ЛитМир - Электронная Библиотека

Том следил за ней, наблюдая, как она выливает только что налитый кофе. Он вздохнул и отодвинул свой стул:

– Поступай как знаешь. Я в этот уик-энд участвую в розыгрыше кубка в юридической ассоциации по гольфу, поэтому мало буду дома.

Сьюзен с радостью ухватилась за возможность поговорить на нейтральную тему.

– Ты и Джейк участвовали в этих соревнованиях в прошлом году. Не так ли?

Том недовольно нахмурился:

– Да. Наша фирма – один из спонсоров. Не могу поверить, что он отказался. Сказал, что уик-энды – это для семьи. – Том скривился с выражением отвращения на лице. – Мы его семья, черт возьми! Эта дамочка хорошо промывает ему мозги. А недавно он сказал, что хотел бы заняться другими вопросами – потребительскими, детскими. – Том покачал головой. – Он так изменился.

«Как и ты, – подумала Сьюзен. – Как и я, после смерти Рейчел все стали чужими».

Том, посмотрев на часы на микроволновке, вздохнул:

– Пойду оденусь и поеду в офис.

Сьюзен смотрела, как он идет к лестнице, и в душе ее облегчение мешалось со страхом. Сегодня она избежала несчастья, но как долго она сможет удерживать его от фатальной ошибки?

В голове ее мелькнули слова Энни: «Вы должны бороться. Бороться за вашу любовь».

Она теряет Тома – Сьюзен ясно понимала и чувствовала это. Надо как-то повернуть течение событий и сделать это как можно скорее. Она должна вернуть мужа, пока не поздно.

– Как весело! – Лицо Энни разрумянилось от удовольствия. Они скатились по последнему изгибу американских горок в парке аттракционов в Талсе в субботу.

«Еще как», – подумал Джейк, плотнее обнимая ее за талию. Аттракцион предоставлял ему возможность прикасаться к ней, вдыхать аромат ее духов, чувствовать прикосновение волос к щеке. Машина со скрипом остановилась, и он почувствовал сожаление.

– Давай еще разок!

Джейк беспрестанно думал о той самой ночи любви, но не об американских горках. Воспоминание о том, как они с Энни занимались любовью, мучило его днем и ночью.

Особенно ночью и особенно когда он находился в доме Энни. Это были такие муки – лежать в комнате для гостей, совсем неподалеку от ее спальни, где они доставляли такое удовольствие друг другу. Его просто убивала мысль о том, что она лежит там под этим идиотским пологом и он, чтобы отказаться с ней, должен всего лишь пересечь холл.

«Я принял благоразумное решение», – повторял себе Джейк в сотый раз. Настаивать на том, что их отношения должны вновь стать платоническими, было абсолютно правильным. В конце концов, если их физическая близость будет продолжаться, то все кончится тошнотворным разводом, которого оба они стремятся избежать. И тем не менее никакая логика не могла помешать ему желать Энни, и все аргументы, которые приводил его адвокатский мозг, не могли остановить растущую в его сердце нежность.

Их взаимное притяжение было очень сильным, и Джейк старался не оставаться с ней наедине. Когда он приезжал на ранчо, то, уложив ребенка спать, тут же уходил к себе в комнату под предлогом, что ему нужно поработать. Но вместо того чтобы лопатить горы документов, которые он привозил с собой, Джейк сидел и вспоминал ее слова, движения, запахи.

Позже он слушал, как Энни ходит по дому, готовясь ко сну. Шумел душ, и Джейк представлял себе, как она раздевается, представлял ее пышную грудь, изгиб талии, эротические рыже-золотые кудри. Вот она вступает в воду, струи хлещут по ее гладкой, нежной обнаженной коже. Близость Энни доводила его до того, что он весь становился мокрым.

Энни потянула его за руку:

– Ну, пошли прокатимся еще разок.

– Хорошо. Нужно купить еще билеты.

Билетная касса была в самом конце аллеи. Джейк вышел с Энни в толпу, какофонию голосов, громкой музыки, криков, кругом разливался аромат поджаренной кукурузы и сладкой ваты. Солнце клонилось к горизонту, на аллее стали зажигаться фонари.

Джейк обнял Энни за талию, чтобы ее не толкнула тележка с хот-догами. Она посмотрела на него, улыбнулась и в свою очередь обняла его за пояс. Он знал, что ему следует отодвинуться, что он должен избегать интима, который возникал при ее прикосновениях, но это было выше его сил.

