ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, — ответила Мейгри, оглянувшись через правое плечо. Не найдя юношу взглядом, она посмотрела через левое, увидела, как тот пытается обойти робота-уборщика, и замедлила шаг, поджидая, когда он нагонит ее. — Коразианцы регулярно вторгаются в нашу галактику, нападая в основном на планеты, расположенные на внешних границах. Они преследуют главную цель — овладеть нашей новейшей технологией. Коразианцы — разумные существа, но у них нет творческой жилки. Впрочем, у них вообще нет жилок, то есть сухожилий.

Мейгри остановилась на пересечении двух коридоров, не зная куда повернуть.

— Где находится конференц-зал?

— Сюда. — Дайен повернул в коридор налево. — Как же они выглядят?

— Трудно сказать. На мой взгляд, они похожи на вулканическую лаву. В некотором роде разумная форма энергии, заключенная в огненную амебу. В сущности, это мы сделали коразианцев такими, какие они есть сейчас.

— Мы? Каким образом? Вот и лифт. Нам нужно попасть на девятый уровень.

— Ба! Как эти двери быстро закрываются! На каком же уровне находится палуба управления кораблем?

— На шестнадцатом. А что?

— Да так. Полезно знать такие вещи. Так на чем я остановилась? Ах да. Коразианцы стремительно подняли уровень своего технического развития до нашего двадцать второго века. Началось все с того, что в середине прошлого столетия дальность космических полетов значительно возросла и человек начал бороздить вселенную, разбрасывая по пути зубочистки. Стада миссионеров… Забавно звучит, не правда ли? Стадо — паства, пастухи — священники…

Короче, миссионеров послали в соседнюю, совершенно неизученную галактику, чтобы они донесли до бедных заблудших душ не только зубочистки, но и Слово Божье. Обнаружив разумных существ на планете Коразиа, миссионеры совершили посадку и тут же поняли, что сделали величайшую в истории человечества ошибку.

Коразианцы обрадовались появлению миссионеров. Так обрадовались, что отказались отпускать домой.

Лифт остановился. Двери открылись.

— Коразианцы держали миссионеров в плену до самой их смерти и, насколько нам известно, добрых посланников церкви ежедневно заставляли молиться, словно настал их смертный час. В то время коразианцы представляли собой раскаленные сгустки вещества, перекатывающиеся по планете и впитывающие энергию, необходимую им для жизни. Они почти полностью истощили все собственные источники. Миссионеры поистине оказались для них Божьими посланниками.

— Миледи, это наш уровень. Здесь выходить, — сказал Дайен. Мейгри не пошевелилась. Он посмотрел на свои часы. — И надо поторопиться.

— Да, надо. — Она вышла из лифта и направилась не в ту сторону. Дайен потянул ее за собой. — Первым делом коразианцы захватили роботов-миссионеров. Они обнаружили, что могут поместиться внутри роботов и использовать их руки. Собственной энергией они заряжали роботов и заставляли их двигаться, иной разум руководил действиями наших электронных аппаратов. Освоив роботов и узнав их устройство, коразианцы начали создавать собственные конструкции.

«Допрашивая» миссионеров, коразианцы узнали о нашей галактике и о чудесах технологии, которые мы создали. Используя запись голосов миссионеров, коразианцы передали в нашу галактику сигналы о помощи, а затем захватили корабли, прилетевшие спасать миссионеров. Оборудование с кораблей употребили для создания еще большего числа роботов. Теперь они могли летать в космос, где захватывали новые корабли. Так постепенно они добрались до колоний, созданных вдоль внешних границ нашей галактики.

Захваченных в плен людей коразианцы обращали в рабов и заставляли строить заводы, создавать новые механизмы. Не прошло и столетия, как они стали вполне развитой цивилизацией, которая распространилась на сотни планет в их галактике.

— Вот и конференц-зал, — сказал Дайен, — за этими дверями.

— Но двери закрыты и охраняются, — Мейгри сложила руки на груди и прислонилась к стене коридора. — Мы пришли рано. Я всегда прихожу рано. А как известно, ничего нет хуже, чем ждать и догонять.

