ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ни за что не признаю твоего права указывать, говорить мне или молчать! – воскликнула Уйллеанд. – Зачем нам вообще нужен председатель?

– У нас всегда есть председатель, – терпеливо произнес Дуйр, – иначе все будут перебивать друг друга.

– А тебя, Уйллеанд, никто не будет слушать, – добавил Страйф, поднимаясь со своего трона. – Так что порядок нужен, точно.

– Да кто тебя спрашивает? – вскочила Хуатэ. – Сейчас моя очередь.

– Заткнитесь же вы все! – вдруг крикнула Брид. Ну вот, наконец-то, облегченно вздохнул Каспар. Не могла же воля лесничих связать жрицу крепче, чем его самого.

Члены Круга опять пораженно замолчали.

– Вы и представить себе не можете, насколько это важно, – тихо сказала им Брид. – Вы должны отпустить нас обратно. Я – Дева.

Однако эти слова не произвели на старейшин желаемого действия. Тинне, дух падуба, раздраженно засмеялся, указывая на девушку длинным пальцем.

– Она нам выдвигает требования! На мой взгляд, надо ее проучить, чтобы в следующий раз обращалась к нам более уважительно.

– Точно, точно, – тут же согласились еще несколько членов Круга, – всех их надо проучить!

– Их следует наказать и заставить вернуть Свирель Дуйра, – произнес Фагос, склонив умудренную голову.

– Ни за что, – ответила Брид. – Скорее я ее уничтожу.

– Не сможешь, – прошипел Страйф.

– Да нет, смогу, – улыбнулась она. – Конечно, Свирель – предмет неземной, но к миру магии она все же принадлежит.

Девушка подняла свирель так, чтобы все ее видели, и Каспар разглядел выцарапанную на дереве надпись. Так вот чем занималась Брид все это время!

– Это руны сокрытия и уничтожения, и начертаны они так, что освободиться от их действия можно лишь способом, известным одной мне. Они искажают звучание Свирели, играть на ней невозможно. Я сниму заклятие, только если вы нас отпустите.

В комнате повисла тишина, раскаленная тишина таким бывает небо, когда ждет бури.

– В темницу! – воскликнула Нуйн, давно уже не говорившая ни слова. – Талоркан, в темницу их!

– Прошу вас, измените свое решение, – произнес старший лесничий с почтением, но настоятельно. – Позвольте мне для начала поместить их в своей охотничьей башне в замке Абалон. Оттуда они смогут смотреть на красоту леса и, видя ее, печалиться о том, что никогда не сумеют пересечь его и достигнуть блаженства Аннуина, если только не вернут Свирель и не признают, что жизнь их кончена. Похоже, они хорошо умеют терпеть боль; заклинания моей охотничьей башни принесут больше пользы.

После этих слов он обернулся к Брид и негромко шепнул ей:

– К тому же там я смогу навещать тебя. И вскоре ты научишься ценить мое общество.

Глава 12

В тот год зима в Кеолотии выдалась особенно влажная и угрюмая. А еще угрюмее был король Дагонет, не желавший расставаться с дочерью.

– Не могу позволить, чтобы Кимбелин отправлялась в путь сразу после дождей. В этом году паводок сильнее, чем в прошлом. Как пересечь равнины?.. Необходимо подождать.

Однако короля никто не слушал: эти слова были лишь очередным поводом отложить отъезд принцессы.

В данный момент Его Величество осматривал крытые повозки, подготовленные для Кимбелин, ее фрейлин и огромного приданого. Халь едва не терял дар речи, видя, какие груды драгоценных камней доставляют ежедневно с северных копей. Длилось это все уже три недели.

Повозок было шестнадцать. В одних офидийское золото, в других лонисианские шелка, в-третьих, раскрашенная ориаксианская керамика. Халь не знал, как этот хрупкий груз перенесет путь по разбитым за зиму дорогам до побережья. Остальные повозки были за валены ожерельями и амулетами, сработанными лучшими мастерами Кеолотии, и, конечно же, солнечными рубинами, как еще не ограненными, одетыми грубой породой, так и вправленными в венцы, цепи, щиты и рукояти мечей. Неудивительно, подумал Халь, что король Рэвик решил на старости лет жениться.

Дагонет и бельбидийские дворяне стояли посреди четырехугольного двора, окруженного конюшнями, а вокруг кипела работа. Люди в последний раз проверяли, как лежит груз, смазывали оси шестиколесных повозок и подтягивали упряжь. Халь поднял взгляд к затянутому серыми тучами небу. Обещался дождь, вряд ли повозки хорошо пойдут по размокшей грязи.

