ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ненавижу этот туман, – сообщил Пип Робину Длинный Шест, который был проводником, как самый знающий человек из болотного народа.

Робин покачал головой.

– Бойся не тумана, а того, что лежит за ним.

– Волки, – предостерег Абеляр.

– Это и так понятно, – огрызнулся Халь. – Пожалуй, до этой мудрости мы могли бы и сами дойти. Без твоего мудрого совета.

– Я имел в виду, черномордые волки, – без малейшей обиды пояснил лучник, бросив на Халя этот свой непонятный взгляд.

Халь ненавидел его, как никого доселе. Было очевидно, что проклятый лучник флиртует с Брид и настраивает ее против Халя.

Ивы стали реже, вода – мельче. Не желая выходить на берег все сразу, путники остановились там, где земля начала подниматься. Здесь туман сначала превратился в белые волокна, потом окончательно рассеялся.

– Мы с Кеовульфом поедем на разведку, – сообщил Халь. – Остальные пусть ждут здесь и не трогаются с места.

– Ничего подобного, – властно отозвалась Брид. – Едем мы с Абеляром. Поехали, Абеляр. У тебя хороший глаз.

Халь рассвирепел, но ничего не мог поделать. Попробуй он сейчас заспорить, только показал бы себя полным дураком. Брид всегда его переспоривала.

Разведчики вернулись очень скоро.

– Мы успели разглядеть только твердый берег, и туман снова сгустился. – Брид обратилась к Робину: – Вы что-нибудь знаете об этих землях?

– О них ходит много легенд. А своими глазами я видел огромное озеро, слишком большое, чтобы его переплыть, и вода в нем соленая. Его называют внутренним морем.

– Соленое? – перебил Халь недоверчиво. – Так далеко на континенте?

– Говорят, что под землей в него вливается вода Великого Северного моря. Озеро очень холодное, по нему иногда плавают льдины. Там водится странная рыба. Многие считают, что существует древний шлюз, позволяющий воде прибывать и убывать.

Халь скептически покачал головой, не уверенный, что правильно понял кеолотианскую речь.

Робин Длинный Шест покашлял, привлекая к себе внимание, и обратился к Брид:

– Недалеко от берега лежит остров, но вы разглядите только его ближайшие черные утесы – и все из-за тумана. Там есть затопленная водой дамба, которая, как говорят, поднимается из воды во время полного отлива. Несомненно, туда-то и увезли принцессу.

Путники поднялись вверх, на вересковую равнину, где наконец их встретили теплые солнечные лучи. У Халя болела спина и то место, где позвоночник переходит в шею. Его кожаные штаны затвердели и потрескались от воды, теперь он жалел, что не успел их промаслить. Равнина оказалась всего-навсего полоской земли, вскоре начиналась сырая, поросшая орешником низина. Здесь лежал туман.

Все вокруг тонуло в млечном свете, призрачный диск солнца едва виднелся из-за туманной вуали. Туман все густел, от него становилось холодно и сыро. Это было даже хуже, чем непрекращающийся дождь. Звук шагов коней менялся, теперь копыта ступали уже по твердой земле, под ними хрустела трава. Вскоре кони ступили на гальку длинного пляжа по берегам серебристого озера. Была видна только кромка воды, остальное тонуло в тумане. По воде бежала легкая зыбь, где-то выли невидимые волки.

Халь, раздувая ноздри, вдыхал запах гниющих водорослей. Не бывает соленых озер, ведь так? Он послал Пипа проверить воду, и тот, вернувшись, сообщил, что она и в самом деле соленая.

Этой ночью отряду было нечего делать – только стать лагерем и ожидать, когда рассеется туман, чтобы стало видно дорогу. Брид смотрела на струйку дыма от костерка, которая поднималась вверх и тянулась к востоку, где ее подхватывал высокий ветер.

– Скоро туман рассеется, – пообещала Брид.

Но она ошиблась. Туман оставался таким же густым и непроглядным, и столь же холодным и сырым. Вся одежда отсырела, даже меховой плащ не спасал Халя от холода. Суставы его начали побаливать, бедра ломило. Интересно, подумал Халь, так себя чувствуют старики? Он встряхнулся, решив, что до сих пор занимался глупостями, огорчаясь из-за холодности Брид. Как только она поднималась на ноги, Абеляр тоже немедля вскакивал и бежал за ней, неодобрительно взглядывая на Халя.

