ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Было ясно, что никто из троих не двинется с места, пока не убедится, что остальные двое ушли первыми.

Дайен, возбужденный и растерянный, сердито зашагал вниз по лестнице.

– Держись рядом с ним, – приказала Мейгри Маркусу.

Охранник поклонился и тут же последовал за Дайеном.

– Что вам нужно? – резко спросил юноша, когда возле него вдруг появился охранник. – Я не вернусь, если Саган послал вас за этим.

– Меня прислала леди Мейгри, мой сеньор, – почтительно ответил Маркус. – Я буду вашим телохранителем.

Дайен оглянулся и посмотрел на Мейгри, серебряные доспехи которой отсвечивали холодным звездным светом. Он хотел поговорить с ней, ему нужно было поговорить с ней, но не при этом человеке. Не при Сагане. И не при Абдиэле. Кажется, она поняла его, потому что улыбнулась и кивнула.

Глубоко вздохнув, попытавшись ослабить давящее ощущение в груди, Дайен повернулся лицом к толпе, разглядывавшей его и перешептывающейся. Ему вдруг захотелось оказаться за миллиарды световых лет от этого проклятого места, от этих людей-вампиров, которые, казалось, жаждут выпить из него жизненные соки, сожрать его тело Он вспомнил свой старенький ветхий домишко на задворках Сирака-7. Он представил себя за столом занимающимся вместе с Платусом или играющим на синхоарфе, копающимся в саду. Он испытал пронзительное желание вернуться к прежней жизни, вернуться и стать... обычным человеком.

Это чувство было всепоглощающим, ошеломляющим. Эти люди сожрут его, заберут у него все, что он может дать, и будут презирать его за это. «Я всегда буду один». Он и раньше произносил эти слова, но лишь теперь он осознал их истинность, и это испугало его. Он всегда, во веки веков будет один.

Он уже повернулся вполоборота, чтобы убежать отсюда и спастись, но тут встретился взглядом с Саганом. Золотой панцирь горел огнем; красный плащ имел кровавый оттенок. Он вспомнил, как Командующий стоял у порога того домика, вспомнил, как скривил тогда Саган губы, вспомнил презрение в его голосе.

«Он сделал тебя королем!» – услышал он слова Мейгри.

Он сделал? Или Бог? Или еще кто-нибудь? Или ты сам принял на себя это бремя? И если ты сам взял это на себя, хватит ли у тебя ума пройти через все?

– Он боится, – сказала Мейгри.

– Так лучше, – откликнулся Саган. Дайен услышал их, но не ушами – сердцем.

– Возвращайтесь к ее светлости, Маркус, – приказал Дайен. – Поблагодарите ее от моего имени, но мне никто не нужен.

Распрямив плечи, он откинул назад золотисто-рыжую гриву и пошел, медленно и гордо, вниз по лестнице, пошел один в толпу.

* * *

– Ты потерял его, Абдиэль, – сказал Саган.

– Наоборот, – любезным голосом отозвался ловец душ. – Я ничего не потерял... в отличие от ее светлости.

Он обратился к Мейгри:

– Не ваш ли это звездный камень на груди у адонианца?

– Чей бы он ни был, не ваше дело.

– Но меня это волнует, леди Мейгри. Я всегда очень близко к сердцу принимал ваши интересы, моя дорогая. Не правда ли, милорд? Мы с Саганом часто говорили о вас, миледи, в дни, предшествовавшие революции. Когда мы с ним были такими хорошими друзьями...

У Мейгри потемнело в глазах; тень легла на все вокруг. Саган лгал ей во сне! Он знал о намерениях Абдиэля. Они задумывали это вместе! Она почти представила, как они сидят вдвоем и рука ловца душ сжимает руку Сагана. Возможно, даже сейчас они вместе и вступили в сговор против нее...

Она заставила себя улыбнуться и сказала, чувствуя, как тень набегает на сердце.

– Давным-давно ты уже пытался разделить нас, ловец душ. Тогда тебе это не удалось. Не получится и сейчас.

Абдиэль горестно разглядывал ее.

– Вы намеренно отказываетесь меня понимать, дорогая. Моей единственной целью в то злосчастное время, упомянутое вами, было служение вам. Я хотел открыть перед вами двери к власти, как я это сделал для Дайена. Да, я соединен с мальчиком. Разве вы не знали? Неужели не догадывались?

