ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сядьте вы, сир, – попросил его спустя некоторое время человек. – Сидеть, правда, не на чем, только на полу, но все равно постарайтесь успокоиться.

– Да как я могу успокоиться? Мне нужно найти Брид и забрать ее домой.

– Сир, сядьте. Вам тут еще долго быть. И не кричите, а то ушам больно. Рано или поздно вы научитесь сдерживать свои чувства, а волноваться можно и сидя.

– Не, не сяду! – отрезал Каспар. – Как ты можешь здесь сидеть без дела?

– За четыреста лет привыкнешь.

Каспар замер и уставился на незнакомца. На вид ему нельзя было дать больше сорока. Руки у него были обветренные, а на пальцах мозоли, как от тетивы лука.

– Что ты городишь?

Человек пожал плечами, не заботясь, верят ему или нет, что совершенно разозлило Каспара. Он продолжил ходить взад и вперед и даже ускорил шаг, но второй пленник больше не говорил ни слова. Наконец Каспар сел и подергал его за рукав.

– Ну? Собираешься мне объяснить, что тут творится?

– Если не успокоитесь – сойдете с ума, – грустно улыбнулся тот. – Что вам непонятно?

Каспар не хотел говорить о пыточной, полной горящей плоти и человеческих мучений. Не доверял своему голосу: вдруг сорвется на плач?

– Это они делают, чтобы вы отказались от жизни, – медленно и мягко стал объяснять пленник. – Здесь, в Иномирье, души сталкиваются со своей жизнью, очищаются и следуют дальше. Здесь надо попрощаться со своей жизнью, прежде чем начнется другая. Но иногда люди, например, мы с вами, не хотят. Тогда лесничие силой заставляют нас отказаться. Конечно, кое-кто покрепче других.

– Я не могу отказаться от жизни! – выдохнул Каспар. – Мне надо назад.

– Да, и мне тоже. Только я еще не придумал, как вернуться. Но вернусь непременно.

– Как тебя зовут? – спросил Каспар.

– Какая здесь разница? Разве у потерянной души может быть имя?

– Ну, хорошо, как мне тебя называть?

– Абеляр, лучник барона Пеллинора Торра-Альтанского. – Он отсалютовал Каспару. – Судя по знаку у вас на одежде, вы из того же славного дома. Я заметил дракона еще в большом зале, потому и предупредил вас, чтобы вы не ели.

– Пеллинор! – поразился Каспар. – Это ведь он построил внешние бастионы и северную башню!

– Верно. Мы как раз занимались строительством, когда это случилось. – По губам Абеляра скользнула легкая улыбка. – Теперь-то оно завершено?

– Разумеется, – уверил его Каспар.

– А войну мы выиграли? Мне уже говорили, что да, но приятно было бы еще раз услышать.

– Какую войну?

– С предателями кеолотианцами.

– Конечно, – со смехом ответил Каспар. – Мы с ними уже много сот лет как союзники.

– Никогда, сир, не верьте кеолотианцам, – сплюнул Абеляр. – Какой бы договор они ни подписали. Однако позвольте спросить, сир, как мне-то к вам обращаться?

– Меня зовут Каспар. Я единственный сын барона Бранвульфа, лорда Торра-Альты.

– Лорд Каспар, – поклонился лучник.

– Пожалуйста, зови меня просто мастер Спар. Меня почти все так зовут. Или даже просто Спар, здесь титулы ни к чему.

Абеляр пожал протянутую ему руку.

– Ну, не знаю, что бы сказал на это барон Пеллинор, – улыбнулся он. – Итак, Спар, как ты здесь очутился?

– На нас напали волки, и Брид подобрала свирель.

– Свирель?

– Да. И Высокий Круг был этим очень недоволен. Абеляр восхищенно уставился на него.

– Свирель Абалона? Свирель лорда Дуйра? Каспар кивнул и спросил:

– А ты?

Абеляр вздохнул, будто проглотив слезы.

– Кеолотианцы несколько раз ходили на приступ крепости. Тогда лорд Пеллинор решил устроить вылазку в ущелье и отбросить их назад. Мы видели, как враг что-то копает на пределе полета стрелы, и боялись, как бы под крепость не подвели подземные ходы.

Каспар слушал очень внимательно. Одно дело читать об этом эпизоде в истории баронства, и совсем другое – повстречать его очевидца.

– Юный принц Галланд приехал поучиться военному делу под началом барона Пеллинора. Лорд Пеллинор велел мне охранять наследника престола. Большая честь, конечно…

Внезапно Каспара озарило. Абеляр. Абеляр Лучник, не может быть!..

