместиться на сиденье. Микаэль сел за рычаги, и вертолет взлетел.

Глядя, как от них удаляются дом и земля, Дайен вдруг вспомнил о том, как впервые летал на космоплане. Он был с Таском... в ту ночь, когда Платус умер на руках Командующего. Тогда Дайену казалось, что жизнь покидает его.

Он оторвал взгляд от земли и посмотрел вверх, на небо с мерцающими звездами. Теперь все изменилось. Он поднимается навстречу судьбе.

Вертолет набирал высоту. Они уже видели вдали яркие огни поместья адонианца.

Заметив, что Дайен поглощен своими мыслями, Абдиэль подался вперед и слегка тронул Микаэля за плечо.

– Как насчет другого дела, о котором мы говорили? Все готово?

– Все готово, хозяин, – откликнулся Микаэль.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Живым я не покину этот мир.

Хэнк Уильямс. Из песни с тем же названием

– Это вертолет! – воскликнул Таск, вскакивая.

– Ну и что? – безразлично откликнулась Нола, расположившаяся на матрасе, составлявшем единственный предмет обстановки в комнате. – Эти зомби все время летают туда-сюда.

– Несколько дней не летали, – заметил Таск. Подкравшись к двери, он прижался к ней ухом. Звук вертолета быстро стих, а теперь он слышал грохот, словно на землю роняли что-то большое. Время от времени он чувствовал, как от ударов содрогается пол под ногами.

Таск выругался, крутанул дверную ручку, сердито стукнул по двери ногой.

– Хотел бы я знать, что происходит!

– И ты бы этому помешал? – поинтересовалась Нола, зачесывая назад взмокшие от пота волосы. – Ничего хорошего не выйдет, просто придет какой-нибудь зомби и попросит нас хорошо себя вести. Не забывай, что они с тобой сделали в последний раз.

Таск поморщился и потер солнечное сплетение. Боль еще чувствовалась, и дышать было трудно. Похоже, сломано два ребра и ушиблена почка. Таск был вынужден признать, что отметелили его основательно.

Двое зомби заволокли его тогда в другую комнатенку, связали руки, заткнули рот, чтобы не орал, и стали избивать, спокойно и умело. В мертвых глазах не было ни проблеска эмоций, когда они объясняли ему, что, стоит только ему еще раз попробовать сбежать, они сделают с Нолой то же самое, если не хуже.

Пожалуй, Таска могла остановить только эта угроза. Когда-то ему пришлось посидеть в карцере за неподчинение (после чего он дезертировал из Галактических ВВС). С тех пор наемник терпеть не мог камер и сейчас охотно рискнул бы еще раз, если бы не Нола. Волновался он и за Дайена, хотя собирался первым делом, как только выберется отсюда, задать малышу хорошую тряску, чтобы у того зубы стучали.

– Глупенький малыш, – пробормотал Таск, опускаясь на матрас рядом с Нолой. – Помнишь, о чем он говорил, – он решил убить Командующего.

– Не можешь ты этого знать, – устало сказала Нола, слышавшая это уже в тысячный раз.

– Знаю! Я его знаю. Он считает себя эдаким юным героем.

– А ты кем себя считал в его возрасте? – кольнула Нола, придвигаясь к нему поближе, пытаясь сменить тему.

– Ну, это другое дело, – скромно ответил Таск. – Я был юным героем. Я...

– Тс-с-с...– Нола приложила палец к губам. – Кто-то идет!

Таск с трудом поднялся, жестом призвав Нолу последовать его примеру. Они настороженно прислушивались к приближающимся звукам шагов. Судя по звукам, людей было несколько. Шаги остановились перед дверью. Загремели засовы, дверь открылась.

Вошли четверо зомби. Двое остались у двери, двое вошли в комнату. Те, что стояли у двери, направили на Таска и Нолу игольчатые пистолеты. Грохот стал слышнее, на его фоне слышались голоса, выкрикивавшие команды.

– И что дальше? – буркнул Таск, разглядывая оружие и тех, кто его держал, прикидывая свои шансы. Его так и подмывало прыгнуть на одного из них и запихнуть пистолет ему в глотку.

– Пошли, – махнул стволом зомби.

Таск нехотя признал, что рисковать не стоит. Пока он будет атаковать первого, другой пристрелит Нолу.

– Пошли? Куда пошли?

– На улицу, – сказал зомби, снова махнув оружием. – На прогулку.

Вот и все, сказал Таску внутренний голос. Дайена нет. Они сделали с ним то, что хотели, а теперь собираются избавиться от нас. Конечно, на прогулку... на последнюю прогулку. Похоже, здесь убивать не собираются. Наверное, стены кровью пачкать не хотят.

«Драться! – пронеслось в мозгу у Таска, и мышцы у него послушно напряглись. – Что мне терять?» Взглянув на Нолу, он увидел, что она понимает, о чем он думает, что она с ним.

83
{"b":"28671","o":1}