ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каспар засмеялся.

– Украсть такой большой корабль, чтобы провез нас по ледяным торосам? Не мели чушь! Однако Изелла не смеялась.

– А по мне, вполне возможное дело, – задумчиво проговорила она. – Моряки сильнее кого бы то ни было скучают по женскому обществу.

И охотница Ясеня растаяла в тенях.

Тревожно ожидая ее возвращения перед огромным камином, согревавшим весь зал, Каспар не удержался и задал вопрос, что давно вертелся у него на языке:

– Но как она узнает? Изен засмеялся.

– Ваши мужчины не в силах устоять перед дочерьми Ясеня. Насколько мне известно, один ты не поддался соблазну, когда тебя искушали. Да они ей все, что хошь, выложат.

Через несколько часов Изелла вернулась, улыбаясь до ушей.

– Моряки! Кровь в них так и кипит! С соскучившимся моряком никто не сравнится. – Она поглядела на Каспара и насмешливо изогнула тонкую бровь. – Ты сам не знаешь, чего лишаешься. Верно, уж локти кусаешь, что отказался.

Каспар подумал, что Халь счел бы его полным кретином. Изелла была полна невероятного соблазна – но юноша хранил неколебимую верность Май. В глубине сердца он отдавал себе отчет в том, что никогда не обращался с ней так, как она того заслуживала. И ничего, ничего уже не исправить. Несчастная умерла прежде, чем он успел загладить вину.

– Ты что, совсем не слушаешь?

Придди, как всегда, только и ждала повода сделать ему замечание.

В жизни Каспару еще не приходилось сознавать, что кто-то считает его настолько никчемным. Придди, совсем еще девочка, обладала такими внутренними резервами, о каких он мог только догадываться. Еще водилась за ней пренеприятная привычка исчезать, точно растворяясь в пейзаже, – эта привычка всегда заставляла юношу нервничать. Трог с любопытством принюхивался к девочке и порой Каспар гадал: уж не суждено ли ему привести ее к Керидвэн и Брид в качестве новой Девы. От Придди, что ни говори, исходила некая странная сила. Девочка поглядела на него с обычным своим непроницаемым выражением, и Каспару очень захотелось, чтобы он все-таки ошибался, и она не оказалась новой жрицей.

– Совсем не слушаешь! – возмущенно повторила Изелла слова Придди. – Так вот, моряк меня ждет – этакий рыжеволосый пират. Он избороздил все моря от севера до востока. Они с командой спят и видят, как бы сбежать от императрицы. Он ее терпеть не может, потому что при ней он человек подневольный, обычный раб, которого ценят за мастерство кораблевождения. Команда у него небольшая, горстка матросов. Говорит, на них можно безоговорочно положиться. Все они тоже рабы и так же жаждут сбежать из-под гнета императрицы.

– А я еще утверждал, будто ты не сможешь украсть корабль, – засмеялся Каспар и с энтузиазмом спросил: – Так когда отплываем?

– Как только проберемся на борт.

– Но как нам это удастся?

Торра-альтанцу не верилось, что Изелла сумела все устроить.

– Да запросто! – улыбнулась она. – Мы с Придди и Изеном можем проскользнуть мимо стражников так, что те ничего и не заметят.

– А мы с Пеннардом как же?

– Я их отвлеку. Держитесь как можно ближе к Изену. Он позаботится о вас, а я о страже. – Изелла уже все продумала.

– Мне надо проверить, как там моя коза и конь, – сказал Каспар солдат у двери. – И еще мы хотим немножко подышать свежим воздухом перед сном.

Стражник вопросительно поглядел на императрицу. Та кивнула и сделала стражнику знак следовать за ними. Смеясь и громко болтая, друзья зашагали к загону, где содержали животных. Там они подоили козу, а потом сгрудились перед одним из костров, что швырял в ночное небо снопы искр.

Собаки не отходили от Придди с Изольдой. Еще секунду назад они жались к ногам девочки, а через миг уже шли сами по себе, обнюхивая пустое пространство. Даже коза, которой Каспар исподтишка помог выбраться из загончика, семенила следом. Солдаты императрицы смеялись вслед, но никто не удосужился загонять ее обратно. В какой-то момент торра-альтанцу померещилось, будто он различает Придди, пересекающую луч лунного света, но, может статься, то было лишь облачко тумана, слетевшее с буковых ветвей. Девочка двигалась так тихо и плавно, что просто растаяла.

