ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Торра-альтанцы один за другим начали карабкаться наверх. Кеовульфу приходилось трудновато, уж слишком он был крупный. Калдеец то и дело застревал и весь съеживался, чтобы протиснуть плечи. Потерявшему руку Халю помогал приделанный к обрубку крючок. Каспар, легкий и шустрый, лез без проблем, но остро осознавал, что дядюшка его ослаб от недавних ран и дышит с усилием. Однако хуже всего приходилось отцу юноши: от напряжения он то и дело заходился судорожным кашлем.

Преодолев первый участок подъема, отряд оказался в старинных драконьих туннелях, что пронизывали скалу под замком.

– Я пойду вперед с Изеллой, – вызвался Каспар. – Так будет быстрее. Бранвульф кивнул.

– Мы сразу за тобой.

Барон привалился к стене, и Керидвэн поднесла к его губам флакон.

– Выпей, Бранвульф. Это придаст тебе сил.

Тот скептически хмыкнул, но выпил.

Изелла легко шагала за Каспаром. Во мраке он едва замечал ее. Наконец они достигли тесного, почти вертикального туннеля с выбитыми в стене ступеньками. Этот лаз давал доступ прямо к кухням, а не через колодезную, где скорее всего полно народа. Каспар остановился и заглянул в переливающиеся глаза Изеллы.

– Здесь мы с тобой расстанемся. Чем быстрее ты сумеешь освободить людей, тем скорее я пошлю Рейне весть, что куплю всю триночницу, сколько она только сможет приготовить. И ты сможешь исцелить Ведунью Ясеня и весь твой народ, – сказал он, пытаясь приободрить ее, – так что теперь дело только за…

Шепот его оборвался.

Они поднялись уже довольно высоко. Сюда доносился шум замка: гомон солдат, стоны узников в темнице и уже знакомый Каспару мерзкий, пронзительный покрик драконов. Юноша притянул Изеллу к себе и прижался губами к ее уху.

– Этот проход ведет в кухню через люк в соляном ларе близ очага. Тебе надо выйти из кухни, перейти через двор и спуститься по лестнице вниз, в темницу. Сумеешь?

Изелла кивнула.

– Запросто. Меня никто не увидит. А стащить у стражников ключи для меня так же просто, как для тебя – тетиву натянуть.

– Вот мое кольцо, – продолжил Каспар. – Покажи его капитану. Ты его сразу опознаешь – такой высокий, тощий, нос крючком. Он узнает мое кольцо и организует солдат. А как только они вырвутся и поднимут переполох, мы присоединимся к вам.

Охотница Ясеня кивнула, и Каспар осторожно приоткрыл дверь в тепло кухаркиного соляного ларя, что стоял рядом с огнем. Когда Изелла исчезла, юноша закрыл люк и соскользнул вниз, в туннель, дожидаясь остальных. Они еще не добрались до верхнего участка, так что Каспар поспешил вниз, в более широкие туннели, отполированные боками драконов более тысячи лет тому назад.

Встревоженный тем, что факелы его спутников еще не отбрасывают навстречу дрожащих бликов, он спускался все дальше и дальше. По голому камню глухо отдавались его шаги. Ну куда все делись? Не могли же заблудиться?

Пальцы его крепче сжали факел, что затрещал и начал разбрызгивать вокруг искры в порыве ветра из бокового хода. Юноша замер. Откуда взяться ветру здесь, в подземелье?

Он повернулся туда. Лицо обдало теплым влажным воздухом, ветерок откинул со щек тяжелые каштановые пряди. А вот волосы на затылке, наоборот, встали дыбом от чьего-то леденящего дыхания. Каспар вихрем развернулся – но никого не увидел. Лишь показалось, что кто-то кружит за спиной.

– Поймал! Вы все, все теперь в моих руках! – провизжал злобный голос из тьмы. – Вы все умрете в страхе, один за другим.

Каспар отпрянул.

– Гвион, мы не желаем тебе зла.

– Ха! Как смеешь говорить это ты, коварный мальчишка, убивший меня?

Оглянувшись через плечо, юноша увидел, что вдали наконец-то забрезжил свет. В полом туннеле гулко занеслось эхо хриплого дыхания Бранвульфа.

– Назад! – завопил Каспар. – Здесь Гвион.

– Беги, Спар! – закричала его мать, и юноша увидел, как она бежит к ним.

– Нет! Уходите, – в страхе предостерег молодой воин, выхватив короткий меч и медленно отступая перед черной фигурой волка, что неотступно шел за ним на задних лапах.

