ЛитМир - Электронная Библиотека

Но все же Халь доверял Брид и гордился тем, что Бранвульф выбрал его, когда король приказал каждому баронству отправить во дворец представителя на собрание в этот день в середине рогеня.

Рэвик глубоко вздохнул и сурово посмотрел на новоприбывших.

– Вы опоздали. Я велел вам прибыть сегодня и ожидал вас после завтрака. Сейчас же уже почти полдень. Все остальные явились, как требовалось. Есть ли вам что сказать в оправдание?

– Лишь то, что у нас в Торра-Альте принято завтракать очень долго, Ваше Величество, – съязвил Халь.

Под куполом тронного зала прошелестела волна сдавленных смешков, однако Рэвик холодно посмотрел на молодого торра-альтанца с волосами цвета воронова крыла. Кеовульф аккуратно наступил Халю на ногу мол, придержи язык.

Наконец король отвернулся. Растянув узкие губы, он одарил собравшихся редкой улыбкой.

– Я решил жениться.

Брови у Халя сами собой полезли на лоб. Среди дворян и купечества Бельбидии давно было принято считать, что после смерти короля на трон взойдет его брат принц Ренауд. В конце концов, Рэвику было уже за пятьдесят, и до сих пор он ни разу не выказывал желания выбрать себе супругу. Халь не мог понять, что привело короля к такой неожиданной мысли. Он поискал взглядом принца Ренауда интересно, как он прореагирует?

Принц был похож на брата такой же высокий и худой, но двигался с большей долей грации. Волосы у него были темно-русые, а глаза зеленовато-карие, как у большинства людей в Бельбидии. Сорокалетнего принца все считали красивым. Их мать страдала каким-то недомоганием и потеряла много детей, отсюда и разрыв в возрасте между двумя выжившими.

Если Ренауд и был обеспокоен внезапным решением Рэвика, то не подавал виду. Несомненно, для него это известие не явилось неожиданностью, как для остальной толпы, с неясным бормотанием переводившей взгляды с короля на принца и обратно. На все любопытные взгляды он отвечал спокойной улыбкой, хотя Халь мог догадаться, какая буря чувств под ней кроется.

Чтобы это понять, ему хватило одного быстрого взгляда, который Ренауд бросил себе под ноги, а потом на короля. Уж Халь-то знал, что значит быть вторым в очереди.

Но никто никогда не предполагал и даже намека не делал на то, что вместо Каспара следующим бароном может стать Халь. А вот Ренауд много лет считал, что он наследник своего брата. Как его, наверное, потрясло известие о намерениях короля!.. Халь слегка улыбнулся. Торра-Альта ему больше не нужна. Нет, у него есть Брид, а ее муж всегда будет занимать заметное положение. Впрочем, где-то на заднем плане сознания все равно свербела мысль о том, что вообще-то он достоин собственной славы, не зависящей от супруги. Но баронов в Бельбидии семь, а высших жриц во всех странах Кабалланского моря лишь одна Троица. Так что, когда он женится на Брид, его положение будет, пожалуй, повыше, чем у Каспара.

Рэвик снова заговорил. Первые слова что-то такое скучное по поводу государственного протокола и того, что они все, представители баронств, должны подписать договор о своем согласии на брак короля Халь прослушал. Это была пустая формальность.

– На ком женится-то? – шепотом спросил он у Кеовульфа.

Мрачный рыцарь насмешливо покачал головой.

– Порой у тебя в голове такие же опилки, как у Спара… На принцессе Кимбелин.

– Из Кеолотии? – не поверил своим ушам Халь.

– Именно. А что, есть еще какая-нибудь?

– Да ей же вроде едва за двадцать! – воскликнул Халь и стал считать по пальцам. Он встречался с братьями принцессы на знаменитом турнире в Камаллии и знал, что и принц Тудвал, и принц Турквин ее старше. Отбросив с глаз черные волосы, Халь взглянул в сторону трона. Нет, вряд ли речь шла о браке по любви. Несмотря ни на что, Бельбидия оставалась могущественной державой, и Кеолотия, несомненно, рассматривала ее как полезного союзника. Интересно, подумал он, видела ли принцесса Рэвика хоть раз в жизни. Хотя бы на портрете.

