ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет! – воскликнула Брид.

У Каспара кружилась голова от ее безумного крика, от ржания коней и воя волков. Страха не было – тело действовало само собой. Волк уже летел прямо на него, и Каспар потянулся за новой стрелой. Не успеть он это знал, но все равно должен был попытаться… Пальцы сомкнулись вокруг оперения, и Каспар вдруг выставил стрелу перед собой, как кинжал. По коже прокатилось горячее дыхание зверя, перед глазами замаячила багряная глотка.

Брид кричала не от страха, а в бешеной ярости. В воздухе снова повисли печальная песня свирели и плач. Мир вокруг Каспара стал вращаться и меркнуть.

Волк таял в воздухе. Каспар понял, что падает. Споткнувшись, он повис на Брид. Та держала свирель обеими руками.

Вместе они рухнули наземь.

Волки пропали. Каспар огляделся вокруг, не веря своим глазам. Бревно с грибами лежало на своем месте, как прежде, и на нем опять сидело, заунывно плача, серое существо. Волк со стрелой в горле лежал неподалеку, только ему как-то удалось отползти в кусты, а остальные просто исчезли.

– Брид, – заикнулся, было Каспар, но жрица отмахнулась и только стояла с растерянным видом, осматриваясь по сторонам.

Каспар весь дрожал от возбуждения. Куда же делись волки? И где лошади?

– Брид, ты не ранена? – снова спросил он. – Все в порядке?

– Да, Спар, – откликнулась Дева, а потом улыбнулась. – Что бы ни случилось, ты всегда обо мне заботишься.

Каспар ничего не понимал. Странные слова, если учесть, что на них только что напали волки. Впрочем, все вокруг казалось странным, как во сне. Ему казалось, что он как-то выпадает из окружающего мира, погружается в себя. Будто все эмоции вдруг стали четче, острее, а действительность, наоборот, сделалась размытой и абстрактной. Каспар поморгал глазами и потряс головой. Может, он ранен и бредит? Лошади, наверное, просто сбежали, а волки погнались за ними.

Маленькое серое существо, сидевшее на бревне, все так же тихо плакало, словно не замечая их. Брид подошла поближе.

– Осторожно, – предупредил Каспар, – оно может быть опасно.

– Как может такое несчастное создание быть опасным? – возразила жрица, опускаясь на колени и протягивая руку, чтобы погладить существо по голове. – Привет…

На Брид, а потом и на Каспара посмотрели большие круглые глаза, покрасневшие от слез. У существа было необычное лицо, Каспар решил бы, что человечье, если бы не коротенькие, как у олененка, рожки.

Глава 8

Халь давно уже стосковался по горячей ванне и куску мыла. Каждый вечер ему удавалось более или менее отчистить Тайну, но вот стереть с попоны въевшуюся соленую дрянь ничем было нельзя. Некогда роскошная голубая с золотом ткань поблекла и покрылась пятнами. Так что лошадь выглядела отвратительно.

Сам Халь тоже. Тело чесалось от грязи, собранной по всему пути через равнины Кеолотии от единственно го в стране приличного порта Нарвал-Ри. Погода стояла премерзкая. Ветер с моря тянул соленую морось на много миль в глубь материка, и даже постоянный дождь, шедший уже несколько недель, не мог смыть белый налет с медвежьего плаща и кожаных штанов. Дорога, что вела через низину на северо-запад, к столице, от сырости превратилась в чавкающее болото, последнюю сотню лиг они только и делали, что вытаскивали лошадей, по колено увязавших в грязи. Ох, горячая ванна с мылом просто необходима!.. Даже немного мыльной травы и чистый ручей вполне бы подошли, только не было в этой забытой богами земле ничего подобного.

Остальные члены отряда выглядели столь же непривлекательно, особенно бедняга Хардвин. Коротконогий писцерец, так гордившийся своим платьем, когда они выезжали из Фароны, за время дороги совсем обносился. Он в отчаянии поддергивал облегающие шелковые панталоны и теребил образовавшуюся на мясистом колене дырку. У принца Ренауда дела тоже обстояли не важно. Только лорд Тапвелл, наследник баронства Овиссия, более или менее держался молодцом. У него, похоже, имелся бесконечный запас чистых камзолов.

