ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кузен, сознаюсь, я дурно обошелся с вами. Но я не причинял зла вашему сыну. Я уже давно требовал отправить его ко мне, но овиссийцы клялись, что когда они взяли замок, его там не оказалось.

– Невозможно! Я оставил Торра-Альту в его руках. Он бы ни за что не презрел свой долг, – выкрикнул Бранвульф. – Никогда!

Жажда действия, желание взять контроль над событиями в свои руки придали барону сил. Он поднялся, хотя ноги у него и тряслись от усилия, требующегося на то, чтобы хоть стоять ровно.

– А того, кто посмеет заявить, будто мой сын способен увильнуть от ответственности, я проколю насквозь!

– Возможно, перед ним лежал высший долг, – осторожно предположила Керидвэн.

– Никакого высшего долга нет и быть не может! – рявкнул Бранвульф.

– Ну, конечно, есть высший долг, – отрезала Керидвэн. – Некронд! Спар – страж Некронда. Должно быть, он узнал о приближении овиссийцев и бежал, чтобы Яйцо не попало им в руки.

Бранвульф недовольно заворчал.

– И где же, скажите на милость, он сейчас?

Никто не ответил.

Чуть позже в тот же день, когда войско готовилось выступить на север, прискакал еще один гонец. Лицо его заливала мертвенная бледность, одну руку он держал на отлете, точно был ранен. Он заковылял к Рэвику, но, не дойдя, рухнул на четвереньки.

Солдаты подбежали поднять несчастного. Глаза его закатились, он быстро-быстро шевелил губами, но с них не слетало ни слова. Теперь стало видно, что рука у него вся разорвана, кости пальцев торчат из-под обглоданной кожи, с ладони свисают лохмотья мяса и сухожилий. Растолкав солдат, Керидвэн влила в горло раненому глоток одного из своих снадобий. Гонец закашлялся и начал отплевываться.

Сжав его за локоть, жрица оглядела пострадавшую руку, из которой были вырваны клочья мяса. Несчастный поднял на нее слабый взгляд.

– Тролли и хобгоблины, – выдохнул он. – Северные баронства ими так и кишат.

– Кеовульф, твой меч, – коротко бросила Керидвэн.

Снадобье начало действовать, и раненый, обмякнув, повалился ей на руки.

Халь невольно зажмурился и схватился за свой обрубок, услышав как меч, свистнув в воздухе, перерубает кость. Голос Керидвэн, приказывающей принести огня для прижигания и нитки, чтобы зашить рану, раздавался словно издалека.

– Тролли и хобгоблины? – переспросил юноша, желая заглушить отвратительный звук ампутации.

– Некронд, – холодно промолвила Керидвэн. Зловещее слово зазвенело подобно рогу, что разносится над огромной толпой.

Забыв о собственной боли, Халь заглянул ей в глаза.

– Ну где же Спар?

23

Корабль стонал и трещал. Обитый сталью нос резал гигантские льдины и они смыкались, сжимая прочный корпус в беспощадных тисках. Каспар вцепился в планшир, чтобы не упасть. Глаза его были прикованы к огромной белой фигуре, что плыла вслед за судном по усеянной осколками льда воде.

– Он у меня! Лунный камень у меня! – закричал юноша, зная, что дракон некогда владел подобным лунным камнем, хотя в том шарике застыло изображение Керидвэн, а не Перрена.

Двенадцать долгих лет дракон стерег лунный камень, а когда Каспар забрал его, чудовище поволокло свое гигантское тело через всю Ваалаку и Бельбидию, дабы попытаться вернуть утраченное сокровище.

Дракон взревел, царапая передними лапами край льда. Под весом его белоснежный пласт раскололся. Корабль рванулся вперед, а чудище ушло под воду и скрылось из виду. Но через миг показалось снова. Неуклюже, точно гигантский морж, оно ползло за ними, скользя по льду на гладком брюхе. За годы, проведенные в море, дракон разжирел и потому продвигался медленно, слабые ноги не могли поддерживать массивное тело.

Каспар раскрутил лунный камень на шнурке и швырнул его на лед. Кристалл пульсировал голубым сиянием. Нависнув над ним, дракон протянул длиннющий коготь и подцепил добычу. Несколько мгновений чудище терлось о камень мордой, из горла его раздавалось чуть ли не мурлыканье. В глазах отражалось наслаждение. Затем, должно быть, обнаружив, что это не тот лунный камень, что таит драгоценное изображение матери Каспара, дракон издал вопль, полный самой настоящей муки, и сдавил камень острыми, точно кинжалы, зубами.

