ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Опять началось, – чуть слышно выдохнула старуха, взглянув на лица возвращающихся.

Какой-то человек шагал к ним, сжимая маленький сверток – маленький грязный сверток. Каспар мгновенно узнал эти тряпки! Но угрюмое выражение на лице мужчины без всяких слов говорило: случилось что-то очень плохое.

Юноша бросился бежать. Скользя по камням мостовой, он подбежал к мужчине, но остановился и даже попятился, боясь заглянуть в сверток. Изольда мертва! Наверняка мертва – это читалось в глазах горожан. Мертва! Но все же он должен убедиться в этом собственными глазами.

Мужчина остановился и поглядел Каспару в лицо.

– Мне очень жаль, – выдавил он. – Все началось вновь.

По-прежнему не в силах заставить себя подойти, юноша вытянул шею, пытаясь заглянуть в одеяльце. Воображение рисовало синие губы, остекленевшие глаза малютки.

– Но… – срывающимся голосом начал он, почти теряя сознание. Пеннард подхватил его. – Что они с ней сделали?

Однако в следующее мгновение юноша даже засмеялся от облегчения:

– Это же не она!

– А одеяло ее? – спросил горожанин.

Молодой воин кивнул, с отвращением разглядывая зеленовато-коричневое существо, закутанное в пеленки Изольды. Он с ужасом обвел глазами окружавших его мужчин и только теперь заметил, что женщины и дети давно разбежались и попрятались по домам.

– Все началось снова! – панически закричал какой-то старик.

Каспар непонимающе смотрел на маленького уродца.

– Что это?

Голос с трудом повиновался ему. Горло так сжалось, что слова не шли.

– Они с гор, – объяснил кто-то. – Это подменыш с гор. Они живут в глубоком ущелье среди огромных ясеней. Такое уже случалось – ребенок пропадает, а скоро вместо него появляется один из ихних. Они великаны!

Каспар с сомнением поглядел на сморщенное существо. Что-то маловат для детеныша великанов. Из одного глаза уродца сочился желтый гной, тельце было таким тощеньким и хрупким, что больно смотреть.

– Тогда надо пойти в то ущелье и найти ее! Я должен ее вернуть.

Горожане дружно покачали головами.

– Ничего не выйдет. Эти великаны – настоящие чудовища.

Старик сунул больного младенца в руки Каспара. Первой реакцией юноши было отшвырнуть гнусную тварь, но он оцепенело прижал сверток к себе и снова поглядел на бедняжку. В глубине сердца у него что-то дрогнуло.

– Ты-то ведь ни в чем не виноват, – прохрипел он.

Что же теперь делать? Он лихорадочно пытался выработать план. Надо как следует позаботиться о ребенке. Ведь есть же в мире справедливость – и если хорошо обращаться с подменышем, возможно, те существа тоже приглядят за Изольдой.

– О, Великая Мать! – взмолился он. – Дорогая Мать, сохрани моего ребенка!

Горожане начали пугливо расходиться. Двери закрылись, окна спрятались под тяжелыми ставнями. На улицах зажглось множество фонарей. Над городом повисла тягостная атмосфера страха. Скоро рядом с Каспаром остался один лишь Пеннард.

– Это моя вина, – горестно произнес он. – Не разозлись я так из-за собаки, ничего не случилось бы.

– Нет, – покачал головой Каспар. – Виноват только я один. Как мог я быть так глуп?

Он снова поглядел на больного младенца.

– Бедняжка…

Как же вернуть Изольду? Нельзя терять надежды. Надежда остается всегда. Всегда. Его, Каспара, родная мать, двенадцать лет томилась в заточении. Что ж, если ему потребуется двенадцать лет на то, чтобы найти девочку, – пусть будет так. Только бы все же найти!

– Ты знаешь, где это ущелье? – спросил он Пеннарда.

Парень стоял с убитым видом и весь дрожал. Каспар удивился – ведь до сих пор тот проявлял потрясающее хладнокровие и самообладание.

– Да. – Голос Пеннарда звенел от страха, глаза затуманились, словно он глядел куда-то внутрь себя. – Да, знаю.

– Отведешь меня туда! Парень затряс головой.

– Нет!

– Почему? – страстно воскликнул торра-альтанец. – Я должен вернуть своего ребенка. Должен! Ты понимаешь?