К тому времени, как вдалеке показалась Кастабриция, столица Кеолотии, Халь стал испытывать к грузному калдейцу, ехавшему рядом с ним, самые неблагородные чувства. В конце концов, именно Кеовульф его сюда затащил!

Глядя сквозь дождь на каменные террасы домов, карабкавшиеся вверх по склону к дворцу, Халь спросил:

– Ты тут бывал?

Впрочем, ответ он почти знал заранее. Кеовульф раньше служил в наемниках и благодаря этому ремеслу изрядно попутешествовал по странам Кабалланского моря, посетив едва ли не все, что только можно. Во всяком случае, по его рассказам создавалось такое впечатление.

Великан кивнул.

– Странный город. Повсюду стены, запретные кварталы… Йомены, слуги и купцы живут по отдельности. В Кеолотии вообще ценят иерархию и очень серьезно относятся к вопросам протокола.

– Скука, какая, – простонал Халь и стал думать о дочери короля Дагонета. С его старшими сыновьями, принцем Турквином и принцем Тудвалом, он уже встречался и приятных воспоминаний не сохранил. Появляться при великолепном дворе короля Дагонета в таком виде совершенно не хотелось. Что о нем подумают юные придворные леди? Халь знал, что сам по себе весьма привлекателен, это ему неоднократно говорили многие дамы правда, Брид никогда и словом не обмолвилась, и хотел сохранить о себе именно такое впечатление.

Стало стыдно. Мысли о Брид и других дамах напомнили о том, как тем летом Бранвульф посылал его к калдейскому двору. Кеовульф устроил при отцовском замке специальную учебную площадку, надеясь посоперничать с рыцарской школой в Камаллии, и Халю представилась прекрасная возможность потренироваться в искусстве верхового копейного боя. Было здорово, но не слишком ли много времени он проводил с юными леди? Они всегда так радовались его обществу!..

Когда он возвратился, Брид вела себя холодно. Сама-то сколько времени общалась с его племянником, Спаром, да и тот, в свою очередь, и думать забыл о Май! Остальные Май жалели, считая, что Брид ее затмевает, но только не он. Девочка была осиротевшей дочерью дровосека, и ясно, что когда-нибудь Каспар на ней женится. Просто волшебная сказка какая-то.

У Каспара много месяцев ушло на попытки снова наладить отношения с Май, однако Халь и Брид и не думали мириться. Сперва дулись друг на друга, к вящему восторгу всех сплетников в крепости, а, в конце концов, каждый решил забыть о случившемся. Халь ее очень любил, только бы еще Брид не оказывалась все время так отвратительно права!

Брид родилась и выросла в чащобах Кабаньего Лова, с детства научилась путешествовать по диким Желтым горам, и он думал, что жизнь в крепости Торра-Альта ее утихомирит. Увидит Брид, как он способен все упорядочивать и организовывать и как уважают его люди, и станет к нему повнимательнее. Но она сама вызывала к себе такое почтение, что Халь уже начинал чувствовать себя на втором плане.

Он вздохнул. Хоть Брид и подрывала его уверенность в себе, куда деть любовь? С Брид Халь чувствовал себя самим собой, свободным от всякого притворства, потому что она все равно видела его насквозь.

Он нахмурился и вдруг заметил, что Кеовульф насмешливо улыбается.

– Что смешного? – вспылил черноволосый торра-альтанец.

– Ты такой серьезный!

– Просто вымыться хочу, только и всего. Чересчур смелое желание? Мы едем ко двору Дагонета, не хватало только, чтобы принц Тудвал надо мной насмехался. – Этого молодого человека Халь вспоминал с особой не приязнью. – Ты посмотри! Мы же все похожи на каких-то бродяг!

– По одежке встречают, – вступил в беседу принц Ренауд. – Ценность человека определяется его душой, а не внешностью. Или у вас, неверных, не так?

– Нет, сир, – вежливо, но без подобострастности ответил Халь. – У нас говорят, что о человеке следует судить по одежде не больше, чем о боевом коне по попоне. Хотя мой личный опыт показывает, что часто так и делается. Что касается меня, я бы предпочел создать у людей благоприятное впечатление и не выглядеть каким-то золотарем.

26
{"b":"28680","o":1}