ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Великие вожди, – поддразнил Пеннард, – не страдают морской болезнью.

Каспар со стоном выполз из-под брезента. Команда корабля вела себя как ни в чем не бывало. Матросы бойко натягивали канаты и занимались своими делами. Один предложил юноше галету.

– Пожуй маленько. Иногда помогает, – посоветовал он.

Но Каспар заполз обратно под брезент и всю ночь провалялся там пластом. Лишь когда корабль обогнул мыс и море перестало с такой силой колотиться о борт, ему стало чуть-чуть полегче.

К утру ветер слегка приутих, и, хотя задувало еще порядочно, корабль уже не так плясал на волнах. Изелла сидела рядом с юношей, нежно поглаживая его по шее, чтобы унять дурноту. И от этих воздушных касаний он забыл обо всем на свете.

– Ни разу еще мужчина не отвергал меня, – тихонько произнесла прекрасная охотница. – Я вообще не слыхала, чтобы дочь Ясеня когда-либо получала отказ. Не хочешь передумать?

Ее прикосновения бросали в дрожь.

– Нет, – ответил юноша, сам не понимая почему.

Ведь Май мертва. Нельзя же всю жизнь хранить верность призраку, а к этому существу, столь красивому и исполненному соблазна, он, Каспар, пылает горячей страстью. И все же ему мерещилось в этом нечто, унижающее его мужское достоинство. Слишком сильна, слишком властна была дочь Ясеня, а молодому торра-альтанцу хотелось хоть отчасти сохранить окружавший его ореол тайны.

– Корабли на юге! – закричал с верхушки мачты дозорный.

– За нами погоня! – подхватили крик другие матросы.

Каспар и его спутники вылезли из своего укрытия навстречу промозглому серому дню. Ветер дул сильно, но теперь прямо в корму, так что качка уменьшилась. Торра-альтанец, пошатываясь, отправился на поиски капитана, рыжего здоровяка с кирпичной от соленых ветров кожей. Тот с мрачным видом орал какие-то команды. Молодой воин поглядел вперед и увидел, что корабль прямым ходом направляется к мысу.

– А скал там нет? – удивился Каспар.

– Есть, как не быть, но я хочу идти самым быстрым курсом. Мне, например, вовсе не улыбается попасть в плен к императрице. Ты знаешь, что она делает с дезертирами?

Юноша не знал, но вполне мог представить.

– Когда мы войдем в ледяные торосы, лавировать станет легче. Возможно, и удастся ускользнуть, – с напускным спокойствием произнес капитан, хотя сведенные брови выдавали его страх и волнение.

Следующие два часа Каспар провисел, перегнувшись через нос судна, время от времени поднимая голову, чтобы проверить, не приблизилась ли широкая ледяная равнина, что виднелась вдали на севере. Он ничем не мог убыстрить ход корабля, поэтому погрузился в свои мысли, рассеянно наблюдая, как окованный нос корабля режет морскую гладь, пробираясь между айсбергами.

– А мне казалось, ты говорила, это их лучший корабль, – упрекнул он Изеллу, когда та присоединилась к нему.

– Ну, да, говорила.

– Тогда почему же императрица нас все-таки догоняет? Изелла резко развернулась и бросилась к капитану. Спустя несколько минут она вернулась. На лице ее читалась тревога.

– Насколько я поняла, он вовсе не утверждал, что это самый быстрый корабль, а только, что самый лучший. То есть самый крепкий в тяжелых условиях и самый подходящий для плавания во льдах. А потому – отнюдь не самый быстрый.

Каспар с сомнением глянул на четыре корабля за кормой.

– Успеет он войти в ледовое поле прежде, чем они настигнут нас?

Дочь Ясеня лишь пожала плечами.

Рыжеволосый здоровяк-капитан подошел и встал за плечом юноши.

– Некоторое время у нас в запасе еще есть. Отдохни, паренек. Очень может быть, с утра ты нам понадобишься. До тех пор-то они нас точно не догонят. Кто знает, может, еще успеем уйти во льды. А вот если нет, держи лук наготове. Тот чудной верзила говорит, ты мастак стрелять.

Каспар кивнул. Отрадно было сознавать, что и он может еще на что-то сгодиться. Он снова улегся под брезентом и, странное дело, заснул легче, предвкушая, что с утра ему найдется дело.