– Ничего не выйдет, – безжизненно отозвался Пеннард. – Прости. Мы ничего не можем сделать. Ничего.

Младенец на руках Каспара слабо закопошился. Юноша почти автоматически повернулся к козе.

Привычными, загрубелыми пальцами подоил ее, налил молока в Изольдину роговую чашечку. Существо отпило глоточек и снова впало в беспокойную дремоту. Но стойте! Внезапно Каспар вспомнил о триночнице!

Рейна дала ему три флакона снадобья для коня – и он использовал все три, а потом просто-напросто запихнул пустые склянки в карман и напрочь позабыл о них. Но они до сих пор пахли липким лекарством. Наверное, такой крохе даже этих остатков хватит!

Он налил во флаконы молока и взболтал, а потом разбудил подменыша. Проявляя более досады, нежели терпения, умудрился споить ему половину порции, прежде чем тот снова заснул, а остальное оставил на потом.

Каспар повернулся к Пеннарду.

– Скажи мне хотя бы, где это ущелье.

Некогда спорить. Если парень трусит и сам помощи не предлагает, то и уговаривать его нечего – от такого больше вреда, чем пользы.

– Не скажу. Ты только сам погибнешь, а ребенка все равно не спасешь.

– Не твое дело, – угрожающе настаивал Каспар. – И ты мне скажешь. Я потерял малышку, которая была для меня всем на свете. И не успокоюсь, пока не верну ее.

– Они убьют тебя, как… – Парень на миг замолчал, закашлялся, а потом невыразительным голосом докончил: – Как моего отца.

Каспар мгновенно понял: чтобы хоть чего-то добиться от Пеннарда, надо узнать его историю.

– Расскажи мне, как это было! Пойдем, давай отыщем какую-нибудь тихую комнатку, чтобы ребенок не мерз.

Трактирщик «Приюта оружейников» захлопнул дверь у них перед носом:

– Не смейте тащить сюда эту тварь! Поступите с ней так, как мы всегда поступаем с ними – оставьте у источника на окраине города. К утру волки с ней разберутся.

– Надо уйти отсюда, – сказал Каспар Пеннарду. – Выбраться из города, подальше от всей этой истерии. Там я смогу думать спокойно.

Необходимость действовать вновь укрепила его разум. Надо поесть, надо выспаться – чтобы набраться сил для завтрашнего дня, для спасения Изольды.

– Не мог бы ты раздобыть какой-нибудь еды? – попросил юноша, всовывая в руку Пеннарда пригоршню монет.

Тот уставился на него с изумлением и подозрением в глазах.

– Откуда это у бродяги вроде тебя столько денег?

Каспар не удосужился объяснять, да, похоже, Пеннард и не ждал ответа, а лишь утвердился в своих предположениях. Умчавшись прочь, он скоро вернулся с мешком припасов.

– Спасибо, – буркнул торра-альтанец, разворачивая пони.

Коза с блеянием бежала следом. Пеннард и его выдрессированная псина без всяких уговоров и просьб двинулись за ними, что удивило юношу, – но он промолчал.

В пригородах Неграферра они проехали множество кузниц и оружейных мастерских, а в окрестных лесах повсюду встречались углежоги, присматривающие за круглыми курганчиками дымящихся поленьев. Дальше, милях в двух от порта, показались высокие кирпичные печи, из труб которых валил красно-бурый дым. На радость Каспару, ветер сносил этот дым в другую сторону. Пейзаж кругом был обезображен коричневыми пятнами увядания, а рев пламени слышался даже на таком расстоянии.

Ничего подобного юноше видеть еще не доводилось.

– Что это?

– Плавильни, – ответил Пеннард.

Каспар кивнул, вспоминая, сколько кузниц попалось им по пути.

– Мы делаем лучшее оружие в мире, – расхвастался его спутник. – Черные доспехи Неграферра.

– Но ведь это даже на железо не похоже.

– Потому что туда добавляют неграферр, – пояснил парень. – Порт назван в честь открытого здесь металла. В окрестностях города лежат богатые месторождения. Только вот ковать его – дело очень тонкое, это секрет наших кузнецов. Минерал добывают у подножия вот тех лиловых гор, – он махнул рукой в сторону, – а потом привозят в плавильни, добавляют в сталь и нагревают до нужной температуры. Наши кузнецы делают из этого сплава самое знаменитое оружие – тверже алмаза.

72
{"b":"28681","o":1}