ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подобным образом поступали и при определении уменьшенного оброка в черноземной полосе. Степная отличалась тем от черноземной, что там не было низшего размера, а был один указанный; это объясняется обилием незаселенной земли в степных губерниях; именно в нечерноземной и степной полосе на первую десятину отчислялось 4 руб., а оставшиеся затем 5 руб. равномерно раскладывались на остальные части надела. Вы поймете разницу, какую вносило это расчисление; если, например, крестьяне за 4 десятины получаемого надела должны были платить оброка 12 руб., то при уменьшении надела и оброк должен бы был уменьшаться пропорционально; например, если они получали полнадела — 2 десятины, то они должны были бы платить 6 руб. По Положению расчислите, сколько они должны были платить: за первую десятину — 6 руб., за вторую — 3 — итого 9 руб. Что было бы, если бы они получили вместо 4 десятин только 3? По простому пропорциональному расчету они должны были платить три четверти подушного оброка, т.е. 9 руб. Что они платили на самом деле? За первую — 6 руб., за вторую — 3 руб., остальные 3 руб. распределялись поровну на остальные две десятины, по 1,5 руб. Так как они одной десятины не получали, то их оброк — 10 р. 50 к. вместо 9 руб. Очевидно, эти статьи внесены были для того, чтобы удержать стремление крестьян нечерноземной полосы уменьшать свой надел.

Помещики хотели оценить дороже первую десятину; взявши первую десятину, крестьянину не было расчета отказываться от остальных: тяжела была первая десятина. Эту подробность об оценке первой десятины внесли депутаты второго призыва, действовавшие против обязательного выкупа. Таким образом, депутатам второго призыва мы обязаны двумя принципами, внесенными в Положение: принципом добровольного соглашения, оказавшимся во многих отношениях невыгодным для крестьян, и законом о первой десятине. Так совершился надел в барщинных имениях, так же было определено высшее количество работы: за высший подушный надел — 40 мужских дней и 30 женских. Так крестьяне становились в положение временнообязанных, получая от землевладельца земельный надел в постоянное пользование. Легко понять значение этого временнообязанного положения, которым крестьяне становились в такое отношение к земле и землевладельцам, в какое приблизительно они поставлены были Уложением царя Алексея; восстановлялось поземельное прикрепление крестьян с освобождением их от крепостной зависимости, но с сохранением вотчинного полицейского надзора помещика над крестьянами. Последним моментом освобождения был выкуп крестьянской земли, отведенной в их постоянное и неотъемлемое пользование. Выкуп этот представляет сложный процесс. Выкуп земель, отведенных в постоянное пользование крестьян, совершился на основании оброка, определенного уставной грамотой. Земля, которую выкупали крестьяне, ценилась посредством капитализации назначенного за нее оброка 6%; это значит, что сумма оброка, обозначенного в уставной грамоте, помножалась на 16 р. 67 к., и, таким образом, получалась сумма, определявшая стоимость выкупаемой земли, каждый рубль оброка соответствовал 16 р. 67 к. капитала. При этом установлен был особый порядок для выкупа усадьбы и полевого участка. Усадьба выкупалась по желанию крестьян, т.е. даже без согласия землевладельца; стоимость усадьбы, т.е. земли под крестьянским двором и огородом, определялась посредством капитализации части оброка, отчисленной на усадьбу. Для этого все усадьбы разделены были на четыре разряд а по своей стоимости; на усадьбы низшего размера отчислялось от оброка 1,5 руб., на усадьбу высшего — 3,5 или более; эти 1,5и3,5 или более помножались на 16 р. 67 к., и получалась стоимость усадьбы. Полевой надел мог быть выкуплен двояким образом: по добровольному соглашению крестьян с землевладельцами и по одностороннему требованию землевладельца. Выкуп не мог совершаться по одностороннему требованию крестьян. Стоимость участка вычислялась точно так же, как и стоимость усадьбы, т.е. сумма оброка, оставшаяся за вычислением доли, падавшей на усадьбу, капитализовалась из 6%.