На рассвете его разбудили. Юноша поспешно отдал малышку Придди – та приняла Изольду с пылкостью посвященного. Хотя вообще-то воспитанница народа Ясеня не слишком нравилась Каспару, но сейчас он радовался тому, что она здесь – если с ним что-то случится, она сделает все возможное, лишь бы позаботиться о ребенке.

Корабли императрицы быстро шли на сближение.

– Что происходит? – спросил торра-альтанец.

Капитан указал вперед: на гладкие неровные льдины, что образовывали затейливый узор над темной водой. До них оставалось около мили.

– Доберемся туда аккурат, как они нас догонят, так что готовься.

Каспар кивнул и занял место рядом с Изеном, Изеллой и теми матросами, что не были заняты управлением кораблем. Суровые, собранные, готовые к бою, стояли они на корме.

– Капитан просто старается поднять дух команды, – ровным голосом произнес Изен. – Ведь ясно, как день, ничего не выйдет.

– Вон оно! Снова! – вскрикнула Придди, показывая на море.

Второй рукой она прижимала к себе Изольду. Малютка сидела у нее на бедре и гримасничала, подражая своей маленькой няньке.

– Что снова? – спросил Каспар.

– Ах, да ты все проспал! – уничтожающе отозвалась Придди. – Я уже дважды видела, как что-то движется в воде рядом с нами.

Торра-альтанец весь подобрался. Корабли императрицы брали беглецов в клещи. Матросы на них стояли, готовые перекинуть сходни и перебраться на мятежный корабль. Юноша с разочарованием обнаружил, что подходящей мишени для него нет: вражеские суда были защищены высокими укреплениями.

Изелла дернула его за рукав.

– Отойди-ка подальше от Изена.

Взгляд гиганта уже остекленел, глаза налились жаждой крови и предвкушением битвы. Да уж, биться придется. А ведь их не больше десяти человек. Десять человек против четырех боевых кораблей.

– Предатели! Дезертиры! – неслись над водой яростные вопли.

– Придди, прячься! – торопливо велел Каспар, сосредотачиваясь на ближайшем корабле, подрезавшем их справа.

Вот из-за заслона неосторожно высунулась поправить веревку чья-то рука. Юноша спустил тетиву и с удовлетворением услышал громкий вопль: стрела пронзила ладонь. Повернувшись к левому кораблю, он заметил моряка у штурвала – превосходная мишень. Юноша уже прицелился, как вдруг первое судно с грохотом ударило в их борт.

Раздался душераздирающий треск. Палуба вздыбилась, защитники пиратского корабля повалились. Воздух звенел от проклятий и стонов. С вражеского судна хлынул поток нападающих. Каспар, шатаясь, поднялся на ноги и принялся одна за другой выпускать в толпу стрелы, но врагов было слишком много. Изен, объятый слепой яростью, ринулся вперед и сшиб Каспара с ног.

Команды обоих кораблей кровожадно вопили. В дерево впивались топоры и абордажные крючья. Палуба ходила ходуном так, что голова шла кругом, но торра-альтанец понимал: надо собраться. Еще лежа, он выпустил последнюю стрелу и, выхватив кинжал, вонзил в навалившегося сверху противника. Лицо солдата прижималось к самому его лицу. Каспар со всей силы давил на рукоять, стараясь проткнуть толстую и многослойную одежду нападавшего и найти уязвимое место. Наконец это ему удалось, и молодой воин с яростным выдохом всадил клинок в живот врага.

Внезапно воздух наполнили крики ужаса. Каспар вскочил и развернулся. За бортом барахталось множество народа. Один из вражеских кораблей завалился набок и быстро тонул. Нос второго неестественно приподнимался над поверхностью моря. Торра-альтанец на миг заметил мелькнувший в волнах зазубренный хвост. На палубу обрушились потоки воды. Несколько мгновений юноша лишь тупо таращился по сторонам, но потом пришел в себя и увидел, что Изен, не теряя времени даром, валит солдат императрицы за борт, а матросы-рабы отцепляют абордажные крючья и перерезают канаты, что удерживали корабли вместе.

Вот им удалось освободиться и капитан, пользуясь случаем, направил корабль прямиком в торосы. Через несколько минут острый нос с жутким скрежетом врезался в лед.

98
{"b":"28681","o":1}