ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хочу довести до сведения членов Кабинета и вашего сведения, господин президент, что Страж Платус Морианна мертв.

За столом послышалось неодобрительное перешептывание. Добродушное выражение на лице Роубса с необыкновенной легкостью сменилось на огорченное. Но только Саган заметил мелькнувшую в его глазах угрозу.

— Мне прискорбно это слышать, Дерек, — сказал Роубс, слегка пожав плечами, облаченными в особый президентский костюм. — Вам, конечно, известно, что этого человека разыскивали, чтобы предать публичному суду…

— Да, известно! — прервал его Саган. Он чувствовал усталость и плохо контролировал себя. — Господин президент, я считаю, что смерть Морианны, как и смерть Стража Ставроса, была вынужденной.

«А теперь пусть пораскинут мозгами», — подумал он, с мрачным удовлетворением глядя на быструю смену эмоций на лице президента. Роубс, видимо, хотел изобразить теперь гнев, но тут же отказался от своего намерения — не стоит так откровенно гневаться на генерала, под контролем которого находится двадцатая часть вооруженных сил Республики. Президент предпочел маску «скрытой угрозы».

— Полагаю, вы изложите свои доводы в полном отчете, гражданин генерал, и мы получим его незамедлительно. У вас есть другие сообщения?

— На этот раз нет, господин президент.

Роубс, прищурив голубые глаза, пристально смотрел на Сагана.

— Хорошо, гражданин генерал. Благодарю вас.

— Господин президент.

Экран начал затухать, но Саган продолжал стоять перед ним, терпеливо ожидая. Терпения ему было не занимать, тем более он знал — ожидание будет недолгим. Роубса всегда отличали быстрые решительные действия. Спустя несколько минут, которых хватило, чтобы освободить комнату заседаний от тридцати присутствующих, на экране снова появилось изображение.

— Саган, спасибо, что подождали.

Командующий не ответил. Президент был один в пустой комнате.

— Включите глушилку.

Этого следовало ожидать, учитывая, что разговор предстоял деликатный. Саган нажал одну из кнопок на пульте управления. Послышался низкий неприятный гул, указывающий на то, что их разговор будет проходить в режиме строжайшей секретности. Речь будет передаваться специальными закодированными импульсами, понятными только им двоим. Вообще подслушать разговор ни на борту «Феникса», ни в комнате заседаний в принципе невозможно благодаря общей системе безопасности, и все-таки предстоящая беседа была настолько секретна, что представлялось необходимым прибегнуть к дополнительным средствам, чтобы исключить саму вероятность утечки.

— Продолжайте, — сказал президент: Теперь, когда они остались с глазу на глаз, Роубс не заботился о выражении своего лица. — Он был один из тех, кого вы подозревали? Мальчик был с ним? Теперь он с вами?

— Сожалею, но вынужден доложить, что мальчик бежал, господин президент. Однако… — Дерек предостерегающим жестом поднял забинтованную руку, заметив, что нетерпеливое выражение на лице президента сменяется яростным, — я знаю, с кем он. У меня есть данные о корабле, на котором они улетели. Приказ об их задержании передан во все сектора. Но главное — у меня есть другой, более надежный способ определить местонахождение мальчика. Не сомневаюсь, что скоро он будет в наших руках.

— Рад, что вы не сомневаетесь, Дерек, — тихо сказал Роубс, — но доверять это дело банде безрассудных охотников…

— Если вы позволите мне продолжить, я все подробно объясню.

Нахмурившись, президент постучал холеными, с маникюром пальцами по столу. У него не было иного выбора, как выслушать Сагана, и оба понимали это. Командующий понимал также, что, прервав президента, нарушил субординацию и дорого поплатится за это со временем. Но сейчас его волновало другое.

— Я обнаружил местопребывание леди Мейгри Морианна.

Постукивание пальцами прекратилось, выражение на лице Роубса трудно было определить. Видимо, получив последнюю информацию, он быстро просчитывал в уме, что это может для него значить.

— Действительно? Я понятия не имел, что она жива.

— А я знаю.

Ответ был прямой, но поданный осторожно. И президент сразу ухватился за это.