– Не будет беды, если повременить, – обратился он к принцу Ренауду. – Лучше дождаться, когда дороги высохнут; тогда мы, возможно, прибудем в Нарвал-Ри не позднее, чем, если бы выехали прямо сейчас.

– Возможно, – ответил тот, – но если…

– Конечно, мы могли бы направиться на север, через старый лес, и двигаться сушей, – перебил принца Тапвелл. – Хотя путь через Ваалаку длиннее, таким образом, мы бы обошли стороной залитые паводком равнины.

Ренауд отнесся к его словам со вниманием и отвел Тапвелла в сторону, чтобы обсудить вопрос с королем Дагонетом. Любопытно, подумал Халь, откуда Тапвелл так много знает о северной дороге через лес?.. Молодой человек раздраженно топнул ногой по сияющим, дочиста вымытым дождем булыжникам, взметнув из лужи тучу брызг, и побрел прочь. Принц никогда его не слушал, а если хотел совета обращался к Тапвеллу или Хардвину. Правда, Хардвин советов никогда не давал, а только поддакивал, что было еще противнее, чем постоянное всезнайство Тапвелла.

– Что бы нам просто тут не подождать? – пробормотал Огден, выглядывая из-под повозки. Руки у него были заляпаны смазкой, по щеке тянулась черная полоса. – Мастер Халь, может, скажете им что? А то ведь глупостей понаделают.

Халь покачал головой.

– Давно уже пытаюсь, но они уперлись, решили, что в лесу будет суше. Без толку, в общем. – Он пнул сапогом ближайшее колесо, и дерево отозвалось не звонко, а глухо: оно уже успело пропитаться водой. Огден, изогнувшись, стал проверять, в чем дело.

– Я, мастер Халь, с сержантом кеолотианским поговорил, Каем звать. Лес, про который лорд Тапвелл рассказывает – Троллесье, а в нем – Хобомань. Лучше туда не соваться.

– Это все суеверия кеолотианские. Кай небось тебе еще не того наговорил.

– Вы, сир, как хотите, а это не ерунда. Кай руку давал, что там чудное творится.

– Ладно тебе, Огден, ты что, эльфов боишься? Крохотных созданий, что на поганках сидят?

– Вот не припомню, чтобы они были крохотными. Лучше бы нам, сир, подождать до весны, а там ехать. Больно уж повозки тяжелы.

Халь задумчиво прикусил губу. Никакой причины избегать леса он не видел, однако и в Кастабриции не прочь был задержаться, хоть Тапвелл явно выступал против. Собственно, сам факт того, что Тапвелл был против, усиливал это желание. Тапвелл Халю не нравился, то есть даже наоборот.

Взяв себя в руки, молодой человек вернулся к остальным дворянам, решив, что должен все же что-нибудь сказать.

– Не знаю. Не уверен, – говорил Ренауд. – Лорд Хардвин, как вы думаете?

– Поверьте нам, сир, – опять вмешался Тапвелл, – надо направляться домой. Неразумно так надолго задерживаться за границей, ваш брат будет беспокоиться, к тому же он может в вас нуждаться.

Кеовульф смотрел на овиссийца хмуро и с недоверием. Халь тоже сомневался, чтобы королю Рэвику может вдруг понадобиться брат.

– Полагаю, нам следует подождать, – заметил рыцарь. – Всего через пару месяцев дожди кончатся.

– Ну, вас-то не спрашивали, не так ли? – Тапвелл повысил голос до резкой пронзительной ноты. – Не забывайте, что я выше вас по положению. Я – старший сын барона.

– Однако вы не выше принца, – напомнил ему Халь и повернулся к Ренауду: – Сир, я согласен с королем Дагонетом и с Кеовульфом. По-моему, нам лучше задержаться. Каковы будут ваши распоряжения?

Ренауд оказался в затруднительном положении.

– Я… ну что ж, посмотрим. – Он взглянул на терпеливого Кеовульфа, на возмущенного Халя, на упрямого Тапвелла.

– Мы люди дела и посему не должны слишком надолго покидать пределы страны. Мы нужны королю Рэвику, – высокопарно объявил Тапвелл. – Мне же необходимо возвратиться домой и позаботиться об уничтожении волков, что идут на юг Бельбидии, – добавил он, бросая на Халя обвиняющий взор.

40
{"b":"28680","o":1}