ЛитМир - Электронная Библиотека

Мысль эта встревожила его. Прервав объятия матери с дочерью, он поставил Маделин на пол.

– Нам лучше ехать, иначе мы не попадем в Бартлсвилл до одиннадцати.

– Хорошо.

Джейк помог Энни и Маделин выйти из дома, а потом закрепил кроху ремнями в ее креслице в машине.

– Нам нужно взять сумку с ее вещами, – напомнила Энни, когда Джейк сел на водительское место.

– Она в багажнике. Я положил туда утром новые памперсы и сок.

– Вы положили ее «Бинки»? Джейк тупо посмотрел на нее:

– «Бинки»? Энни кивнула:

– Ее соску. На случай, если она заплачет.

«Бинки», а не «Твинки». Соска называется «Бинки». А он-то пихал в Маделин это печенье!

– Я… наверное, оставил ее в кроватке, – засуетился Джейк. – Сейчас принесу.

Он вернулся в дом и нашел соску. Открыв заднюю дверцу машины, он протянул ее девочке. Она, конечно, тут же засунула ее в рот и удовлетворенно зачмокала.

Энни улыбнулась Джейку. Он вновь сел за руль и завел мотор.

– Вы начинаете понемногу во всем разбираться, и Маделин почувствовала к вам симпатию, – сказала Энни.

Джейк, обернувшись, посмотрел на нее. Пожалуй, ему надо воспользоваться ее хорошим настроением.

– Послушайте, мы оба абсолютно уверены, что я отец Маделин. Но я все-таки хочу сделать анализ на отцовство.

Энни посмотрела на него с подозрением:

– Зачем?

– Ну, потому, что он или подтвердит это с точностью до девяноста девяти целых и девяти десятых процента, или полностью опровергнет.

В глазах Энни появилось испуганное выражение.

– Зачем вам это?

– Потому что я хочу быть абсолютно уверен. – Джейк покосился в ее сторону. – А вы бы на моем месте так не поступили?

Она неохотно кивнула:

– Наверное.

– Это очень просто. – Джейк вывел машину на главную магистраль и направил ее к северу. – Мы можем это сделать сегодня же. Я кое-кому позвоню, а рядом с клиникой есть лаборатория.

Энни не отрываясь смотрела в окно.

– А если анализ подтвердит, что биологически вы отец Маделин, что тогда? Что вы будете делать?

Джейк прямо встретил ее взгляд:

– Энни, я хочу быть частью жизни Маделин.

Энни смотрела на проносящийся мимо пейзаж. Сердце ее учащенно билось, ладони вспотели от волнения. На протяжении последних дней у нее была масса времени, чтобы все обдумать и понаблюдать за общением Джейка с Маделин.

Вчера ночью она, войдя в детскую, увидела, как он танцует с ребенком на руках и пытается спеть популярный шлягер на манер колыбельной. Она отступила в холл, не желая мешать, и зажала рукой рот, чтобы не рассмеяться.

– Бей, бей, бей, – потребовала Маделин.

Энни прислонилась к стене, стараясь расслышать, что он сделает дальше.

– Аудитория просит меня спеть еще? Ты хочешь, чтобы я спел тебе мамочкину песенку? Ну что ж, она, правда, не из моего репертуара, но я попробую.

– Беби, о, беби! Беби, о, беби. Беби, о, беби… О! – Он опять насмешил Энни, взвыв на последнем слоге.

– Беби, я люблю тебя, я люблю тебя, беби. Я так люблю тебя!

Последнюю строчку он пропел, подражая Элвису Пресли. Маделин зашлась от смеха, а в груди Энни что-то растаяло.

Слова Джейка прервали ее воспоминания.

– Если анализ будет положительным, я хочу принимать участие в ее жизни, – говорил он.

Энни медленно кивнула:

– Я могу это понять. Я даже осмелюсь предположить, что для Маделин это будет хорошо. Но…

– Но… что?

– Но я не хочу жить от нее отдельно.

– Энни, я не собираюсь увозить от вас Маделин.

Она вглядывалась в его лицо, пытаясь понять, что у него на уме.

– Но вы грозились это сделать.

– До того, как узнал вас. Энни прищурилась.

– И теперь, узнав, передумали? Джейк потер подбородок:

– Знаете, когда я с вами первый раз встретился, то решил, что вы не в себе.

