ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Они тебя за это не поблагодарят. Нельзя нарушать их спокойствие и сосредоточенность. С этим мечом надо быть очень осторожным. Он требует полного умственного контроля. — Неожиданно Маркус хлопнул Дайена по плечу. — Возьми себя в руки, мальчик. Разве у тебя меньше мужества, чем у лорда или леди, которые готовы бороться за свою жизнь?

Слово «мальчик» больно ударило по самолюбию Дайена, и он покраснел. Потом с мрачным видом сел прямо и откинул с лица рыже-золотистые волосы. Маркус встал на страже рядом с ним — руки заложены за спину, ноги расставлены на ширину плеч, голова гордо поднята. Обращаясь к Дайену, он говорил тихо, цедя слова сквозь уголки рта, и юноше приходилось напрягать слух, чтобы понять его.

— Если леди победит, ей понадобится твоя помощь. Ты ведь королевского происхождения, не так ли?

— Да, — Дайен медленно поднялся и встал рядом с Маркусом.

— Тогда ты сможешь воспользоваться гемомечом. — Сквозь прорези шлема центурион метнул на него быстрый взгляд. — Но было бы лучше, если бы ты наверняка знал, что в твоих жилах течет королевская кровь. Иначе прикосновение к гемомечу приведет к смерти.

— Я уверен, — сказал Дайен, чувствуя дрожь под ложечкой. Конечно, он королевского происхождения, ведь он — сын кронпринца. Дотронувшись до кольца, висевшего у него на шее, он без колебаний повторил: — Я уверен.

— Хорошо. Значит, если лорд проиграет, ты должен быть готов завладеть его мечом. Я буду рядом с тобой, но меч взять не смогу.

Дайен напрягся, пытаясь силой воли заставить организм прийти в норму или хотя бы избавиться от головной боли.

— Вы будете рядом? Вы поможете ей? Нам? Почему? — в голосе юноши послышалось сомнение.

— Потому что таков приказ милорда, — просто ответил Маркус.

Дайен силился унять головокружение и подступившую к горлу тошноту. Он весь покрылся потом, а тело пробирала дрожь.

— Я ничего… не знаю… о гемомече, — с трудом проговорил он. — Могу ли я взять его в руки?

Внезапно все поплыло перед его глазами. Он моргнул, стараясь сосредоточить взгляд на мече в руках Командующего. В это время соперники вошли в круг, очерченный мелом, и заняли позиции напротив друг друга.

— Она такая бледная, — пробормотал Дайен. — Что-то с ней неладно. Смотрите…

Мейгри хотела было вступить в круг, но остановилась, прижала руку ко лбу, потом покачнулась. Приглушенный шепот пронесся по рядам зрителей. Дайен сделал шаг вперед, но рука Маркуса удержала его. Центурион крепко схватил юношу за запястье, отчего кости хрустнули.

— Помогать участнику поединка не разрешается. Если она упадет, значит, проиграла.

Дайен до боли прикусил губу.

Затаив дыхание, все наблюдали, как Мейгри взглядом обвела арену, словно соображая, где находится. Потом, тряхнув головой, расправила решительно плечи и твёрдым шагом вступила в круг. В то же мгновение в круг вошел Саган. Они направились навстречу друг другу.

— По правилам они должны вести бой, не выходя из круга, — сказал Маркус, ослабив хватку на запястье юноши. — Им разрешается выходить за черту, только чтобы отдохнуть. Если один из соперников выходит, другой не может преследовать его. Правила разрешают лишь два перерыва для отдыха. Затем поединок должен идти до конца без остановок.

Мейгри и Саган сошлись лицом к лицу. Перед началом боя соперники обязаны были поприветствовать друг друга. Дайен, стоявший довольно близко от них, всеми фибрами души, каждым нервом стремился к ним, чувствуя неразрывную связь с обоими. Ему удалось услышать, как они тихо обменялись словами.

— Последняя из клятвопреступников. Спустя семнадцать лет я горю желанием отомстить за себя, Мейгри.

— Это не месть, Саган. — Дайен увидел, как Мейгри улыбнулась, но так печально, что у него сжалось сердце. — Давайте честно признаемся, почему мы здесь. Для нас обоих жизнь невыносима, пока мы вместе во вселенной.