Король снова вздохнул и продолжил говорить:

– Свадьба состоится в Фароне после подобающей помолвки. Принцессу Кимбелин сопроводят сюда, чтобы она могла освоиться в своем новом доме. Командовать эскортом будет мой брат принц Ренауд, не пристало королю самому ездить за невестой.

– Ага, конечно, – пробормотал Кеовульф сквозь зубы. – Просто у него морская болезнь, да к тому же неохота кланяться королю Кеолотии, а пришлось бы.

– Полагаю, для того, чтобы придать посольству принца Ренауда надлежащую пышность, было бы уместно, чтобы с ним поехало несколько видных дворян. Кто из вас желал бы вызваться добровольцем?

Стоило Рэвику произнести эти слова, как Кеовульф уже ухватил Халя за руку и вытащил вперед, громогласно провозглашая, что они оба почли бы за честь участвовать в посольстве.

– Мы оба?! – воскликнул Халь, но Кеовульф уже утащил его обратно в толпу. – Кто тебе позволил говорить за меня? – прошипел он.

Калдеец беспечно передернул плечами.

– А как же Брид? Я ей обещал устроить свадьбу, как только вернусь из Фароны, а… – Халь проглотил последние слова, поняв, что на самом деле хочет поехать с Кеовульфом. Брид подождет. К тому же разлука поможет ей понять, что Халь не ее собственность. Конечно, он всем сердцем любит Брид, но, в конце концов, она всего лишь женщина, не станет же он всякий раз прибегать по первому зову, как собачонка. Путешествие в дальние страны – заманчивая перспектива, а обещание Халь не нарушит: он ведь отправится прямо отсюда и, таким об разом, просто задержится с возвращением из Фароны.

Рэвик поджал губы и несколько секунд пристально смотрел на Кеовульфа и Халя, после чего обвел тронный зал взглядом в надежде увидеть более достойных добровольцев. Однако остальные бароны и баронские представители уже обсуждали другие вопросы и не высказывали ни малейшего желания участвовать в поездке.

Старший сын барона Виглафа Наттардского жаловался на пограничные споры с Йотунном. Барон Годафрид из Овиссии столь громко рассказывал о расплодившихся в его землях волках, что никто не мог расслышать, почему же именно барон Писцерский так спешит домой. К тому же его слова заглушало всеобщее пошаркивание ногами, собравшиеся пытались как-нибудь бочком спрятаться от взора короля.

Один из самых мудрых королевских советников кивком указал на Халя и Кеовульфа.

– Позвольте предположить, мой государь, что эти люди могли бы стать превосходными спутниками для принца. Им обоим приходилось участвовать в боевых действиях, а в наши дни среди дворян Бельбидии это большая редкость.

Но Рэвика эти слова не убедили.

– Принцесса Кимбелин образованная леди и так же, как и я, почитает бога Новой Веры. Послать за ней эскорт, состоящий из моего брата и двоих дворян, известных своею близостью к иной религии, было бы, по меньшей мере бестактно.

– Сир, – громко возгласил Халь, – я должен возразить…

Рэвик прервал его:

– Мои первосвященники убедили меня позволить людям поклоняться божествам земли, хотя с этой идеей и не может смириться присущее мне чувство логики. Однако я не желаю оскорбить великолепную принцессу Кимбелин, дав ей в сопровождение неверных.

– С позволения Его Величества, я мог бы уравновесить их присутствие.

Молодой человек года на три старше Халя с не большим острым носом, выгнутыми бровями и низко свисающими мочками ушей выступил вперед. Он был легче сложением, светлее волосами и не имел длинных усов, как у отца, но все равно нельзя было не заметить его фамильного сходства с бароном Овиссийским. Солнечные лучи, падавшие сквозь разноцветные стекла витражей, играли на беспокойных, все время шевелящихся пальцах молодого человека; в остальном он казался вполне уравновешенным, а его голос звучал мягко и почтительно.

– Ради столь важного дела, как безопасность путешествия будущей невесты короля, я готов оставить проблему волков отцу и младшему брату. Позвольте мне уверить Его Величество, что мы в Овиссии навеки верны истинному богу, и нам можно доверить сопровождать принцессу.

– Хорошо, лорд Тапвелл, – кивнул Рэвик с гораздо более довольным видом. – Так будет гораздо лучше.

12
{"b":"28680","o":1}