ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сара посмотрела на него, и во рту у нее внезапно пересохло. Джейк Мастерс вовсе не выглядел беспомощным, напротив, он казался сильным, полным жизненной энергии и… опасным.

«Чепуха, – упрекнула себя Сара. – Вот если бы ты интересовала его, тогда другое дело. Но с таким же успехом ты можешь рассчитывать получить титул Мисс Америки. Мужчины с внешностью Джейка Мастерса интересуются шикарными, изысканными женщинами, это так же естественно, как для Никки тянуться к коробке с конфетами. И довольно глупостей. Ты сама предложила позаботиться о Никки, а самое лучшее, что можно сделать для Никки, – побыстрее поставить на ноги ее отца. Совсем недавно ты искала себе какое-нибудь полезное занятие. А Дебора уговаривает тебя взять отпуск. И ты не делаешь этого только потому, что боишься массы свободного времени, которое неизвестно куда девать. Летом количество детей, посещающих школу, гораздо меньше, легко можно освободиться на две недели, а потом, если Джейк не успеет окончательно поправиться, какое-то время ты станешь заниматься с детьми неполный день».

– Я работаю по свободному графику, – проговорила она. – И рада буду помочь вам, чем только сумею.

И, пытаясь побороть сомнения, шевельнувшиеся где-то под ложечкой, добавила про себя, что это будет достойный поступок. Если бы она оказалась на его месте, она очень хотела бы, чтобы кто-то сделал для нее то же самое.

Главное – она помогает девочке. И ее решение никак не связано с той внутренней дрожью, которая охватывала ее всякий раз, как Джейк Мастерс обращал на нее взгляд своих темно-карих, цвета кофе, глаз…

Глава 2

– Папочка, можно мне прокатиться в твоем кресле?

Джейк нежно посмотрел на дочку, которая подпрыгивала на пружинистом матрасе его больничной койки.

– По мне, котенок, ты можешь ехать в нем одна. Не знаю, зачем вообще приволокли сюда эту дурацкую штуковину.

– Таков порядок, мистер Мастерс, – ответила дородная сиделка, незадолго до этого вкатившая кресло в палату. – Всех выписавшихся пациентов отвозят к выходу на каталке. Кроме того, вам нелегко будет добраться до двери с вашей ногой.

Джейк поднялся с кровати и тут же ухватился за металлическую перекладину.

Икру у него словно сдавило тисками, плечо ныло, голова болела при каждом движении. Каталка, по-видимому, вовсе не будет лишней. Хотя прошло уже три дня, передвигаться самостоятельно Джейку все еще было тяжело Но все равно чертовски здорово наконец встать и одеться. Он скорее согласился бы проскакать на неоседланной лошади в белье из наждачной бумаги, чем еще день провести закутанным в смехотворный лоскут, который они называют больничным халатом.

Он перевел взгляд на Сару, сидевшую на стуле в уголке маленькой палаты.

Очень предусмотрительно было с ее стороны захватить ему из дому одежду. Но за последние три дня она предусмотрела многое – привезла ему бритвенные принадлежности, получила почту, снабдила его свежими газетами.

И все это время она заботилась о Никки. Каждый день она привозила ее с собой в больницу, и Джейка приятно поразила ее спокойная манера общения с девочкой. Ему показалось интересным, как она сумела превратить происшедшее в полезный урок для Никки и терпеливо отвечала на ее многочисленные вопросы, объясняя, как работают врачи. Благодаря Саре Никки считала пребывание отца в больнице увлекательным приключением, а вовсе не трагедией. Этим Сара сняла тяжелый камень с его души. Он волновался, как перенесет дочка разлуку, но, судя по веселому, оживленному настроению, Никки справлялась с ней куда лучше, чем он сам.

Сиделка подвела его к креслу и взглянула на Никки, которая соскочила с постели и приготовилась взобраться на колени отцу, как только он усядется.

– Боюсь, что по правилам вам придется ехать одному, мистер Мастерс.

Девочке лучше пойти сзади вместе с вашей женой.

«С женой»? Это слово поразило Джейка, словно пощечина. Он замер рядом с креслом.

– У меня нет жены.

– О, простите, я подумала… – Сиделка перевела взгляд с Джейка на Сару и обратно. – Простите.

Джейк смиренно опустился в кресло и отважился поднять взгляд на Сару.

Вот черт! На нее его слова подействовали еще хуже – лицо покраснело как помидор, пальцы нервно теребили ремешок сумочки.

