ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не будь букой, мальчик, прояви к нам немного дружелюбия, — сказал Таск. — Нам предстоит немало времени провести бок о бок, а в длительном полете ничего другого не остается, как только спать или вести разговоры. Итак, ты повстречался со скаутами, — продолжал Таск, заметив, что юноша немного расслабился. — Что же они подумали о тебе?

Дайен пожал плечами.

— Мне показалось… Они испытывали благоговейный страх.

Таск прикрыл глаза. Благоговейный страх… Да, это точное выражение. Можно понять, можно представить. Оно объясняет то чувство, которое он испытывает каждый раз при взгляде на юношу. Было в Дайене что-то, заставлявшее держаться от него на расстоянии и хорошенько подумать, прежде чем заговорить. «Это из-за его голубых глаз», — решил Таск. Внимательный, напряженный взгляд блестящих голубых глаз. Казалось, они не просто смотрят, а просвечивают насквозь. Таск бросил тарелку в мусорный ликвидатор. Во рту остался привкус, словно он жевал пластмассовую тарелку.

Неожиданно Дайен вздохнул и провел рукой по пряди золотисто-рыжих волос, отбросив ее с лица. Блестящий огненный цвет его локонов был единственным ярким пятном в кабине. Кутаясь в кожаную куртку, Таск бросил злой взгляд на компьютер.

— Понимаю, к чему вы клоните, — заговорил вдруг Дайен. — Платус говорил, что мы ведем жизнь ученых-отшельников, не стремящихся общаться с теми, кто не понимает нас. На самом же деле мы просто беглые, верно? Мы скрывались.

— Похоже на то, парень. Но причина у вас была основательная. Я имею в виду то, что случилось, и все прочее…

— Да, это так. — Дайен, не отрываясь, смотрел на непрерывно меняющийся узор звезд. — Я знал, что никаких родственных связей у меня с ним нет. Он всегда говорил мне правду, поэтому я редко приставал к нему с расспросами о себе. Мне казалось, что это причиняет ему боль, и я никогда… Он так хорошо ко мне относился, что я…

Голос Дайена задрожал. Тряхнув головой, он справился с охватившими его чувствами и продолжал говорить твердым голосом:

— Но однажды, приблизительно год назад, я настоятельно потребовал все мне рассказать. Не знаю, что подтолкнуло меня к этому. Душу давила злость, и было безразлично, причиню я ему боль или нет. Если честно, мне хотелось причинить ему боль! — Он сжал кулаки. — Я не понимал, что со мной. Чувствовал себя каким-то монстром.

— Возмужалость, — заметил Икс-Джей тоном знатока.

— Вот-вот, то же сказал мне и Платус, — Дайен криво улыбнулся. — Потом я, конечно, попросил прощения. Он тоже извинился, что не проявил достаточно терпения.

— И что же он поведал о тебе?

— Мы заспорили, он вспылил и сказал, чтобы я никогда больше не приставал к нему с вопросами, кто я и что я. Видите кольцо, которое я ношу?

Дайен распахнул ворот рубашки. Таск наклонился, чтобы получше рассмотреть. Кольцо было необычайным. Ничего подобного он никогда не видел. Оно состояло из опалов, отшлифованных в форме язычков, которые переливались ярко-красным, оранжевым и багровым светом. Таск почувствовал облегчение, ведь он был почти уверен, что увидит королевский крест или что-то похожее.

— Я ношу его с тех пор, как помню себя. Платус говорил, что у него не раз возникало желание сорвать его и выбросить. Подобная безделушка не должна быть признаком того, каков человек и кем он будет в будущем. Неважно, какое у человека прошлое, главное — что он представляет собой сейчас и кем планирует стать в будущем.

— И каковы же твои планы? — спросил Таск и подумал, что мог бы поспорить с добрым старым Платусом о будущем юноши.

Дайен горько усмехнулся.

— Планы! Я не имею представления, кто я, откуда, почему родился. Знаю только, что человек, которого я любил и уважал, дал мне возможность жить. Чем я могу отплатить за это?

Повернувшись в кресле, он прямо посмотрел на Таска.