– Человеческий взгляд, – пояснил Изен, – да и вообще взгляд любого животного привык различать движение. А если правильно одеваться и правильно двигаться, глаз обманывается.

Пеннард недоверчиво фыркнул.

– Волшебство это. Вы все колдуны, мы всегда говорили.

– И что, скажи на милость, Пеннард, тут волшебного? – осведомился Изен, как раз когда сестра его вдруг возникла рядом с часовым на краю лагеря.

Почему-то тот даже не удивился, а лишь приветственно осклабился.

– Ну, ну… гм… – начал было запинаться Пеннард, но тут же нашелся и, переведя взгляд на Каспара, расхохотался. – Вот где, дружище, самое-то что ни на есть настоящее волшебство.

Едва ли не глотая слюну, он смотрел, как Изелла льнет к часовому, положив мягкую ручку тому на грудь.

– Быстрее! – скомандовал Изен, притягивая Каспара к себе под плащ. – Я вернусь за тобой, Пеннард.

Юноша испытал странное ощущение, точно летит – так могучи, но плавны были шаги сына Ясеня. Одно плохо, под плащом слишком уж остро и неприятно пахло. Каспар понятия не имел, куда они идут, пока гигант не вынул его и не поставил на дощатый настил. Кругом было темно, хоть глаз выколи, стоял резкий запах брезента – похоже, юноша оказался в каком-то потайном укрытии. Доски под ногами покачивались, и торра-альтанец понял, что находится на борту стоящего на мелководье корабля императрицы.

Он ощупью нашел себе место, чтобы присесть. Хотя видно так ничего и не было, зато в темноте доносилось знакомое сопение Трога и время от времени – воркование малышки. Все хорошо! Каспар себя не помнил от радости. Через несколько минут Изен вернулся с Пеннардом, а еще через довольно долгое время послышался голос Изеллы.

– Теперь скорее! – велела она.

Корабль вздрогнул и качнулся сильнее.

Каспар вцепился в скамью и прижался к Придди.

– Дай мне ребенка! – потребовал он, желая лично убедиться в том, что с Изольдой все в порядке.

Придди неохотно повиновалась.

– Ты не годишься, чтобы за ней ухаживать.

– Я ее люблю, и она мой ребенок, – прошипел Каспар, сдерживая гнев.

– Ну, так и я ее люблю, – фыркнула Придди.

– Тогда, – вмешался Изен, – вам лучше бы подружиться.

Гигантский воин находился в удивительно спокойном и умиротворенном состоянии духа, как будто это не он еще недавно в ярости увечил и убивал врагов, голыми руками раздирая их на части.

– Никогда я не подружусь с человеком! Никогда и ни за что! – возмутилась воспитанница племени Ясеня. – Они только и знают, что пытаются уничтожить мой народ.

Пеннард с болью поглядел на нее.

– Наша мать так убивалась, потеряв тебя, что на меня у нее любви уже не хватило. Но теперь я начинаю жалеть, что нашел тебя.

– Ты мне не брат. Я дочь Ясеня.

– Изольда ведь тоже человек, – заметил Каспар.

– О нет. Она тоже дочь Ясеня.

Каспар взглядом попросил у Изена помощи. Гигантский воин добродушно покосился на Придди.

– Она еще слишком мала. Вот уж не думал, что она не понимает, что сама человек.

– Я вовсе не человек! – взвилась девочка. – Гнусные существа. Они отравляют воздух. Из-за них моя мать заболела, а все потому, что им нужны эти треклятые печи, чтобы снова и снова убивать.

Пеннард застонал, а Изелла успокаивающе погладила девочку по плечу.

– От природы сердца у них вовсе не злобные. Во всем виновато их невежество, неумение понимать.

Дальше Каспар не слушал. Его начало страшно тошнить, хотелось лишь одного – поскорее выбраться из-под брезента.

Трог тоже растянулся на палубе и стонал всякий раз, как море подбрасывало и швыряло корабль на очередной волне. Изелла погладила юношу по лбу.

– И впрямь, это куда неприятнее, чем можно подумать.

Торра-альтанец пытался думать только о хорошем, о чем угодно, что помогло бы избавиться от всепоглощающей дурноты. Но к его и без того плачевному состоянию лишь добавилась нарастающая боль в голове.

97
{"b":"28681","o":1}