ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну, это-то можно исправить. Наливая в кофейник воду, Энни через плечо оглянулась на него:

– Почему вы выбрали профессию юриста?

Джейк достал из ящика чашечку для отмеривания продуктов и аккуратно насыпал в нее молотый кофе.

– Думаю, я решил, что если не могу спасать мир, борясь с нервными заболеваниями, то буду бороться с несправедливостью. – Он насыпал половину чашки в кофейник. Губы его скривились в иронической усмешке, скорее, даже не в усмешке, а в гримасе. – Я тогда был молод, верил в идеалы и в то, что справедливость существует.

– А сейчас вы в это не верите? Джейк презрительно фыркнул.

– Может быть, вы слишком часто видели темную сторону?

Он пожал плечами:

– Ну, скажем так: я слишком часто видел, как на весах правосудия перевешивает кошелек. Корпоративное законодательство – отнюдь не бастион честности.

– Но вы могли заняться чем-нибудь другим. – Энни включила кофейник.

– Например?

– Это вы мне скажите. Кем вы хотели стать, когда были мальчишкой?

Джейк прислонился к кухонному столу.

– Бэтманом или суперменом. Но в колледже не учили, как стать супергероем.

Улыбнувшись, Энни сказала:

– Вы просто стремились стать хорошим парнем. Джейк встретил взгляд Энни. Он никогда не думал об этом так. У этой женщины дар видеть в нем то, что он сам про себя не понимает.

– Наверное.

– А прокурором вам никогда не хотелось стать?

– Я не просто думал об этом. Я два года работал помощником окружного прокурора в Талсе.

– Ну и как это было?

Джейк задумчиво потер подбородок:

– Сплошное разочарование. У меня было ощущение, что я участвую в войне, в которой нельзя победить. Но были и положительные моменты. Я с нетерпением ждал, когда наступит следующий рабочий день. – Джейк отвел взгляд в сторону, что-то он чересчур разговорился.

Энни медленно кивнула:

– Но на этой войне стоило воевать!

– Вот именно. – Вот опять – она понимает, что он чувствует.

– Почему тогда вы стали заниматься корпоративными вопросами?

Джейк пожал плечами:

– Партнер моего тестя ушел на пенсию. Том какое-то время уговаривал меня присоединиться к его фирме, и моя жена… – Джейк замолчал. Рейчел была против его работы в окружной прокуратуре. Времени отнимает очень много, зарплата маленькая. Она ревновала его к работе так, как будто это была любовница. И по-своему это так и было. – Это был логический ход.

Энни посмотрела на него, просто посмотрела.

– Иногда логика не лучший критерий решения проблемы.

– А что тогда? Чайная заварка?

– Нет. Сердце. Джейк округлил глаза.

– Вы сказали, что с нетерпением ждали начала каждого рабочего дня. Держу пари, что сейчас вы ничего подобного не чувствуете.

– Откуда вы знаете, что я чувствую? Энни отмахнулась от его вопроса.

– Я права, не так ли?

Права. В комнате повисло напряжение. Воздух, казалось, стал густым и тяжелым.

– Ну хорошо, предсказательница судеб. Что еще вы видите в своем хрустальном шаре? – Джейк ступал на зыбучий песок, на опасную территорию, но удержаться от вопроса не мог.

Энни посмотрела на него своими голубыми глазами:

– Что вы не подпускаете к себе близко людей. Вы держите их на расстоянии, потому что боитесь, что они причинят вам боль, но это расстояние, которое, как вы думаете, поможет вам, на самом деле и причиняет вам боль.

Джейк подошел к ней поближе, чтобы убедить ее в том, что она не права.

– Вы думаете, я страдаю? Она кивнула:

– Я думаю, вы одиноки.

Его брови сошлись на переносице, а голос упал чуть не до шепота:

– Вы предлагаете изменить это? Энни изумленно распахнула глаза.