Глаза чудовища горели желтым огнем.

– Ты в моих руках! – с издевкой прорычал он.

За спиной Гвиона заиграло желтое зарево, алые языки пламени, похожие на завитые лепестки роз, лизали стены туннеля. Каспар на миг разглядел очертания здоровенной морды и кривые когти дракона. Но сейчас юноше было не до того, все внимание его сосредоточилось на человеке-волке, черном угрожающем силуэте на фоне оранжевого марева.

Каспар решил стоять до конца.

– Ты, жалкий глупец, думаешь, меч может повредить мне теперь? – Хохот Гвиона дробился о каменные своды. – Я уже мертв.

Чья-то, рука ухватила Каспара за плечо и отбросила в сторону.

– Отойди, Спар, это не твоя битва, – велел Бранвульф.

– Его, мой могучий братец, конечно, его, – загоготал Гвион. – Он убил меня! Он помешал мне добиться безграничной власти над всем этим и последующим миром. И я отомщу.

Каспар ощущал за плечом присутствие Кеовульфа. Занеся копье, рыцарь готов был в любой момент пронзить горло дракону, но пока зверь не нападал, Кеовульф стоял неподвижно. Юноша с первого взгляда увидел, что этот дракон не из тех трех, что сторожат замок по велению Гвиона. Чудище было красного цвета, с длинной мордой и обвислыми брылями, над которыми торчали вверх три пары клыков. Древние драконы, освобожденные из Яйца, вернулись в Тор. Человек-волк тоже обернулся к дракону, но, судя по всему, ярость на Каспара мешала ему думать о чем-либо еще. Со звериной ловкостью и силой он ринулся вперед, и юноша ощутил холодный укус смерти на ноге.

– Брат, брат, не трогай его! – отчаянно закричала Керидвэн. – Возьми меня. Пусть он и убил тебя, но ведь ты всегда ненавидел именно меня.

Гвион взревел столь бешено и свирепо, что Каспар чуть не задохнулся от смрадного дыхания чудовища. Присев на задние лапы, оборотень изготовился к прыжку. Юноша попытался преградить ему путь и заслонить собой мать, но был отброшен в сторону отцом. Бранвульф ринулся вперед и, наклонив голову, точно разъяренный бык, налетел на Гвиона. Сила удара швырнула их обоих прямо в огонь драконьей пасти.

– Нет! – закричал Каспар и, прикрывая рукавами лицо, чтобы уберечься от жара, кинулся туда.

Дракон отвел шею, втянул пламя в себя. Несколько мгновений юноша видел еще, как отец борется с Гвионом, прижимая его к каменному полу туннеля. А затем из раскаленных ноздрей вылетела струя огня.

28

– Отец! Нет! Нет! – кричал юноша.

Он хотел броситься за Бранвульфом, но Кеовульф удержал его. Так что к барону кинулся Пип. Но нестерпимый жар заставил паренька отступить.

Каспар пошатнулся. Вцепившись в плечо Кеовульфа, он повернулся к матери, что молча наблюдала за происходящим.

– Почему ты не остановила его? – в смятении прорыдал он.

– Он умирал. А теперь ушел закончить то, что пытался сделать ты. Это его право.

Она сглотнула. В глазах ее стояла такая пустота, какой Каспар никогда прежде не видел. Опершись на Халя и прикрыв рукой лицо от жара, жрица скорбно глядела на два скорченных силуэта в белой сердцевине огня.

– Отец!

Каспар в отчаянии рухнул на колени.

– Приготовь лук, Спар, – твердо велела ему Керидвэн. На лице ее застыла мрачная решимость.

Даже дрожа от горя и потрясения, Каспар не утратил способности делать то, к чему его так долго готовили: сражаться.

– Подожди, пока пламя опадет, – прокричал Кеовульф. – Дракону нас плохо видно, но мы должны застать его врасплох прежде, чем он снова изрыгнет пламя.

Каспар кивнул, прицелился и замер, выжидая. Пламя погасло – и он принялся спускать стрелу за стрелой, первым делом целясь в глаза. Халь рядом с ним метал ножи. Кеовульф ринулся вперед и ударил копьем вверх, багровая кровь дракона залила рыцарю лицо, шею и плечи. Калдеец отпрыгнул назад, и как раз вовремя: дракон пошатнулся и рухнул, едва не придавив его.

Все отошли в сторонку и ждали. Каспар вытер глаза, увидев перед собой обугленные останки отца.

125
{"b":"28681","o":1}