Мейгри, не удержавшись, бросила испуганный взгляд на Сагана. Тот холодно и спокойно смотрел на Абдиэля.

– И посмотрите же, миледи, к чему вас привела безрассудная независимость, – продолжал Абдиэль. – К краю бездны. Вы опускаетесь все ниже. Вы не просто потеряли звездный камень; он проклят и осквернен. Но я вижу в вашем сердце – я еще могу там что-то разглядеть, миледи, – желание его вернуть. Я обладаю некоторым влиянием на адонианца. Позвольте выступить от вашего имени. Я позабочусь о том, чтобы он вернул вам звездный камень.

– И что вы просите в награду за свое великодушие?

– Лишь вашей дружбы, миледи, – учтиво ответил Абдиэль. – Я всегда старался быть вашим другом, хоть вы мне этого и не позволяли.

– Если это возможно, я предпочла бы вообще не вспоминать о тебе, ловец душ, – с поклоном сказала Мейгри. – Спасибо за предложение, но я буду действовать сама.

Пустые, безжизненные глаза старика напоминали глаза рептилии. Абдиэль молча поклонился ей и перевел взгляд на Сагана. Поклонившись и ему, он спустился по ступеням в изумленную и любопытствующую толпу, окружавшую Дайена.

– Ты хорошо с ним поговорила, – заметил Саган.

Мейгри содрогнулась, словно наткнулась на ядовитую змею. Она не могла смотреть на Сагана, пытаясь подавить в себе ощущение растерянности и предательства, поднятые ловцом душ из глубин ее сердца.

– Не стоит меня перехваливать, милорд. Я позволила ему войти в свой разум! Я забыла о его могуществе. Я утратила бдительность...– Она тряхнула головой, чтобы избавиться от воспоминаний. – Но хватит об этом. А сейчас я, с вашего позволения, попытаюсь поговорить с Дайеном.

Она подняла на него глаза, улыбнулась.

– То, что ты сделал для мальчика, Дерек, очень благородно, очень великодушно. Я понимаю, чего это тебе стоило!

Саган холодно пожал плечами.

– Я сделал это для себя, миледи. Если бы его подвергли всеобщему осмеянию, разве смог бы я когда-нибудь возвести его на трон? И мне не нравится, что ты собираешься одна подойти к нему. Нам не следует разделяться.

– Не будь смешным. Мы же согласны в том, что мне надо поговорить с Дайеном, предупредить его об опасности. Кроме того, – добавила Мейгри, лукаво улыбаясь, – я умираю от жажды, а выпить мне не удастся, пока я с тобой.

– Как бы тебе не пришлось умирать от чего-нибудь еще, – угрюмо сказал Саган, удерживая ее за руку. – Абдиэль только начинает тебе угрожать. Ему нужна бомба. Ему нужны звездный камень и ты, чтобы завладеть им. Повторяю: для нас опасно разделяться.

– О чем вы беспокоитесь, милорд? – неожиданно рассмеявшись, спросила Мейгри. – Если ваше видение правдиво, мне угрожает опасность лишь от одного человека – от вас!

Саган отпустил ее, и Мейгри, торжественно отсалютовав ему, легко побежала вниз по ступеням. Он провожал взглядом развевающийся за ней голубой плащ. Серебряные доспехи, ослепительно сверкнув на свету, пропали из виду, смешавшись с многолюдной толпой. Но время от времени в толпе мелькал серебристый блеск, подобный отражению луны на поверхности ночного озера.

– Если кто и способен обмануть судьбу, то это будете вы, миледи. Я почти надеюсь...

Саган помолчал, обдумывая вопрос, который он так и не задал, и покачал головой

– Нет, поскольку это означало бы, что мы ввергнуты в хаос.

Командующий поднял глаза на сводчатый потолок, украшенный картинами на сюжет об Адонисе. О ком же еще? Красивый юноша был изображен рядом с кабаном, от клыков которого ему суждено погибнуть. Но Саган не замечал фреску. Он стремился заглянуть выше, за пределы, доступные смертным

– Я испытывал Тебя. Ты ответил мне – пощечиной от десницы Твоей!

Саган потер челюсть, словно действительно ощутил удар. – Но сейчас может получиться... к нашей взаимной выгоде! Теперь надо кое-что сделать. Для... – он умолк, смиренно покачав головой, – для моего короля.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Однажды сидел я в величии на троне и был сброшен

Карл Орф. Кармина Бурана
90
{"b":"28671","o":1}