Он не знал, что на него нашло, как будто бес вселился. Два года сердечной боли переполнили чашу. Он покажет ей, черт побери. Проучит за то, что она его тут мучает психоанализом и лезет в душу. Он сотрет с ее лица выражение жалости к нему, в любом случае сотрет.

Джейк привлек ее к себе. Она подняла на него широко открытые глаза, когда он взял ее лицо в свои ладони. Энни все еще удивленно смотрела на него, когда он прильнул к ее губам.

Джейк намеревался наказать ее за жалость, но все тут же вылетело у него из головы, остался просто поцелуй.

Нежный. Ее губы были такими нежными, уступчивыми, жаждущими. Ему хотелось утонуть в этой нежности, раствориться в ней, позволить ей залечить все рваные раны его души. Руки Джейка обнимали ее плечи. Они были такими же мягкими и нежными, как и ее губы.

Его рука скользнула ей за спину, и сжигавший их жар вырвался наружу. Слабо застонав, Энни прижалась к нему, обнимая его за шею, прижимаясь к нему грудью и всем телом. Его тело откликнулось.

Он был весь в огне, слеп и глух ко всему на свете, кроме аромата ее волос, ощущение ее тела, вкуса губ. Его пронзало желание столь сильное, что все остальное казалось мелким и неважным, в мире осталась только Энни. Кожа Энни, тепло Энни, желание Энни, ее мягкое женское тело.

Джейк обхватил ее груди – полные, тяжелые, теплые, и она застонала от удовольствия, когда он пробежал пальцами по соску. Ее ответный порыв высекал в нем искры. Его поцелуй становился все более глубоким, Энни перебирала его волосы и тянула, тянула его вниз на себя.

Откуда-то, казалось, издалека донесся какой-то звук, Джейк не обратил бы на него внимания, но Энни резко отстранилась. Звук повторился. На этот раз Джейк понял, что кто-то деликатно кашляет.

– Привет, миссис Форест, – произнесла Энни неестественно высоким голосом.

Джейк открыл затуманенные страстью глаза и увидел в дверях кухни немолодую сиделку. Щеки ее покраснели, на лице была смущенная улыбка.

– Я… я хотела дать вам знать, что я вернулась, – пробормотала женщина. – Я буду здесь, если понадоблюсь. – Она повернулась и быстро вышла.

Джейк мгновенно опустил руки. Господи милостивый, что с ним такое? Он никогда в жизни не делал ничего более неблагоразумного.

Энни, сложив на груди руки, поежилась, как будто ей вдруг стало холодно.

Джейк отвел взгляд.

– Я прошу меня извинить, я не хотел. Энни провела по своим рукам вверх и вниз.

– Я тоже.

Джейк неловко потер подбородок. О чем он только думал? Дело-то в том, что в действительности он не думал.

– Сам не знаю, что на меня нашло. Надеюсь, вы меня простите.

Энни кивнула:

– Бывает.

Джейк сунул руки в карманы:

– Я, пожалуй, лучше пойду.

– Хорошо. – Энни проводила его через холл до двери.

– Ну…

– Ну…

Они молча смотрели друг на друга. Джейк хотел протянуть ей руку, но это казалось нелепым.

– Послушайте… Я правда не понимаю, что произошло. Я не ищу легких развлечений, поэтому с моей стороны было действительно глупо… глупо…

– Поцеловать меня, – мягко произнесла Энни.

– Простите?

– Было глупо целовать меня, вы ведь это хотели сказать?

– Ну… в общем… да. – Джейку показалось что она просит снова поцеловать ее, и, черт побери, он был не против.

– Не вы один виноваты. – Голос ее был мягким. – Я ведь тоже поцеловала вас в ответ.

Признание не улучшило его самочувствия. Наоборот, он снова почувствовал возбуждение. Джейк сжал кулаки, стараясь овладеть собой:

– Не беспокойтесь, это больше не повторится.

Он поспешил к своей машине, стремясь оказаться как можно дальше от этой невозможной женщины. Но он знал, что никакие расстояния ему не помогут.

32
{"b":"28787","o":1}