– Я не отходил от принца ни на шаг, но кеолотианцы подкопались куда ближе к Тору, чем мы ожидали. Я не знал, что это произошло, пока не увидел стрелу у себя в груди. Рядом был лорд Пеллинор, я ничего не понял, только после догадался. Потом кровь потекла из раны, я почувствовал боль. Не мог вдохнуть. Мне пробило легкое, я захлебывался собственной кровью. Упал с лошади, но лука из рук не выпустил.

На глазах Абеляра блеснули слезы, он откинул одежду и показал гнойную рану с почерневшими краями – кожа вокруг нее омертвела.

– Лесничие говорят, что могут ее вылечить, и боль пройдет. Однако если я позволю им лишить меня раны от стрелы, что меня убила, значит, я смирюсь со своей смертью и отрекусь от права на возвращение, – вздохнул он. – А вообще-то они любую рану в состоянии исцелить.

– Знаю, – откликнулся Каспар, глядя на свою ногу.

– Принц Галланд еще совсем парнишка был, куда ему умирать. Я увидел, что кеолотианец в него целится. Я бы мог застрелить врага легко, только тетиву не сумел натянуть – слишком быстро слабел. Последнее, что я помню – как лорд Пеллинор на полном скаку врезается в строй кеолотианцев. Если бы мне хватило сил, я бы спас принца Галланда.

– Не понимаю. Неужели принц Галланд для тебя так важен, что ради него ты четыреста лет терпишь мучения?

– Нет, не сам принц. Но у короля не было других прямых наследников. Поэтому трон должен был достаться его двоюродному брату.

– Сорстану, – вспомнил историю Бельбидии Каспар.

– Да. А если бы я выполнил свой долг, королем стал бы Галланд.

Каспар поморщился, вспоминая, почему это так важно, и наконец догадался. Конечно! Сорстан происходил из Офидии: его мать вышла замуж за дворянина из этой страны и там воспитала сына в местной вере. Люди Офидии давно уже отреклись от Великой Матери и стали поклоняться богу южных пустынь. Именно Сорстан впервые представил Новую Веру дворянам Бельбидии.

– Так началось угасание Старой Веры, – глухо сказал он.

– Да, – отозвался Абеляр, сидя на холодном полу и разглядывая свои руки. – И теперь ты видишь, в чем моя вина. Я должен был охранять принца. Теперь мне нужно вернуться и исправить свою ошибку. Я уже семикратно обращался к Высокому Кругу, и всякий раз они выносили решение против меня. По их словам, есть лишь две причины для возвращения.

– Какие?

– Первая – это истинная любовь, – ответил Абеляр. – Любовь, что превыше гибели, любовь, которая объединяет души так крепко, что даже в смерти они остаются неразлучны. Для таких душ недостижимо блаженство Аннуина, если только они не вступят в него вместе. Вторую же причину Фагос назвал справедливостью, и вот здесь-то старейшины не могут прийти к общему решению. На последнем слушании моего дела Круг объявил, что не находит причины позволить мне вернуться. Но как могу я предстать перед Великой Матерью, если моя неудача подорвала основы веры?

– Значит, ты не обманывал смерть? – спросил вдруг Каспар. Ведь его собеседник по-настоящему погиб от страшной раны, умер медленно, захлебнувшись собствен ной кровью, залившей легкие. Должно быть, он боролся за жизнь до последнего мига, и даже здесь, в Ри-Эрриш, продолжает сражаться.

– Не обманывал. Оказавшись здесь, я не остался в лесу, чтобы лесничие провели меня по какой-нибудь из множества троп в Аннуин. Нет, я сбежал и пробрался к замку. Попросил даровать мне аудиенцию и с тех пор сижу тут. Не могу двигаться дальше, потому что не примирился со смертью. Мне предлагали еду, чтобы я обо всем забыл, пытались заставить идти силой… Только мне туда нельзя. Я должен вернуться. А когда увидел у вас торра-альтанского дракона, сир, понял, что обязан вас предупредить. Вот так… – Абеляр раскинул руки – простой знак откровенности. – Вот так, теперь ты обо мне все знаешь. Твоя очередь рассказывать. Почему тебе нужно назад?

– Потому что я оказался здесь не один. Со мной Дева Брид, Одна-из-Трех. Если она сейчас умрет, мы не сможем найти ей преемницу. Карга быстро дряхлеет, а вера после десяти лет преследований еще не оправилась. Мы лишимся Троицы, и мир погибнет.

49
{"b":"28680","o":1}