— Да, — сказал он задумчиво, — вы действительно должны знать. Ведь у вас с ней были когда-то… особенные отношения, правда, Дерек?

Саган пренебрег ответом на столь вызывающий вопрос. Спокойным холодным взглядом он посмотрел на президента, как смотрят на человека, неуместно пошутившего, и терпеливо выжидал, когда можно будет вернуться к деловому разговору.

— Нет-нет, мой друг! Я не то имел в виду! — сказал Роубс с улыбкой. — Я имел в виду, что вы оба были… Как это называется? — Он сделал неопределенный жест рукой. — Умственно… Мысленно…

— Мысленно связанные, господин президент.

— Да-да. Именно так. Довольно удивительный феномен. Это случается, как я теперь припоминаю, только между людьми королевского происхождения, и то редко. Но скажите, Дерек, если она жива, то как же она могла все эти годы избегать связи с вами? Ведь на связь мыслей не влияет расстояние?

— Нет. — Саган почувствовал, что затронутая тема вынуждает его с трудом сдерживаться. Он даже не предполагал, как тяжело говорить об этом. — На мысленную связь не влияет ни расстояние, ни что-либо другое, за исключением… — Он с трудом подбирал слова. — Не буду отнимать у вас времени на объяснение медицинских и парапсихологических аспектов, господин президент. Достаточно сказать, что семнадцать лет назад мысленная связь между леди Мейгри Морианна и мной была нарушена. И только сейчас восстановлена. Теперь она не в состоянии скрыться от меня.

— Тогда вы должны немедленно арестовать ее, Дерек, — сказал президент, положив руки ладонями на стол.

— Видите ли, она находится на планете, расположенной в секторе Икс-24. Это сектор генерала Гиа. Мне понадобится какое-то время, чтобы определить эту планету…

— Я приму необходимые меры и договорюсь с генералом Гиа. — Президент поднял одну руку и снова решительным жестом опустил ее на стол, но затем заговорил с неуверенностью, тщательно подбирая слова: — А я вот… подумал, если вы знаете, где она, то и она знает многое о вас…

— Да, вы правы, но бояться нечего. Она не ускользнет от меня.

— Хочу напомнить вам, Дерек, что ее брат ускользнул от вас… выбрав смерть.

— Я понимаю. Но вы забываете, господин президент, что я слишком хорошо знаю эту женщину. Она — Страж, последний Страж. Пока жив мальчик, данная ею клятва защищать его не позволит ей расстаться с жизнью.

— Вы уверены в этом? У вас есть с ней контакт?

— Нет, господин президент. — Саган начинал терять терпение. Тело ныло от усталости, хотелось отдохнуть, к тому же предстояло многое сделать, чтобы подготовить полет в сектор Икс-24. Но он обязан довести разговор до конца. — Связь между нами пока еще очень слабая. Я чувствую лишь ее присутствие в определенной точке вселенной, как и она чувствует мое. Но с каждым часом связь крепнет, хотя леди Мейгри всячески сопротивляется. Только с помощью прямого и постоянного контакта я смогу сломить ее сопротивление. Однако у нас есть время. Если же она попытается лишить себя жизни, лишь одно сможет остановить ее.

— Что же это?

— Бог, господин президент.

Саган с безрадостным удовлетворением заметил, как Питер Роубс заерзал в кресле. Поправил манжеты рубашки, потрогал галстук, кашлянул. Для признанного атеиста, какими считались все преданные демократы, упоминание имени Бога, которого не существовало, было обескураживающим.

Президент резко сменил тему разговора:

— Вы утверждаете, что леди Мейгри может помочь вам найти мальчика. Не понимаю, в чем будет заключаться ее помощь, если она поклялась защищать его?

— Она ясновидящая и может видеть происходящие события, а также предвидеть будущие. Как только наша связь окрепнет, я смогу «внушить» ей приказ выйти на контакт с мальчиком.

— Она из тех женщин, которые поддаются внушению?

— Для этого есть разные способы. Не забывайте, что я знаю ее слишком хорошо, — сказал Саган и вдруг почувствовал, что от произнесенных слов остался неприятный привкус во рту, словно от горького зелья.

18
{"b":"28672","o":1}