— Мы не единственные, кто пришел заранее, — шепнул Дайен, показывая взглядом на офицеров, с любопытством и интересом рассматривающих женщину и юношу, ставших предметом слухов, распространившихся по всему флоту. Дайен подошел поближе к Мейгри, которая в свою очередь смотрела на офицеров и явно забавлялась таким времяпрепровождением.

— Золотой легион чествовали за героизм, проявленный в битве с коразианцами в ночь революции, верно, миледи? Во всяком случае, так мне сказал Таск. Извините, может быть, не стоило упоминать об этом.

Мейгри побледнела. Сине-фиолетовое платье, в которое она была одета, еще больше подчеркивало эту бледность. Приподнятое настроение, вызванное алкоголем, сменилось депрессией и внезапной головной болью.

Заметив, что юноша огорчен, Мейгри вспыхнула от смущения.

— Опять ты извиняешься.

Около конференц-зала собралось уже много офицеров, которые прохаживались по коридору, тихо переговариваясь между собой. Все ждали Командующего. Офицеры смотрели на Мейгри и Дайена, и было ясно, что именно о них только что все и перешептывались, но никто не решался заговаривать.

— Я не хочу вспоминать об этом, — сказала Мейгри. — Лучше расскажу еще немного про наших врагов. Золотой легион, о котором складывались легенды, послали отдохнуть и набраться сил после нескольких одержанных им побед. Саган был разъярен. Он считал себя выше всех этих глупостей. Но то был приказ короля, и мы не могли не подчиниться…

Она на минуту замолчала, глядя прямо перед собой. Голоса вокруг смолкли, стены корабля исчезли. Мысленно она снова очутилась на прекрасной планете, где росли удивительные деревья, пели птицы, а волны моря нежно вздыхали, разбиваясь о берег. Белые песчаные пляжи, вода, в которой длинными теплыми ночами то и дело вспыхивали фосфоресцирующие огоньки. Как называлась эта планета? Она не могла вспомнить, хотя было время, когда она думала, что никогда не забудет этого названия.

И стали возникать видения, наполненные тенями.

— Там, на отдыхе, я мысленно видела врага, так же, как теперь. Только тогда я не знала, кто этот враг. Нам приходилось с ними сражаться, но в видениях они никогда мне не являлись. Я нервничала, чувствовала недомогание, всем это казалось странным, потому что они, даже Саган, отдыхали и развлекались…

Она закрыла глаза, покачала головой.

— Я знала, что должно случиться что-то ужасное, что планете грозит бедствие. Саган, прочитав мои мысли, начал разделять со мной опасения. Мы пошли к местным властям и пытались убедить их предпринять меры предосторожности, мобилизовать силы обороны. К этому времени я уже знала, как выглядит враг, потому что коразианцы в моих видениях обрели четкие очертания. Но жизнь на солнечной планете была беззаботной, и власти не прислушались к нашим предупреждениям. Да и кем были мы для них, как не компанией королевских отпрысков?

Мы вернулись на нашу базу. Саган решил, что, несмотря на приказ, мы должны во что бы то ни стало выбраться с планеты. Но было поздно. Коразианцы появились из гиперпространства и нанесли удар по планете до того, как все поняли, что произошло.

Для пилотов это было настоящим кошмаром, ведь нападение застигло их на земле. Коразианцы не пользовались ядерным оружием, которое уничтожает все. Их бог запрещал уничтожать технику и оборудование, а также источники продуктов питания. Поэтому они сбрасывали на планету бомбы с химическими зарядами, которые вызывали паралич у всех живых организмов. Затем коразианцы опустились на планету и оккупировали ее. Сильных и выносливых людей они лечили от паралича, а после превращали в рабов. Стариков, слабых и детей они загоняли, как овец на скотобойни, и там уничтожали.

— Боже мой! — прошептал Дайен. На лице его выступил пот.

— Флот коразианцев был на подходе, когда правительство планеты вместо того, чтобы готовиться к защите, только сеяло панику среди местного населения, ведя разговоры об угрозе террора. Первую битву мы провели не против врага, а против жителей планеты. Им нужны были наши корабли, чтобы убежать. Это было ужасно. Я помню, как Данха Туска рыдал, стреляя по ним. В тот день Саган спас наши жизни…

86
{"b":"28672","o":1}