Командующий посмотрел на нее долгим, пристальным взглядом. Дайен пытался представить, что между ними происходит в эту минуту.

Наконец Саган склонился в почтительном поклоне.

— Миледи.

Мейгри ответила на поклон.

— Милорд.

Дайену показалось, что их слова эхом прозвучали над полем. На арене царила полная тишина. Все собравшиеся не просто молчали — затаили дыхание. Разойдясь на пять шагов, соперники заняли позицию, показывая, что готовы к бою.

— Им надо было надеть хоть какие-то доспехи, — сказал Дайен, охваченный тревогой.

Маркус сделал знак говорить потише. Дайен увидел, что Мейгри нахмурилась и бросила взгляд в его сторону. Опасаясь вывести ее из состояния сосредоточенности, о котором говорил Маркус, юноша замолчал и замер. Центурион наклонился к нему.

— Доспехи здесь бесполезны. От этих мечей нет защиты. Они могут разрезать самый прочный металл с такой же легкостью, как кожу на руке. Обладатели этих мечей полагаются на быстроту и ловкость, а также на силу ума. В этом основной принцип защиты.

— Расскажите, как действует гемомеч, — шепнул Дайен, прижавшись к плечу Маркуса, но не спуская глаз с участников поединка.

Мейгри и Саган медленно ходили по кругу, каждый выжидал, когда другой сделает первый выпад. Мечи излучали яркий, почти ослепляющий голубой свет. Неожиданно Мейгри сделала ложный выпад, и в то же мгновение меч Командующего стал невидимым. Она отступила. Меч Сагана снова оказался в его руке. Взмах, другой — на этот раз исчез из виду меч Мейгри.

— Что происходит? — спросил Дайен, глядя в недоумении на соперников. — Почему исчезают мечи?

— Не исчезают, это только так кажется. В действие вступает оборонительный щит, надежно предохраняющий от удара, но пользоваться щитом непросто, он требует вдвое больше энергии, чем меч. Соперники разыгрывают поединок умов, стремясь обессилить друг друга.

— Не понимаю.

— Попытайся понять, ведь может случиться, что тебе придется воспользоваться мечом.

Соперники продолжали двигаться по кругу, делая выпад за выпадом. Мечи то светились голубым светом, то исчезали, опять появлялись, наносили и отбивали удары со скоростью мысли.

— Ты вообще-то видел когда-нибудь подобный меч?

— Видел. — Дайен промолчал о том, когда и при каких обстоятельствах это случилось. Тогда он хорошо рассмотрел меч в руках Платуса.

— Значит, ты обратил внимание на пять шипов на рукоятке. Когда берешь в руку эфес, эти шипы врезаются в кожу ладони и впрыскивают специальное вещество в кровь. У человека с особым составом крови и структурой ДНК это вещество открывает каналы, расположенные параллельно нервным путям и доходящие до мозга. Одновременно впрыскиваются микрогенераторы, проникающие через лимфатическую систему в каждую клетку организма, где и черпают энергию для меча от внутриклеточных аккумуляторов — молекул АТФ — аденозинтрифосфата. Меч, конечно, имеет собственный источник энергии, но если он истощается, вступает в действие другой, единственно доступный в данной ситуации — человеческий организм.

— А что произойдет, если у человека, взявшего в руки этот меч, состав крови неподходящий?

Саган сделал неожиданный выпад, и Мейгри не успела отразить его, воспользовавшись оборонительным щитом, но быстро и ловко увернулась, вывернулась и, взмахнув мечом в воздухе, с такой силой нанесла удар, что могла бы разрубить Сагана пополам, не предугадай он этот удар и не отреагируй вовремя скачком назад. Секунду помедлив, не отрывая глаз друг от друга, они встали на исходные позиции в центре круга.

Дайен наблюдал, затаив дыхание. Маркус шепотом продолжал объяснять:

— Это вещество, попав в организм человека с обычным составом крови, вызывает жесточайшую форму рака. Заболевание проходит скоротечно. Излечение невозможно. Если повезет, смерть наступит через три дня. Об одном можешь не беспокоиться: если Командующий погибнет, никто не захочет подбирать его гемомеч. Он будет в полном твоем распоряжении.

«Если повезет, смерть наступит через три дня». В правой ладони Дайен ощутил неприятный зуд и почесал ее.

79
{"b":"28672","o":1}