Туман и не думал подниматься или рассеиваться, и они решили продолжать поиски. Исследовали берег озера, но туман не позволял даже приблизительно определить его размеры. Бьющие о берег волны создавали впечатление огромного водного пространства. В серой дымке слышался только шелест волн и хруст гальки под копытами коней. Услышав в отдалении подобный звук, путники остановились и затаили дыхание. Стук копыт все приближался, и они спрятались в кустах. Из тумана к самой воде вышел небольшой табунок.

Брид первая расслабилась.

– Это всего-навсего дикие пони.

Она вздохнула с облегчением, и маленький отряд выехал из укрытия. Пони, заметив их, тревожно отпрянули. Лошадки были коротконогие, большеголовые и светло-серые, наверное, для того, чтобы лучше теряться в тумане. Кобыла-вожак заржала при виде бельбидийцев, и весь табун скрылся в густой дымке.

– Может быть, ветер унесет туман? – с надеждой предположила Брид после того, как они проехали еще несколько миль вдоль побережья.

Кони не подходили к озеру, не желая пить соленую воду. Но Халю казалось, что они боятся.

Он соскочил с седла и подошел к самой воде. В этом озере было что-то особенное. Юноша опустил руку в прибой.

– Ого, какая холодная!

Халь почти сразу отдернул ладонь и слизнул соленые капли с покрасневших пальцев.

Робин Длинный Шест улыбнулся.

– Я же говорил, что оно питается водами моря. Посмотри, как идет отлив.

– Неудивительно, что туман не рассеивается. – Брид слегка успокоилась. – Вода слишком холодная, и влажный воздух обращается в туман.

На некоторое время это логическое объяснение всех убедило, но Халь никак не мог отделаться от чувства, что происходит что-то непонятное. Они нашли не просто соленое озеро в сердце кеолотианского леса. Воздух согрелся, стал даже жарким, а туман остался. И чем дальше путники ехали к северу вдоль мягкого изгиба берега, тем больше Халю казалось, что туман приобретает зеленый оттенок.

Даже Брид начала нервничать и, приотстав от болотных людей, перешла на бельбидийский язык:

– Это очень странно! Здесь что-то не так. – Она высунула кончик языка, пробуя на вкус воздух. – Нужно остановиться и подумать.

– Нам некогда останавливаться! – Халь тоже махнул рукой на кеолотианский. – Вспомни о Керидвэн, о Бранвульфе! Каждая секунда промедления…

Не нужно было объяснять более подробно, что он имел в виду.

– Нет, Халь. Что-то управляет этим туманом. Мне нужно посидеть и подготовиться, узнать о тумане больше. Не хочу, чтобы твоя поспешность нас всех погубила.

Халь не нашел что на это сказать. Но любое промедление, по его мнению, было зря. Лучше искать следы Ренауда и принцессы, чем раздумывать о тумане! В конце концов, с ним все равно ничего не поделаешь.

Он уныло тащился в хвосте отряда. Халь любил Брид, конечно же, любил, но это не все. Она все время делала из него дурака. Рядом с ней он не мог чувствовать себя мужчиной в полном смысле слова. Сердце Халя защемило от этой мысли. Конечно, он может любить Брид до конца своих дней, но принесет ли это кому-нибудь счастье? Нет – ни ему, ни ей. Медленно, болезненно Халь приходил к заключению, что если она в ближайшем же будущем не изменит отношения к нему, им лучше расстаться. Можно попробовать начать новую жизнь, как только подлый предатель Ренауд будет схвачен.

Халь может, например, стать наемником, как Кеовульф в молодости. Жить удачей, зарабатывать деньги, сражаясь за разные благородные цели… Халь обманывал себя: всякому известно, что наемникам поручают не благородные дела, а только такие грязные, что больше никому неохота марать руки. Ясно одно: ему придется уехать из Торра-Альты. И наслаждаться с женщинами как можно чаще, чтобы скорее забыть Брид.

Брид неожиданно обернулась, поймала его взгляд.

– Халь, ты же должен понимать, что сейчас есть куда более важные вопросы, чем… наши с тобой отношения.

100
{"b":"28679","o":1}