— Кто-то хочет получить от меня нечто — это очевидно. — Дайен помолчал. Когда же заговорил снова, в голосе его прозвучала необычная холодность, удивившая наемника. — Есть один человек, который знает, кто я, — Дерек Саган.

Таск оторопел.

— Конечно, — сказал он, придя в себя. — Возможно, он будет очень рад рассказать тебе об этом! Перед тем, как поставить к стенке и расстрелять.

— Данные неверны, — проинформировал Икс-Джей. — Теперь они расправляются по-иному: при наличии камер выпаривания и других, более эффективных…

— Да заткнись ты!

— Вы думаете, он это сделает? — спросил Дайен небрежно, глядя на приборы и ленивым движением руки прикасаясь к ним.

Таск взорвался:

— Как я понял, ты никогда не слышал передач новостей, никогда не говорил о политике?

— Я ни разу не слышал о Командующем, пока… Пока… — Дайен нахмурился и переменил тему: — Я изучал деятельность правительства, но знания мои абстрактны. Платус говорил, что в этом предмете он не силен. Да, я знаю, есть другие планеты, ими кто-то управляет, но для меня это не имело большого значения. Казалось, все это так далеко от нас, так мало касается нашей жизни.

Таск кашлянул, прочищая горло.

— Правительство… Понимаешь, парень… — Наемник почесал затылок. — Монархия существовала столетие или чуть больше. Каждой планетой управлял выходец из королевского рода, и все эти правители давали клятву верности королю — тоже члену королевского рода. Думаю, на какое-то время эта система была хороша…

— Благодетельная монархия, — сказал Дайен, глубокомысленно покачав головой. — Лучшая форма правления согласно…

— Да-да. — Таск махнул рукой. — Благодетельная, все это так. Однако она остается таковой, как я полагаю, если король правит хорошо, если же нет, то все летит к черту.

— А Старфайер не был хорошим королем?

Таск смутился. Черт, они же говорят о родном дяде парнишки!

— Нет, почему же. Он был подходящим королем, как мне кажется…

— Он был безвольным, слабым, — вмешался Икс-Джей. — Считал, что все в руках Божьих. «Если Господь пожелает…» — вот какова была его философия. Если бы не Стражи, которые прикрывали его, он не просидел бы столько лет на троне.

— А потом был поднят мятеж, — сказал Таск, словно продолжая урок. — Малый по имени Питер Роубс — профессор-политолог какого-то университета — сговорился с Дереком Саганом и с несколькими высокими чинами из армии, недовольными королем, и устроил переворот. Теперь галактикой управляет демократически избранный Конгресс. Но это только видимость. Законодательный орган имеет длинное путаное название, поэтому все называют его просто Конгресс, когда хотят казаться вежливыми. Но в Конгрессе нет единства из-за бушующих в нем разногласий, поэтому президент, то есть Роубс, является фактически реальной властью. Понимаешь, после свержения короля и всей королевской семьи Роубс разделил галактическую империю на миллион секторов. Каждый сектор избирает двух представителей, которые заседают в Конгрессе в качестве его членов. Каждый из них имеет право голоса решать, как управлять правительством.

— Демократия, — заметил Дайен. — Демократическая форма правления.

— Да, именно это они обещали. И думаю, поначалу примерно так все и было. Но время шло, а Конгресс мало чего добился, потому что половина его членов беспокоилась лишь о том, чтобы их переизбрали, а другая половина ссорилась с первой и между собой. Тем временем Роубс начал завладевать все большей властью якобы для того, чтобы иметь возможность что-то делать. Теперь некоторые хотят распустить Конгресс, а всю власть передать в руки президента. Другие, напротив, хотят упразднить пост президента и власть передать в руки Конгресса. Но есть и третьи. Знаешь, чего хотят они? — Развалившись в кресле и положив ноги на край пульта управления, Таск разглядывал переплетения проводов на потолке.

— Чего?

— Они хотят, чтобы вернулись старые добрые времена. Они хотят короля. Теперь они думают, что совершили ошибку. При короле жизнь их была не такой уж плохой: им не надо было задумываться о том, кого выбирать, не надо было принимать никаких решений. Вокруг нас намного больше роялистов, чем ты думаешь, парень. И их число растет… Если бы объявился наследник короля…

28
{"b":"28672","o":1}