ЛитМир - Электронная Библиотека

– Они говорят, что кому-то еще нужна помощь. Какие-то люди держат кого-то в плену.

– Надо выслать вперед отряд, – вызвался принц Ренауд.

Тудвал кивнул.

– Лорд Халь, лорд Кеовульф, возьмите людей и не медленно отправляйтесь.

– Но принцесса… Разбойники могут устроить еще одну засаду.

– Верно, – согласился Кеовульф и взглянул на кобольдов. – Сколько там человек, не считая пленных?

Кобольды принялись спорить, подняв жуткий шум и размахивая руками. Несколько из них опустились на четвереньки и стали в таком положении подпрыгивать и пыхтеть. Наконец старуха произнесла:

– Полагаю, двое, и с ними – множество собак.

Мохнатые создания забегали на четвереньках, изображая охотничьих псов и то и дело указывая ручками на гончих Тудвала, которых солдаты держали на привязи, чтобы не бросились на кобольдов. Те явно казались псам не менее заманчивой добычей, чем крысы. Но старая женщина возбуждала их еще больше, и они так тянулись к ней, что даже привставали на задние лапы, натягивая поводки.

Халь рассмеялся.

– Всего двое! Ну, тогда мне хватит одного Огдена. Если Кеовульф останется с принцессой, я буду спокоен. – Он отвесил девушке вежливый поклон и с удовольствием увидел, что Кимбелин в ответ одобрительно улыбнулась. Халь потеребил пальцами желтую ленту у себя на шее.

– Будьте осторожны, – негромко сказала принцесса, и одних этих заботливых слов было достаточно, что бы уверить Халя в одержанной им победе.

Весьма довольный собой, он пустил Тайну следом за странной старухой, отказавшейся от предложенной ей лошади. Трусишки кобольды пристроились за ним, вернее – за его мечом. Огден молча улыбался.

– Ты чего? – спросил его Халь.

– Да вот думаю: скучно мне будет в Фароне после всего этого. – Предстоящее столкновение с двумя неизвестными людьми и их собаками его явно беспокоило не больше, чем самого Халя. Оба скорее думали о том, какие необычные у них спутники. – Я к тому, что в Фароне-то ничего такого давно уж не видали.

– Стало быть, не хочешь возвращаться на королевскую службу? – спросил Халь, объезжая корни поваленного дерева. Женщина, шедшая впереди, несмотря на свою старость, без труда обгоняла лошадей.

– Ну, сир, у меня выбора-то нет, верно? Мало кому от рождения так повезло, что он сам за себя решает, чего ему делать. – Сержант с улыбкой взглянул на Халя. – Только мне бы больше по душе пришлось, поставь король во главе своей армии кого-нибудь вроде вас. Слухи ходят, что главным полководцем сделают принца Ренауда. Меня спроси – скажу, что добра с того не выйдет. Со всем моим должным уважением, сир, он с людьми-то обращаться не больно умеет. Вот вас все слушают. А почему? Потому что вы сами любого выслушать готовы. Солдаты это ценят. Говорил он без малейшей доли подобострастия, просто вы сказывал свое мнение. И сказал бы я, сир, что вам бы, пожалуй, очень даже недурно было бы, как вернемся в Фарону, поступить в королевскую армию.

Халь не настолько еще возгордился от бесхитростной похвалы, чтобы не заметить, что Огден поглядывает по сторонам и понижает голос, будто не уверен в том, каков будет ответ.

– Пожалуй, так, – согласился он и вдруг спросил неожиданно жестко: – Но к чему это ты клонишь, сержант?

Огден замялся.

– Да ни к чему такому. Просто спросить хотел… ну… с принцессой Кимбелин… В общем, я подумал, что вам Фарона приглянется, и…

– А, с тобой говорил лорд Кеовульф! – осенило Халя.

– Говорил, сир, – кивнул Огден с облегчением от того, что так или иначе с задачей, данной ему, покончено. – Друг ваш о вас волнуется, вот и велел, чтобы я вас поостерег. – Его круглое лицо залилось краской. – Только я, сир, скажу, что не мое это дело. Да к тому же нам лучше бы сейчас подумать, с чего это тварюшки наши вдруг переполошились, – поспешно переменил тему сержант.