– Мисс Сара не моя мама, – выступила вперед Никки. – Мама уже на небе.

Мисс Сара моя учительница, она дружит с папочкой. И она будет жить с нами, да, папочка?

– Да, – откликнулся Джейк, стараясь придать голосу беспечность. Он набрался духу и опять взглянул на Сару – проверить, как она отнеслась к заявлению Никки.

Сара смотрела на Никки, ее пепельные волосы упали ей на лицо, скрывая его выражение. Но Джейк заметил, что шея над белой хлопчатобумажной блузкой стала ярко-алой. И от этого зрелища что-то в груди его словно оттаяло. Он и не помнил, когда в последний раз видел, как краснеют взрослые. Он даже не знал, что взрослые женщины способны краснеть. Большинство из тех, что попадались ему на пути, вообще были начисто лишены стыдливости.

– Я подгоню машину к подъезду, – сказала Сара, когда открылись двери на первом этаже. – Никки, ты пойдешь со мной или подождешь здесь с папой?

– Пойду с вами. – Она схватила Сару за руку, но тут же обернулась на отца, которого сиделка покатила через вестибюль. – Хорошо, папочка?

– Конечно, – откликнулся Джейк хрипло, глядя, как они двинулись к двери.

Никки вприпрыжку бежала рядом с Сарой, крепко сжимая ей руку, и Джейк впервые испытал укол ревности. Но ему тут же стало стыдно. Следовало радоваться, что Никки так хорошо поладила с Сарой, ведь она ее учительница.

Естественно, что девочка к ней привязалась, ведь Сара провела с ней несколько дней. Сару послало само провидение, он не знал, что делал бы без нее. Он только не совсем понимал вкусы дочери: вот няня в Амарильо была очень добросовестной и умелой, но Никки никогда не проявляла к ней особой любви.

Сиделка выкатила кресло на крыльцо, и впервые за три дня Джейк вдохнул свежий воздух. Он оглядел автостоянку и заметил Сару с Никки, которые, все так же держась за руки, пробирались к небольшому белому автомобильчику.

Джейку пришлось признать, что на этот раз он, пожалуй, готов согласиться с Никки: Сара все-таки приятнее, чем та напористая и властная особа, которую они оставили в Западном Техасе.

Было нечто такое в этой женщине, что горячило его кровь и будоражило фантазию. Что именно – он затруднялся определить. Она не обладала классической красотой, но какие-то неуловимые черточки не позволяли Джейку отводить от нее глаза, когда она находилась поблизости, и забывать о ней в ее отсутствие. Может быть, осанка? Осанка у нее была прекрасная. Такая, что лучше держаться от нее подальше. Меньше всего ему сейчас нужно увлечься какой-нибудь женщиной.

Открывая дверцу машины и помогая Никки забраться на сиденье, Сара почувствовала спиной взгляд Джейка и не смогла удержаться, чтобы не обернуться. И точно – Джейк смотрел на нее, мрачно нахмурившись. Сара замерла. Точно такое же недовольное выражение заметила она на его лице, когда сиделка приняла ее за жену. Неужели его покоробило, что кто-то мог думать, будто он женат на такой некрасивой, непривлекательной женщине?

Вздор! Вероятнее всего, Джейк вовсе не обратил на нее внимания. Конечно, он больше, чем нужно, занимает ее мысли, что странно и нехарактерно для нее, однако это вовсе не значит, что и он тоже о ней думает. Скорее всего, бедняга все еще тоскует о жене, и упоминание о ней задело его за живое, вот и все. «Нужно поскорее обуздать разыгравшееся воображение», – строго сказала себе Сара, открывая дверцу и садясь за руль. Она и так слишком много думает об этом человеке.

Но довольно. Джейк до сих пор не сделал и не сказал ничего, что давало бы ей основания считать, будто она интересует его в каком-то другом качестве, кроме как учительница Никки и временная помощница по хозяйству.

Да, раз или два Сара ловила на себе его взгляд, но это совсем ничего не значит. Судя по всему, внимание Джейка полностью поглощено его ребенком, и от нее требуется то же самое. Решив в дальнейшем строго придерживаться этой линии поведения, Сара подъехала к больничному крыльцу и распахнула дверцу со стороны пассажирского сиденья. Джейк уселся рядом, и внезапно салон машины сразу уменьшился, кроме того, в нем почему-то стало очень жарко, и Сара, отъезжая от тротуара, ощутила, что ладони ее стали мокрыми.

5
{"b":"28786","o":1}