ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это дерево, связующее все части мироздания. Корни его погружены в землю, а ветви тянутся к небу. Изучая это дерево, мы познаем, как связано между собой все сущее, и учимся понимать, что наши поступки, пусть даже самые незначительные, являются частью великой бесконечной цепи происходящего, – перебил старуху Каспар.

Та улыбнулась.

– А ты, похоже, мудрее, чем я полагала. И все же, пусть голова твоя набита знаниями, здравого смысла тебе крайне недостает. – Улыбка ее поблекла. – Мой народ страдает.

Люди Ясеня зависят от точного баланса самых чистых элементов, ядовитый бурый дым плавилен губит их. Отбросы топок загрязнили и воды, что сочатся ко мне из всех уголков земли, рассказывая вести издалека. Но теперь корни побурели, а мое зрение померкло. – Она вздохнула. – А мой сын умирает. Если я потеряю его, то тоже умру.

– О, Ведунья Ясеня, мы думали, этот человек может воспользоваться своей силой, чтобы помочь нам, – вмешалась Изелла, выступая с братом вперед.

– Наша судьба – не его судьба. Это лишь собственные наши проблемы, – строго возразила старуха Ясеня, протирая глаза – видимо, они сильно болели, даже касаться их было мучительно. Она гневно вскинулась на прекрасную охотницу. – Как тебе только хватило глупости пытаться завладеть подобной силой?

Никто не успел ответить. Сверху раздался быстрый топоток бегущих ног и в чертог, запыхавшись, ворвались три охотницы.

– О, Ведунья Ясеня, мы гнались за ним через весь лес, но этот юноша из Неграферра получил слишком хорошую фору и все-таки ушел.

– Он поведет их на нас! – продребезжала старуха. – Люди Неграферра нападут на нас, и тут я ничем не могу помочь вам.

– Мы должны драться! – заявил Каспар. – Я буду биться бок о бок с вами.

– Но ты же один из них! – изумленно вскричал Изен.

– То, что они делают, – неправильно, – просто отозвался юноша. – Моя мать – высшая жрица Великой Матери, она почитает за святую свою обязанность защищать порядки, что заведены самой природой. То, что эти люди творят со своими топками, – прямое святотатство.

Он твердо уставился в глаза ведунье.

– Но я не хочу видеть, как они умирают. Вполне достаточно просто покарать их.

– Мы будем рады твоей помощи, сын Керидвэн. Наши познания в военном искусстве утрачены. Руководи нами. Каспар старался сдержать улыбку.

– Помочь вам – мой долг, – сказал он со всей важностью, что только мог подпустить в голос.

Старуха Ясеня слабо улыбнулась и продолжила:

– Теперь, когда Изелла натравила на них великанов, они нападут непременно. Одного появления людоедов уже хватило бы, чтобы народ Неграферра преодолел суеверный страх перед нами. Более того, брат Придди им все расскажет, и они явятся, чтобы смести наш народ с лица земли. Я не права, Каспар? Скажи мне, если людские порядки не таковы.

Юноша кивнул.

– Да, это люди. Они не придут спасать ребенка, но непременно явятся, если под угрозой окажется их заработок. Ведунья Ясеня продолжала:

– Их тысячи, а нас не более нескольких сотен. Они явятся из плавилен и из города, и мы никак не сможем остановить их.

– Я могу остановить их – только не Некрондом. – Каспар вздохнул, понимая, что должен сделать это. Ведь он имеет дело с древним народом Великой Матери, нельзя допустить, чтобы все племя перебили.

– И как же? – скептически осведомился Изен.

Каспар кашлянул и осторожно ощупал челюсть. Ему хватало познаний в военном деле, чтобы придумать надежный тактический способ обороны, но он еще не связал концы с концами. Кроме того, ведь сделать понадобится гораздо большее: надо предотвратить любую будущую угрозу. Слишком уж страшна мысль о том, что народ побережья вырежет женщин и детей, прячущихся в домах в поисках спасения.

– Сперва, – начал он рассуждать вслух, – мы должны выжать как можно больше из вашей зловещей репутации. Старейшины дружно закивали в ответ.

