ЛитМир - Электронная Библиотека

– В копи! – дружно поддержали конные надсмотрщики. Каспар не имел времени что-нибудь придумать; его уже схватили сразу со всех сторон. Юноша забился в чужих руках, проклиная свою глупость. Вот Халь бы смог выкрутиться, он запугал бы их всех, он бы… Халь тоже ринулся бы на помощь, но имея в голове хороший план.

Внезапный вопль ужаса заставил всех замереть. Руки, державшие Каспара, разжались.

– Потоп! Потоп! – кричал кто-то по-кеолотиански, и Каспар узнал голос Рейны.

На миг площадь погрузилась в мертвую тишину. В следующее мгновение все завопили разом, послышался лязг металла и нарастающий грозный рев. Рейна оказалась рядом с Каспаром; она все продолжала кричать. Стена черной воды, коронованной пенным венцом, с ревом двигалась по боковой улице; с другой стороны катилась точно такая же волна, срывая двери по сторонам, унося в бешеном порыве телеги и коней.

Каспар попытался разом сгрести и утащить куда-нибудь Рейну, Урсулу, Лану и своего коня, но не смог этого сделать. Он стоял и тупо смотрел на убийственную волну, готовую обрушиться ему на голову. Вода ударила о площадь, и здесь, в более широком месте, ее сила и скорость уменьшились. Перрен подхватил Лану, Каспар бросился к Рейне и потащил ее за руку прочь из обезумевшей толпы купцов, рабовладельцев, солдат и надсмотрщиков – к своему коню.

– Держись за стремя! – приказал он женщине и перерезал веревки, связывавшие Урсулу.

Девушка обхватила его руками за шею, и Каспар понес ее через бурлящую и все прибывающую воду. Волна била его по коленям, по бедрам, сбивая с ног. Урсула, словно не замечая опасности, смотрела Каспару в лицо с выражением почти нереального счастья.

– Господин, – прошептала она. – Я и надеяться не смела… Но ты пришел и спас меня! Ты позаботился обо мне!..

Нотка счастья в голосе как будто испугала и саму Урсулу. Каспар понял, что тоже напуган силой ее чувств. У него была Май. Все, что он мог дать Урсуле, – это свободу.

Он боролся с потоком, ругаясь, когда плывущие обломки телег едва не сбили его с ног.

– Сюда! – крикнула Рейна, указывая на фонтан в центре площади.

Изо рта статуи медведя теперь бурно била вода. Вода была вонючая, должно быть, она хлынула из канала или даже из нескольких. Струя поднималась вверх и опадала пышным куполом вокруг статуи, делая ее совершенно невидимой. Каспар начал прокладывать путь к фонтану, таща в поводу Огнебоя. Держась за стремя, Рейна с трудом пробивалась сквозь воду.

Юноша думал, она знает какой-то тайный ход от фонтана, но ошибался. Они просто прорвались сквозь водяной купол, причем скакун фыркал и упирался, и даже хотел укусить Каспара за руку. Но наконец беглецы оказались внутри, скрытые водой от посторонних взглядов.

– Что теперь? – Юноша старался перекричать рев струй.

– Теперь мы будем ждать Элергиана, – отозвалась Рейна и закрыла глаза.

Каспар испугался. Она была очень бледна и часто дышала. Урсула бросила взгляд на ее раздутый живот и соскользнула с рук Каспара.

– Помоги лучше ей, Спар, пожалуйста. Она же беременна!

Освободившись от Урсулы, Каспар подхватил под руки Рейну. Та была очень тяжелой.

– Я выживу, – хрипло выговорила Рейна, хотя колени ее подгибались.

Каспар поддерживал ее изо всех сил и молился, чтобы маг пришел скорее.

Через занавес воды протянулась рука, и это была рука Элергиана. За ним спешили Перрен, Лана и Папоротник, который визжал и трясся от страха. Но лёсик огромным усилием воли взял себя в руки, едва увидел, что его крики раздражают коня.

– Идемте за мной, – приказал маг. – Площадь пуста, там только пара рабов. Путь свободен. Нужно бежать, пока все не пришли в себя и не погнались за Урсулой. Этот сумасшедший ее так не оставит, едва поймет, что настоящей опасности нет.

Один за другим они вышли из-за водяной завесы и побежали быстро, как только могли. Перрен нес Урсулу и Лану, а Каспар и старый маг вдвоем тащили Рейну. Они промчались по мокрым пустым улицам и повернули в широкие ворота шлюза, в опустошенный ныне канал, покрытый слизью по стенам.