– Что? – рассеянно переспросил Халь, думая, что Кеовульфу пришлось потратить немало сил, убеждая Огдена поговорить с ним о Кимбелин. Впрочем, хмурился он недолго и тут же расплылся в улыбке, увидев, каково приходится самому сержанту. Тот смущенно бормотал извинения, снова и снова повторяя, что это не его дело и что он тоже когда-то был молодым и все помнит.

Халь вглядывался в лесной сумрак, ища старуху. Она время от времени исчезала, будто растворялась в тени или в дупло какое забивалась. Халю это не нравилось, а еще больше не нравилось, когда женщина внезапно возникала прямо перед ними и, обернувшись, бросала хмурый взгляд, словно укоряя его за слишком несерьезный подход к положению. От этих взглядов Халю делалось не по себе, и он подгонял Тайну. Кобольды болтали без умолку.

Молодой человек натянул поводья. Из леса доносился собачий лай: яростное гавканье, перемежавшееся позорным визгливым скулежом – так умел только один пес на свете. От изумления Халь открыл рот, а тело уже действовало: пришпорив Тайну, торра-альтанец встал на стременах и с мечом наголо поскакал вперед.

– Трог! – кричал он. – Трог! Трог!

Без малейшей мысли о собственной безопасности Халь проломился сквозь подлесок и вырвался на небольшую поляну у кромки воды. Вереница косматых пони пыхтела под тяжелым грузом. У их ног сновали поджарые охотничьи псы темно-бурой масти. Породу Халь узнал бы где угодно: ему частенько приходилось видеть таких собак, сопровождавших хозяев в Торра-Альту на продажу волчьих шкур. Двое гнусного вида людей – один со светлыми волосами, другой с темными, оба в одеждах из волчьего меха боролись с мужчиной и мальчиком лет тринадцати: один тащил вопящего мальчика по земле, ухватив его за ноги, а другой тянул мужчину за цепь, уходившую ему куда-то под воротник.

Еще одну цепь пытался перегрызть приземистый терьер, весь белый, если не считать кровавых полос на плечах. Одним концом цепь была закреплена к тесному железному ошейнику, сжимавшему горло пса, другим привязана к упряжи пегой лошадки.

Думать было некогда. Халь бросился вперед, как безумный. Охотники поймали собаку Брид!

Светловолосый бородач обернулся как раз в тот миг, когда Халь занес ногу, и получил острой шпорой прямо в рожу. Тут же второй охотник бросил мальчика и потянулся за луком. Халь развернул Тайну и выхватил метательный нож. Одно движение запястья и человек уже держался за пробитое плечо. Надо будет еще потренироваться, недовольно подумал Халь: метил он не совсем туда, куда попал.

Огден занимался бородачом. Тот пытался встать, по лицу у него текла кровь – шпора Халя пропорола щеку до кости. В рукопашной он мало чего стоил, так что сержант попросту хватил его мечом поперек груди, а следующим движением рассек толстое кривое бедро.

Все было кончено, драться охотники больше не могли. Халь успокоил дыхание, спешился и шагнул к темноволосому, корчившемуся от боли. Но Трог успел первым, бросился, вцепился в лицо, и Халь едва сумел его оттащить. В зубах у пса остался кусок кожи. Сперва Халю показалось, что терьер еще и пальцы сумел охотнику обгрызть, но потом он понял, что это след старой раны. В любом случае опасности со стороны негодяя ждать уже не приходилось, и Халь повернулся к мальчику и мужчине с цепью на шее.

Мужчина, к его удивлению, ему отсалютовал.

– Мастер Халь, сир! Ну, я и не сомневался, что барон кого-нибудь нам на выручку пошлет. Я-то знал, что вы нас отыщете, – закричал он со слезами на глазах. Лицо у него с одной стороны все почернело от кровоподтеков, шея и запястья были стерты ржавыми кандалами, и весь он выглядел исхудавшим и измученным. Халь узнал его, но не поверил своим глазам.

– Брок?!

– Так точно, сир.

Халь взглянул на мальчика. Темные волосы закрывали ему лицо, а в руках он что-то держал, прижимая к груди. Услышав слова Брока, мальчик вскинул голову, и Халь с еще большим недоумением узнал в нем Пипа.

– Мастер Халь, вы нас нашли! Вы нас нашли!.. Вот, посмотрите, она ранена. И еще ее покормить надо как можно скорее. – Мальчик шатнулся вперед, протягивая Халю комочек белого меха.

Халь посмотрел на комочек, потом опять на Пипа. Уж не тронулся ли парнишка умом?

83
{"b":"28680","o":1}