– Пусть охотницы спрячутся в деревьях и ударят по нападающим с флангов. Поверьте мне, это в высшей степени неприятное ощущение, боевого духа оно лишает здорово! Это напугает врагов и слегка проредит их ряды, но, уверен, уж собравшись на войну, они выступят огромным полчищем. Вы убьете многих, но все же не сможете остановить всех, и они отыщут ваши дома и…

Больше говорить и не требовалось.

– Мы слушаем, – заверила его Ведунья Ясеня. Каспар потер подбородок.

– Надо вооружить воинов и возвести укрепления. Изелла немедленно отыскала уязвимое место в его плане.

– Даже наши воины не в состоянии совладать с целой армией Неграферра, особенно если присоединятся рабочие с рудников и солдаты, что едут в Оран. Нас мало, а охотничьи стрелы бесполезны против их доспехов, – заметила она.

– Да, но вы заставили Пеннарда оставить его доспехи у подножия утеса у входа в долину. Можно расплавить их и заострить наконечники стрел.

Изелла покачала головой.

– Нет, не выйдет. Мы не можем касаться черного металла. Он нас обжигает.

– Ох, – приуныл Каспар. Что бы такое придумать? – Но вы же по крайней мере можете выбить всех, на ком не будет доспехов.

– Ты уверен, что знаешь, что делаешь? – осведомилась старуха Ясеня, подрывая его и без того шаткую уверенность в себе.

Однако, хотя сердце ушло в пятки, юноша браво кивнул.

– Я же сын владельца крепости. Мой род уже тысячу лет держит пограничный замок, отбивая малыми силами нападения несметных воинств. И все благодаря лукам.

Изен ухмыльнулся и что-то одобрительно пророкотал. В глазах его появился огонек, движения стали не такими рассеянными и бесцельными.

Каспар устало улыбнулся в ответ, подавляя собственные сомнения и страхи. Пора переходить к приказам.

– Изелла, пошли кого-нибудь отыскать те доспехи. Возможно, они мне все-таки понадобятся. – Он вскинул руку, предотвращая ее возражения. – Вели им тащить доспехи на палках, чтобы не пришлось самим прикасаться к металлу. Затем пошли трёх охотниц к Неграферру с приказом тотчас же донести, едва завидят, что из города вышло войско.

Изелла кивнула и тут же исчезла.

– Каспар повернулся к собравшимся сзади старейшинам.

– Разбудите воинов. Пусть с помощью женщин нарубят толстые столбы и заострят их с обеих сторон. Надо построить хоть какие-то укрепления. Изен, – повернулся он к рослому сыну Ясеня, – я хочу взглянуть на ваше оружие.

Одна из старейшин, беспокойно бормоча, настояла на том, чтобы идти вместе с ними в общий чертог. Каспар от изумления раскрыл рот. Ну и луки! Такие длинные и толстые – ему нипочем не согнуть. А мечи! Тяжеленные, только вот, увы, ржавые-прержавые.

– А вы пользоваться-то ими умеете? – спросил торра-альтанец у Изена.

– Разумеется, нет! – резко вмешалась старуха.

– Очень даже умеем. Мы регулярно упражняемся, – рыкнул на нее великан.

Каспар нахмурился, не зная, как все это понимать.

– Это не настоящие упражнения, всего-навсего церемониал, не более того. Я решительно против всей этой затеи. – Старейшина качнула посохом в сторону Каспара. – Охотницам и молодым матерям ничего толком не рассказывали, но мы-то, старейшины, отлично все знаем.

– И хотите, чтобы нас всех перебили? – обрушился на нее Изен, хватая со стены исполинский меч и легко, точно пушинку, вертя его над головой.

В глазах его разгорелось жутковатое пламя. Окончив демонстрацию силы, великан с нежностью погладил клинок.

– Видите, я прекрасно могу использовать его по назначению, – проворчал он. – Обычно нам это запрещают, лишь во тьме новорожденной луны, когда Боги не видят нас, мы можем снимать мечи со стены.

– А луки?

Изен кивнул и ухмыльнулся.

– Еженедельно. Чуть меньше – и мы вовсе утратим навыки.

Он повел юношу в каморку, уставленную корзинами из ивовых ветвей, где хранились заостренные деревянные копья футов четырех в длину и по крайней мере впятеро толще торра-альтанских стрел. Этакие снаряды, да еще выпущенные с соответствующей силой, даже без стальных наконечников пробьют доспехи и нанесут тяжелые раны.

86
{"b":"28681","o":1}