ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я встретила Тома в аэропорту, как обычно делала это раньше. У нас был такой маленький ритуал. Я как бы демонстрировала ему, что скучала без него, что я рада, что он снова дома, готова… ну ты знаешь. Однако он вышел из самолета с женщиной – очень привлекательной женщиной.

Похоже, она тоже адвокат и была на том же семинаре в Денвере. Она…

– Что?

– Ну, не знаю. Может, я сумасшедшая, но мне показалось, что она смотрела на него так, как будто хотела его съесть, а на меня – с желанием выцарапать мне глаза.

– Ты расспросила Тома про нее?

– Ну, он представил нас друг другу. Они, похоже, работали на одном процессе пару месяцев назад – представляли разные стороны. Он держался так, как будто она его коллега.

– Но ты ему не поверила?

Поставив стакан на край мойки, Сьюзен откинула назад волосы.

– О, Джоан, я и сама не знаю.

– Ну а как там дела в спальне?

– Их нет. Я хочу сказать, что я попыталась, но… – Сьюзен замолчала.

– Ты пыталась его соблазнить? – подсказала Джоан.

– Ну не знаю, можно ли это так назвать.

– И что именно ты делала?

– Я предложила ему вернуться в нашу спальню. – Сьюзен почувствовала, как у нее задрожал голос. – Он отказался. Сказал, что боится, что это помешает мне заснуть, что не хочет, чтобы мне опять стало хуже.

– Может, он не понял твоего намека?

– Я не знаю. Все возможно. Он так изменился после смерти Рейчел. Я виню в этом себя. Это я от него отдалилась.

– Ты была больна. Депрессия – это болезнь.

– Болезнь, депрессия, помешательство. Я знаю одно – наша жизнь изменилась. Мы почти не видим друг друга. Он уезжает на работу на рассвете и приезжает домой поздно. Между нами пропасть, и я просто в ужасе.

– Значит, тебе нужно перекинуть через нее мост. Попытайся еще раз. Действуй более откровенно.

– А что, если он откажется? Я этого не переживу.

– А переживешь то, что происходит сейчас?

Сьюзен колебалась. Ей не хватало не только физической близости. Она потеряла большее – близость эмоциональную. Ей не хватало шуток, понятных лишь им двоим, умения без слов, с помощью взгляда понимать друг друга в комнате, полной народу.

– Нет, – мягко сказала она. – Но я не хочу идти на противостояние. Во всяком случае, пока.

– Почему нет?

– Я боюсь, что он уйдет из дома. – После того как Сьюзен облекла свои страхи в слова, они показались ей еще реальнее. – Я хочу иметь возможность все как-то наладить, показать ему, что я изменилась.

Джоан на другом конце провода долго молчала.

– Что ты собираешься сделать?

– Пока не знаю. Я должна сделать так, чтобы он снова влюбился в меня.

Том въехал на своем «ягуаре» во двор и заглушил мотор. Вечер. Четверть десятого, но в доме не горел свет, и потому казалось, что уже полночь.

Странно, Сьюзен ведь ночная птаха, сова. Месяц или два назад он бы решил, что она уже легла, но с недавних пор жена вновь стала ложиться поздно.

Может, она куда-нибудь пошла с подругой? Сьюзен знала, что к ужину он не вернется, потому что звонила и спрашивала, когда он приедет. Том сказал, что у него сегодня теннис, а потом он немного позанимается в спортзале.

Она думает, что он играет со своим постоянным партнером Гарри, и он ее не разуверял. Не хотел говорить, что играет с Келли.

Том почувствовал легкие угрызения совести и постарался избавиться от них. Сьюзен он не изменяет.

Разве только мысленно. И не будет. Это противоречит его этическим нормам. Он не вступит в связь с женщиной, если только не расстанется до того с Сьюзен.

При мысли об этом Том почувствовал себя еще более виноватым и тяжело вздохнул. Он думает об этом. Видит Бог, думает. Впервые за тридцать три года брака Том задумался о разводе.

Он опять тяжело вздохнул. Сьюзен была его первой любовью, и он всегда считал, что останется и последней. Но за последние два года ситуация сильно изменилась.

Она изменилась. Он изменился. Изменилась их жизнь. Казалось, что из-под ног выбили опору и что фундамент их брака трещит.

Он не знает, можно ли это поправить. Даже не знает, хочет ли он попытаться это сделать. Все пошло наперекосяк. Может, если они расстанутся, будет лучше для них обоих. Они смогут начать все заново, и не сидеть и нянчить свою боль.