Ссуда

Кто платил за выкупаемую землю терявшим ее землевладельцам? Сами крестьяне, разумеется, не имели достаточно средств для этого, поэтому государство приняло на себя содействовать операции, выдавая крестьянам выкупную сумму в известном размере. Очень незначительная часть крестьян могла выкупить свои наделы без помощи этой ссуды. Размер этой ссуды определялся также сложным способом. Если выкуп совершался по добровольному соглашению обеих сторон и притом крестьяне выкупали полный надел, обозначенный в уставной грамоте, то правительство брало на себя заплатить землевладельцу за крестьян 80 коп. с рубля капитальной суммы, предоставляя остальные 20 коп. уплатить самим крестьянам по соглашению с землевладельцем. Они могли уплатить и больше 20 коп., только казна брала на себя уплату четырех пятых капитальной суммы, которая пришлась за надел. Эти 20 коп. как дополнительный платеж, вносимый самими крестьянами, обыкновенно переводились на работу, т.е. крестьяне уплачивали его не деньгами, а трудом; иные помещики отказывались от дополнительного платежа. Если выкуп совершался по требованию помещика без согласия на то крестьян, принудительно, то казна выдавала ему по 75 коп. за рубль, причем дополнительный платеж пропадал для него, так как его не обязывались вносить крестьяне, не давшие согласия на выкуп. Это, очевидно, служило косвенным побуждением совершать выкуп по добровольному соглашению. Если помещик по соглашению с крестьянами дарил им часть земли, то они могли отказаться от остальной части отведенного им надела, которая поступала в собственность землевладельца. По общему правилу, надел, который выкупали крестьяне, не мог быть меньше одной трети высшего размера, назначенного для той местности; дарственный надел они могли принять в размере не менее одной четверти высшей нормы; это так называемый четвертной, или нищенский, надел, на который крестьяне бросались в тех местностях, где на землю был назначен слишком высокий оброк, т.е. где эту землю нужно выкупать по дорогой цене. Землевладелец в черноземных губерниях имел выгоду предлагать крестьянам четвертной надел, а крестьянам казалось, что им выгодно получать маленький надел без выкупа. До сих пор на таком четвертном наделе сидит свыше 0,5 млн душ преимущественно, если не исключительно, в черноземных губерниях.

Выкупные платежи

Ссуда, выданная правительством помещику за землю, ложилась на крестьян как казенный их долг. За этот долг они обязывались выкупным платежом, который определялся как процент со взятой из казны ссуды. Выкупной платеж — 6% ссуды; в эти 6% входит и рост с капитала и процент погашения. Выкупной платеж погашает падающий на крестьян казенный долг в продолжение 49 лет со времени выкупа. Выкупные платежи большей части местностей равняются или даже превышают сумму всех остальных платежей, падающих на крестьян.

При выдаче землевладельцу казенной ссуды банковыми билетами вычитался казенный долг, лежавший на имении. Мы видели, что таких долгов, лежавших на заложенных имениях, к 1861 г. накопилось до 450 млн. До сих пор выкупная операция потребовала из казны свыше 700 млн ссуды, следовательно, выкуп обошелся в миллиард с лишком. До конца царствования Александра II выкуплено более 80% всех временнообязанных крестьян, так что оставалось 1,5 млн ревизских душ в положении временнообязанных. В начале царствования Александра III, именно декабрьским указом 1881 г., предположено было эти 1,5 млн, или около миллиона душ, выкупить обязательно по требованию правительства, чтобы развязать последний узел, оставшийся от крепостного права. Так как этот выкуп совершался не по требованию помещиков и не по добровольному соглашению его с крестьянами, то возникал вопрос, кто же заплатит землевладельцу двугривенный; землевладелец имеет право на него, так как он не требовал выкупа, но крестьяне не обязаны платить его, так как они не давали согласия на выкуп; казна приняла этот двугривенный на свой счет, и теперь совершается этот обязательный выкуп последних крестьян, сохранивших еще обязательное отношение к землевладельцам.

122
{"b":"287","o":1}