ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они стояли, почти касаясь друг друга.

— В этой борьбе наши мотивы различны, милорд. Вы думаете о славе, жаждете власти. Я думаю о людях, о миллионах людей, которые могут погибнуть. Нравится вам это или нет, но мы оказались скованы одной цепью. И разрубить эту цепь невозможно. Мы пытались, но из этого ничего не вышло. Освободиться от цепи мы сумеем, только помогая друг другу. Я помогу вам, Саган, но при условии, что вы не опутаете этой цепью Дайена. Если нет, я затяну вас на дно с помощью той же цепи!

— И затянете вместе с нами мальчика. Слишком поздно, Мейгри. Дайен уже связан с нами и душой, и телом. Связан с момента рождения. — Саган отошел от нее. Из вазы с фруктами он взял яблоко и, поднеся к свету, осмотрел его. — Я принимаю ваше предложение, леди. Мне только кажутся сомнительными мотивы. Не верится, что они так чисты, как вы рассказываете. Уж коль мы заговорили о видениях, то я вижу вас, стоящую у трона Дайена, стоящую слишком близко. — Он подбросил яблоко. — Отнесу-ка я его мальчику. Возможно, он голоден.

— Да, — сказала Мейгри, делая ударение на следующем слове, — возможно.

Командующий направился к двери, но остановился и оглянулся.

— Мне нравится ваша идея насчет Дикстера. Я обдумаю ее. Благодарю, миледи.

Он ушел.

Все еще жива. Мейгри вздохнула. Все еще жива.

ГЛАВА ВТОРАЯ

…О, лучший из плодов,

Твои чудесны свойства.

Джон Мильтон, «Потерянный рай»

Неожиданно раздавшийся звук зуммера вывел Сагана из состояния глубокой медитации, к которой он прибегал в чрезвычайных обстоятельствах, заменяя таким образом сон. Выходя из этого состояния, он бывал бодрым и свежим, готовым к действию. Но сейчас особой решительности от него не требовалось. Надо было лишь ответить на сигнал компьютера.

Закодированное сообщение предназначалось лично ему.

Отвечавший только на его голос компьютер включился, и на экране появился текст. Доступ к информации посторонних был полностью исключен, а сам компьютер был запрограммирован так, что при любой попытке проникнуть в банк данных мгновенно включались многочисленные системы охраны. К тому же Саган с целью дополнительной осторожности вел обмен информацией со своими секретными абонентами на английском языке двадцатого века — сложном, малоизящном языке, почти полностью забытом.

«Господи, Саган, что за мерзкий язык. Ненавижу его. Можешь ты хотя бы представить, что за варвары на нем говорили? Меня тошнит от одной мысли о них. В ответ на твой запрос мой агент сообщил, что после моего отлета с Вэнджелиса была замечена некая молодая девица, которая вынюхивала сведения о моем офисе. Ее зовут Нола Райен и — ты не поверишь — она водитель „грузовика“. Умора! В дальнейшем стало известно, что она связана с неким Джоном Дикстером, командиром наемников. Возможно, я проявил некоторую халатность и кое-какие сведения о наших делах просочились к рабочим завода. Но, Бог мой, Саган, я же гений. Чего ты от меня хочешь? Ты считаешь, что могут возникнуть проблемы? Если так, дорогуша, то уверяю тебя: все можно исправить».

«Это твои проблемы, а не мои. Твои, Снага Оме». Экран погас, и Командующий проговорил в темноту: «Я непременно решу проблему. А ты за это заплатишь».

Вернувшись в кровать, он лег, сложил руки на груди и глубоко вздохнул. «Да, леди, ваше предложение прекрасно. Помощь Джона Дикстера в нашем деле будет бесценна. Поистине бесценна».

* * *

— Дайен, можно тебя на пару слов?

— Конечно, милорд. Пожалуйста, входите. Голос юноши прозвучал холодно и сдержанно; в нем закипала злость. Командующий, словно ничего не заметив, вошел в небольшую каюту. Он был облачен в парадные золотые доспехи, на голове — золотой шлем с плюмажем из красных перьев, на плечах — пурпурный плащ с золотой отделкой и что-то держал за спиной, пряча под плащом.