Зверюга снова скользила на брюхе к кораблю. Каспар выпускал стрелу за стрелой, но все они отскакивали от спины дракона и вонзались в твердый, как кость, лед. На миг юноша уже думал, они спасены – лед проломился под тяжестью чудовища, и оно тотчас исчезло под водой. Кругом повисла тягучая тишина, лишь глухо завывал ветер, гуляя на свободе над морозными просторами. А затем все ахнули и, разинув рот, уставились вниз. Под тонкой полупрозрачной коркой было прекрасно видно, как длинная тень молниеносно скользит к кораблю. Все онемели от страха, зная, что сейчас произойдет.

– Держитесь! Цепляйтесь за все, что можете! – заорал Каспар, хватая Придди, которая все еще держала на руках Изольду.

Дерево затрещало. Корабль взмыл вверх и словно бы на миг завис в воздухе, прежде чем со страшной силой грянуться вниз. У борта вынырнула гигантская белая морда и яростно защелкала зубами, стараясь дотянуться до Каспара. С кривого клыка еще свисал на шнурке лунный камень. Из пасти дракона послышался свист, в глубине горла начал формироваться пузырь. Торра-альтанец кинулся ничком на палубу, закрывая телом Приддии Изольду. И вовремя – струя жгучего желудочного сока смертоносной твари пронеслась совсем рядом, чудом не угодив в них.

Изен со зверским ревом схватил в каждую руку по своей огромной стреле и, точно копья, метнул их в дракона. Оба отлетели от крепкой брони, не причинив ни малейшего вреда. Гигант в ярости помчался на врага, размахивая последним копьем.

– Изен, нет! Нет! – в панике закричала его сестра.

Громовой клич воина Ясеня перекрыл треск досок. Корабль вздрогнул и накренился под тяжестью исполинских когтей на планшире. Поток зеленой слизи залил Изена с головы до ног, но воин, не дрогнув, вскочил прямо на лапищу дракона.

Чудовище затрясло головой, неуклюже пытаясь дотянуться до врага. Вот ему удалось откусить Изену руку, но и одной рукой великий воин не уставал наносить удары, стараясь найти уязвимое место в броне дракона. Молниеносным движением дракон все же сумел поймать Изена у себя на груди и зажать в лапе. Вскинув голову, он с победоносным рыком сжал страшные тиски когтей. Хрустнули ребра, но сын Ясеня последним героическим усилием успел дотянуться до горла чудовища в самой его мягкой части и всадил туда копье. Хватка чудовища разжалась, выпуская Изена, дракон принялся мотать мордой во все стороны, силясь избавиться от копья. Движения его постепенно замедлились и он, кашляя и задыхаясь, рухнул на лед. Изен испустил ликующий вопль.

Все потрясенно замерли. Изелла спрыгнула с палубы и одним махом оказалась возле брата, что лежал в нескольких футах от корабля. Медленно выходя из ступора, Каспар оглянулся. Вокруг кричали люди. Дракон медленно погружался под воду и наконец внезапным рывком скрылся из глаз. Сердце юноши кольнула непонятная грусть. Последний из великих драконов Торра-Альты! Изен был все еще жив, хотя из огромной рваной раны на том месте, где прежде находилось его плечо, хлестала кровь.

Кто-то из экипажа потянул Каспара за рукав.

– Корабль тонет, и часа не продержится.

Схватив Придди, во время всех этих событий ни на секунду не выпустившую из рук Изольду, юноша швырнул девочку в объятия ее брата.

– Перенеси их на лед.

Пеннард мрачно кивнул.

К торра-альтанцу снова вернулась способность думать.

– Выкидывайте за борт все – еду, одежду, доски. Все, что может понадобиться нам для выживания, – громогласно закричал он.

Команда торопливо повиновалась. Последними на лед выкинули сани, которые должен был тащить Изен. Сгрудившись на льду, все наблюдали, как корабль медленно, дюйм за дюймом, погружается в воду. Каспар видел, что его спутников захлестывает отчаяние. Одни среди бескрайних льдов, на тысячи лиг от человеческого жилья, приюта и безопасности!

105
{"b":"28681","o":1}