– Благодарю вас за это лестное для меня признание. Джейк усмехнулся:

– Бросьте, вы должны понимать, что иногда производите странное впечатление. Вы приняли меня за кого-то другого. Вы заставили меня насильно выпить чаю и начали мне гадать. Вы сказали, что ваш дедушка беседует с вами с помощью рекламных щитов. Вы были одеты как бездомная. И у вас перед входом висело объявление, что ваши дурочки-ламы…

– Альпака, – поправила Энни. – Это альпака. Джейк вздохнул:

– Короче, вы показались мне не совсем уравновешенной.

– А сейчас вы считаете, что эта не так? Джейк с улыбкой поддразнил ее:

– Ну, не совсем. Вы хорошая мать, Маделин любит вас, видно, что и вы души в ней не чаете. – Оторвав взгляд от дороги, Джейк посмотрел на нее. – Я знаю, вы нужны ей.

Выражение глаз Энни смягчилось.

– Но я также думаю, что каждому ребенку нужен отец. – Джейк не сводил с нее глаз. – Я буду полезен Маделин, Энни.

Энни, глубоко вздохнув, кивнула:

– Вы можете навещать Маделин, когда захотите. Но я не хочу, чтобы вы забирали ее на выходные, пока она не станет старше.

– Насколько старше?

– Я не знаю.

При ее словах в Джейке проснулся адвокат – надо действовать, убеждать, давить. Но что-то его останавливало.

Это начало. Основную позицию Энни сдала. Он не хотел торопиться, чтобы не напугать ее. Вот он получит подтверждение отцовства, затем, если нужно, использует его.

– Ну и как насчет анализа на отцовство? Джейк почувствовал, что Энни затаила дыхание. Он нахмурился:

– Что такое? Шов болит?

– Нет. Это щит… – Голос ее оборвался.

– О Иисус! Ваш дедушка с вами разговаривает? Энни покорно кивнула.

Может, все-таки с ней не все в порядке? Джейк посмотрел на указательный щит на дороге.

– Поворот на заправочную станцию.

– Нет, другой.

– «Сдайте кровь»?

– Да, но читайте ниже.

– «Ты знаешь – это надо сделать, – прочел Джейк, – скажи «да»».

Энни кивнула:

– Ну что ж, вот и ответ на ваш вопрос.

– Когда ваш дедушка говорит с вами, – осторожно спросил Джейк, – вы его слышите?

– Да.

– Я ничего сейчас не слышал.

– Ну конечно, нет. Он по-настоящему не говорит.

– Да, но вы сказали…

– Я слышу его не ушами. Я слышу его сердцем. – Энни посмотрела на Джейка. В ее глазах были и ирония, и беспокойство. – Вы ведь считаете, что я сумасшедшая?

Джейк не знал, как ему ответить, руки его сильнее сжали руль. Черт! Есть люди, которые верят в силу пирамид, кристаллов. Другие занимаются спиритическими сеансами. Верят в приворот на удачу. И это не означает, что они кандидаты в психушку.

Что за черт! Ну, если уж говорить о паранойе, то разговор с умершим дедушкой – не самый худший вариант.

– Сознавайтесь, – настаивала Энни.

– Ну, – наконец сказал Джейк, – вы, конечно, слегка эксцентричны. Но коль скоро дедушка на моей стороне, это не так плохо.

Энни улыбнулась ему так тепло и ласково, что эта улыбка пробила стену, окружавшую его сердце. И он, не успев подумать, улыбнулся в ответ.

Глава 10

– Ребенок, о котором он ничего не знал, от женщины, которую он никогда не видел, – пробормотала Джоан, подруга Сьюзен, по телефону. – Это что-то невероятное, Сьюзи.

Сьюзен намотала шнур телефона вокруг пальца.

– Я знаю. Джейк буквально влюблен в ребенка. Я не могу дождаться, когда увижу малышку.

– А как реагирует Том?

– Просто огнем плюется от ярости.

– Почему?

Сьюзен вздохнула:

– Хороший вопрос. Он говорит, что Джейк предает память Рейчел, но я думаю, что его потрясает несправедливость происходящего. Ты знаешь, как Рейчел хотела ребенка.

– Да, – мягко сказала Джоан. – Его можно понять. Последовала пауза.

– А как ваши взаимоотношения? Сьюзен опять вздохнула:

– О, я даже не знаю!

– Звучит не слишком оптимистично.

– Да уж. – Сьюзен, взяв стакан из кухонного буфета, отнесла его в мойку.

– Что еще произошло вчера? Кроме того, что у Джейка обнаружился ребенок?

Открыв кран, Сьюзен налила в стакан воды.

26
{"b":"28787","o":1}