Он так устал от боли. Он только и делал после смерти дочери, что горевал и работал. Сьюзен пребывала в такой депрессии, что, находясь рядом с ней, он этой депрессией заражался. Том начал рано вставать и уезжать из дома, пока она не проснулась, и приезжать домой поздно. Дома же закрывался в кабинете, зарываясь в документы.

Ему было тяжело видеть, что это причиняет Сьюзен боль, но он ничего не мог с этим поделать. Она ничего не позволяла, не позволяла даже попытаться утешить ее. Его угнетала безнадежность. Том чувствовал себя импотентом, старым и ненужным.

А затем на горизонте появилась Келли. С первого дня, как она появилась в его офисе в сопровождении двух своих коллег, чтобы обсудить вопрос о слиянии корпораций, Том почувствовал такой прилив жизненной энергии, какого не испытывал очень давно.

Она излучала уверенность, интерес к жизни. Это было в ее глазах, в первом рукопожатии, когда она на несколько секунд дольше, чем это было нужно, задержала в ладони его руку. Все время, пока шли долгие переговоры, он через стол заседаний чувствовал на себе ее горячий взгляд. И когда поднимал на нее глаза, она не отводила свои в сторону. Наоборот, ее губы изгибались в легкой, все понимающей, приглашающей улыбке.

От этой улыбки у него по телу пробегала дрожь. Вот тогда-то Том и заметил, как она привлекательна – очень привлекательна. Длинные ноги, тонкая талия, светлые волосы до плеч… Бог мой, да она просто потрясающа! Он удивился, осознав это. Том давным-давно не думал ни о какой другой женщине, кроме Сьюзен.

«А уж обо мне-то женщины не думали еще дольше», – мрачно решил он. Сьюзен потеряла всякий интерес к сексу после смерти Рейчел. Она не хотела даже, чтобы он обнимал и утешал ее. Она хотела одного – чтобы ее оставили в покое.

Сначала Том настороженно отнесся к Келли, считая, что ее интерес к нему может быть просто уловкой, частью плана противоборствующей стороны отвлечь его и заставить потерять контроль над собой. Такое в деловом мире случалось. Но в данном случае это было бессмысленно.

– Рада была познакомиться, – промурлыкала Келли, протягивая ему руку после окончания переговоров. – С удовольствием увижусь с вами еще раз.

Она позвонила на следующий день и пригласила его на ленч. Сочтя, что это чисто деловое приглашение и что за обедом будут и другие адвокаты, Том захватил с собой Джейка, чтобы лучше разобраться в сложном финансовом вопросе. Он удивился, увидев, что она одна и даже не потрудилась захватить с собой ни одного документа.

Джейк тоже удивился. Он несколько раз упомянул имя Сьюзен, как будто хотел, чтобы Келли знала, что Том женат. Если она и поняла намек, то не показала это.

В последние месяцы Том часто видел Келли. Она заезжала к нему в офис, хотя все вопросы вполне можно было утрясти по телефону. И продолжала улыбаться ему своей сексуальной улыбкой, когда их глаза встречались. Том вдруг понял, что тоже улыбается в ответ. У него голова шла кругом. После тяжелой атмосферы дома приятно было погрузиться в необременительно легкие отношения. Наверное, все осталось бы на том же уровне, если бы Келли не приехала на эту конференцию в Денвере.

Он встретил ее в первый же вечер на приеме по случаю открытия. Они отправились на обед целой компанией, но к концу вечера остались в баре вдвоем. Том рассказал ей о смерти Рейчел, она о своем разводе, случившемся двумя годами раньше. Келли спросила о его браке, и Том неожиданно для себя раскрыл ей все свои трудности и волнения во взаимоотношениях со Сьюзен. Потом они заговорили о спорте и обнаружили общность вкусов: оба любят лыжи, теннис. Он шутил, смеялся, пил больше обычного, а потом она уговорила его потанцевать.

Это и оказалось поворотным моментом. Том держал ее в своих объятиях. Медленно покачивался с ней в ритме румбы, чувствовал, как ее грудь прижимается к его груди, ощущал на шее ее дыхание. За этот короткий танец она проникла в него, как вирус, ослабляя его сопротивление, заставляя дрожать от желания. За несколько минут Келли из женщины, с которой у него был флирт, превратилась в женщину, с которой он мечтал переспать.

27
{"b":"28787","o":1}