– Мне так весело, – сказала она.

– Мне тоже, – откликнулся Джейк. Он старался уклониться от совместного отдыха, но Сьюзен пристыдила его.

– Ваш брак не выживет, если вы не будете укреплять его, – сказала она. – Вам с Энни нужно время от времени бывать наедине.

Чтобы доставить Сьюзен удовольствие, Джейк согласился. Ей будет легче принять их развод, если она будет знать, что он сделал все возможное. Джейк решил, что сможет весь день работать, а Энни будет ходить по магазинам или просто бродить по городу. Но Сьюзен подарила им два билета на ярмарку и презентовала дарственный сертификат на проживание в отеле-люкс.

– Энни говорила мне, что любит карнавалы и ярмарки, поэтому я решила, что ты должен сводить ее туда, – сказала она.

– А почему в отель? – спросил Джейк.

– У вас не было настоящего медового месяца, поэтому я заказала для вас номер на сегодня. Тут подарочный сертификат на ужин в ресторане отеля. Все должно быть очень романтично. – Она потрепала его по руке. – Отправляйтесь и веселитесь. С нетерпением жду ваших рассказов, когда вы приедете за ребенком в воскресенье.

Джейк не хотел рассказывать Сьюзен о характере их взаимоотношений с Энни, но он не собирался и лгать ей. И вот он здесь, вопреки всем своим благим намерениям, и получает от этого больше удовольствия, чем имеет на то право.

– Сьюзен сказала, что ты отказался участвовать в большом турнире по гольфу, – сказала Энни, когда они проходили мимо игры, в которой надо было угадать, под каким пластмассовым стаканчиком прячется мячик от гольфа.

Он пожал плечами:

– Мне не хотелось встречаться там с Томом.

«А со мной, со мной тебе хотелось встречаться?» – задумалась Энни. Она молила Бога, чтобы Сьюзен оказалась права: Джейк сторонится ее, потому что его тянет к ней. Сегодня она это проверит.

Энни вновь заговорила о Томе:

– Из того, что сказала мне Сьюзен, ясно, что отношения между вами стали очень напряженными.

– Мягко сказано, – покачал головой Джейк. – В последнее время он вообще растерял остатки благоразумия.

– В чем?

– Да во всем!

– Это касается нашего брака? Джейк вздохнул:

– Брака. Работы. Жизни вообще.

– И отношений с Сьюзен?

Джейк бросил на нее внимательный взгляд:

– И это тоже.

Длинная очередь за билетами продвигалась медленно. Она вдруг поняла, что разговаривать с Джейком интереснее, чем кататься на американских горках. Энни посмотрела на него:

– Знаешь, мне что-то расхотелось кататься. Я умираю от голода. И потом, я устала от этого шума и света. Почему бы нам не воспользоваться подарком Сьюзен и не пойти пообедать?

– Звучит неплохо.

Они подошли к машине, по-прежнему обнимая друг друга за талию. Джейк открыл перед ней дверцу, затем сел за руль и завел мотор.

– Ну а помимо Тома. Как дела на работе? Есть что-нибудь интересное?

– Честно говоря, дела перестали меня интересовать. – Джейк вывел машину на шоссе. – Я много думал над тем, что ты сказала: не стоит ли мне заняться чем-то другим в законодательстве.

– Правда?

– Да, я даже с Томом об этом говорил. Я сказал ему, что хотел бы расширить круг вопросов, которыми мы занимаемся, ну, например, заняться потребительскими вопросами. Вопросами ущемления интересов женщин и детей.

– И что он сказал?

– Что это разрушит репутацию фирмы.

– Это правда?

– Возможно. Он сказал: «Если тебе понадобилось шунтирование, ты пойдешь к хирургу-кардиологу или к тому, который удаляет вросший ноготь?» Это был веский довод. – Джейк, взглянув в зеркало машины, перестроился в другой ряд. – Но мне надо что-то изменить. Я не могу всю жизнь заниматься слиянием корпораций.

Энни смотрела на задние огни идущей перед ними машины.

– Именно поэтому я бросила рекламу. Последней каплей был вопрос, который мне задали, – что мне больше всего нравится в моей работе, и я не смогла на него ответить.

51
{"b":"28787","o":1}