Почетный караул встал на стражу у двери, дверь захлопнулась, и они остались наедине. Дайен поднялся с кресла и стоял в напряженном ожидании.

Саган, осматривая каюту, увидел, что юноша до его прихода читал старую книгу — «Дэвид Копперфилд». Командующий поджал губы, но ничего не сказал. Не время заводить об этом разговор.

— В 18.00 состоится совещание офицеров флота. Я хочу, чтобы и ты присутствовал.

Дайен смущенно приоткрыл рот, обезоруженный его предложением. Моргнув от удивления, он посмотрел на Командующего.

— Я?

— Мы с леди Мейгри обсуждали вчера вечером нынешний кризис и пришли к решению, что искать выход из него надо всем вместе. Я хочу поручить тебе выполнить важное задание. Отныне нас повсюду ждет опасность. Думаю, в данной ситуации тебе пригодится вот что.

Командующий извлек из-под плаща предмет, который скрывал, — гемомеч.

У Дайена перехватило дыхание. Он хотел было протянуть к мечу руки, но подсознание подсказывало ему: этого делать нельзя, и он замер, не решаясь пошевелиться.

Командующий подошел сам и, не обращая внимания на его реакцию, надел ремень, на котором висел меч.

— Когда носишь такое оружие, надо и одеваться соответственно. — Командующий скептически посмотрел на синие джинсы Дайена. — Переоденешься в форму после. А сейчас у меня есть час свободного времени. Если хочешь, можно пойти в гимнастический зал и я покажу тебе, как надо обращаться с мечом.

— Как вы хотите, милорд, — ответил неуверенно юноша. Взгляд его был прикован к мечу. Страх и желание боролись в его душе.

— Пользоваться мечом — значит идти на определенный риск. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— О… вирусе? «Смерть наступит через три дня, если тебе повезет», — вспомнил Дайен слова Маркуса, но уверенно ответил: — Да, милорд, я понимаю.

— Можешь не брать меч, если не хочешь. Можешь не рисковать. Твое происхождение установлено точно, и ты прошел обряд посвящения, но остается еще пройти этот, последний тест. — Саган не стал упоминать об анализе крови, сделанном доктором Гиском. Кровь юноши оказалась чистой, никакой опасности меч для него не представлял. А может быть, и была, если вспомнить слова Мейгри о «позоре на королевскую кровь». Юноша не видел, не понимал, что в эту минуту он подвергается настоящей проверке.

— Я знаю о риске, милорд. Я приму меч.

— Хорошо. — Тень от шлема скрыла появившуюся на лице Сагана холодную улыбку. — Думаю, ты поступаешь правильно.

* * *

Мейгри сидела в баре, наблюдая, как свет играет на бутылках. Ей нравилось, что в баре держат именно стеклянные бутылки. Конечно, хватало здесь и современных емкостей для алкогольных напитков. К тому же любой компьютер мог приготовить смесь, точно повторявшую рецепт старинных вин. Но вид бутылок и бармена, готовившего восхитительные на вкус коктейли из содержимого стеклянных сосудов, радовали глаз и создавали особую атмосферу. Бармен вообще походил на колдуна из сказок, работающего в своей лаборатории, где под заклинания смешивает квинтэссенцию судьбы и чудес, готовя приворотное зелье.

— Повторить? — спросил бармен, смахивая со стойки мокрую салфетку из-под почти пустого стакана.

— Да. Но не убирайте этот. В нем еще осталось на глоток.

Мейгри допила коктейль, протянула бармену, пустой стакан исчез и его место занял полный. Колдовской напиток! Она поболтала в стакане кубики льда, с восхищением глядя на разнообразие цвета жидкостей: янтарный, ярко-зеленый, золотистый, белый; и форма бутылок отличалась разнообразием. Потом краешком глаза она увидела рыже-золотистые волосы и лицо — белое в голубовато-фиолетовом освещении бара. И заметила, что у него висит на боку. Дайен шел с самодовольным, но несколько смущенным видом, придерживая рукой меч, чтобы не задевать за столики. Мейгри посмотрела в свой стакан, продолжая побалтывать кубики льда.

— Я вас повсюду ищу, леди Мейгри, — сказал юноша недовольным тоном.

84
{"b":"28672","o":1}