Маг улыбнулся Рейне, как будто убедившись в чем-то.

– Моя королева, все оказалось на своих местах. Древние карты, нарисованные еще первой королевой в изгнании, совершенно верны.

– Куда мы идем? – спросил на бегу Каспар.

– В палаты магов. Более безопасного места нет во всей Кеолотии.

– Как это? – выдохнул Каспар. – И почему все так испугались потопа? Ведь было совсем неглубоко.

– Девятьсот лет назад был затоплен весь город. Кто-то выпустил воду из каналов, и она оставалась в стенах города целых пять дней. Мало кто выжил. С тех пор в Кастагвардии боятся потопа, как ничего другого. Сейчас, должно быть, в воротах страшная давка – все стремятся выйти наружу.

– И при удаче у многих рабов получится сбежать, – с чувством добавила Урсула.

Они бежали по опустошенному каналу, то и дело оскальзываясь на илистом дне. Канал был узок, с высокими стенами, но все расширялся, и вскоре даже Огнебою не приходилось протискиваться. В стене канала показалась пара стальных дверей, запертых на шесть замков.

Элергиан на миг задумался, потом вспомнил:

– Правая дверь.

– Нет, левая, – заспорила Рейна.

– Я хорошо помню! Ваша матушка говорила, что правая.

– Левая, – настаивала Рейна. – Не спорь со мной! Это же моя мать, значит, я должна знать.

Каспар подивился странной логике, но маг покорился и без дальнейших споров принялся ковыряться в первом замке левой двери. Замок заржавел и не поддавался. Маг взволнованно переступал с ноги на ногу.

– Скоро они пустят воду обратно в каналы! Нас затопит за одну минуту.

Перрен отодвинул его в сторону и ударил по замку своим каменным кулаком. Тот отскочил и улетел в сторону со скоростью и силой арбалетного болта. Расправившись с замками, Перрен потянул за ручку двери, но та не поддалась даже горовику.

– Толкай, – торопилась Рейна.

Перрен нажал на дверь плечом и едва не упал внутрь, так легко она раскрылась. Впереди открылся коридор, в который через решетки в потолке падал тусклый свет. Стены были расписаны странными картинами. Чего тут только не было – луны, звезды, кометы и солнца, чародеи в длинных одеждах, ведьмы, гоблины и драконы. Каспар созерцал их со страхом, боясь, что в росписях может скрываться проклятие.

Они с магом понесли Рейну вперед по узкому коридору; плечи юноши задевали за стены. Внезапно людские крики за спиной и шум бегущей воды оборвались, наступила полная тишина. Это Перрен захлопнул за собой дверь. В тишине проклюнулись новые звуки – шорох крыс, капанье воды, стук подков Огнебоя по каменным плитам пола.

Каспар не знал, как далеко они прошли по туннелю и в каком направлении. Кажется, приближались к сердцу города – но наверняка сказать он не мог. Тускло освещенный коридор привел к тяжелым дверям из темного дерева, должно быть, из дуба. Поверху двери изгибалась руническая надпись.

– Может быть, это заклятие, – предупредил Элергиан. – Отойдите, сейчас я буду колдовать.

Он начал бормотать в своей обычной манере, слова так и забулькали в горле.

Перрен осторожно поставил Урсулу на пол. Та согнулась пополам и закашлялась; когда девушка оторвала ладонь ото рта, на ней краснели сгустки крови.

– Поторопись! – крикнула Рейна магу. – Девушке плохо. Она долго не протянет. Жабий яд просочился к ней внутрь и сильно испортил легкие и желудок. Ей скорее нужно войти внутрь.

Каспар перевел дыхание.

– Это вовсе не заклятие!

Руническая надпись была на древнекабалланском языке, родственном бельбидийскому, и юноша без труда разобрал буквы.

– Здесь просто написано, что вход ведет к тайнам.

Каспар отодвинул Элергиана с пути и открыл засов. Перед ним лежал высокий зал, чьи стены и потолок были некогда расписаны ярчайшими красками, но теперь выцвели от времени. На всем лежал толстый слой пыли. Дневной свет проникал через арочные окна в куполе и падал на длинный стол перед потухшим очагом. Даже паутину на стенах покрывала пыль.

107
{"b":"28679","o":1}