ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, не совсем так, грустно подумала она, прихлебывая кофе с цикорием. Слово «заснуть» означало бы, что она перед этим спала. А она две предыдущие ночи лежала без сна, болезненно ощущая присутствие Тома в постели. Вчера ночью он улегся на бок, повернувшись к ней спиной и сделав вид, что спит, но она знала, что это не так.

«В эту игру должны играть двое», – решила Сьюзен. Притворяясь, что спит, она, свернувшись клубочком за его спиной, обняла мужа, шаря рукой по его телу. Оно незамедлительно откликнулось на ее призыв. Сьюзен лежала совершенно спокойно, стараясь дышать глубоко и равномерно. Через несколько минут Том перекатился на живот – так ему было удобнее скрыть возбуждение.

Позже, когда он действительно заснул, он вновь улегся на спину, прижав ее к груди. Ей было так тепло и уютно, что, уткнувшись в подушку, она заплакала. Когда в семь прозвонил будильник, Сьюзен все еще была в его объятиях. Притворяясь спящей, она почувствовала, как он несколько раз провел по ее груди рукой.

Сьюзен снова глотнула кофе, но тепло, которое она чувствовала, не имело отношения к горячему напитку. Ее план срабатывал. Спокойно и ненавязчиво она возвращалась в жизнь Тома, напоминая ему, что у них общее прошлое, общие друзья и знакомые. Если он потеряет ее, то потеряет и других.

Ход мыслей Сьюзен был прерван внезапным появлением за ее столом Келли в коротком облегающем голубом костюме.

– Доброе утро, Келли. Как идет конференция? – спокойно улыбнувшись, спросила Сьюзен.

Блондинка, проигнорировав ее вопрос, устремила на нее враждебный взгляд:

– Том не любит вас, и вы это знаете.

Сьюзен показалось, что ее ударили наотмашь кулаком. Ее мысль заметалась в поисках ответа, но Келли его и не ждала.

– Он не уходит только потому, что ему вас жалко. Он все равно уйдет, но не знает, как сказать вам об этом. Это я нужна ему.

Сьюзен сделала глубокий вдох. Вот когда пригодилось умение владеть собой в любой ситуации, которое дало ей воспитание.

– Как интересно! – Они отпила еще глоток, плотно обхватив чашку, чтобы руки не дрожали. – Вчера он отнюдь не двусмысленно вел себя – как желающий меня мужчина. Да и утром тоже. – Она осторожно поставила чашку на фарфоровое блюдце.

Глаза Келли сузились от ненависти.

– Я вам не верю.

Сьюзен удивленно подняла бровь:

– Как вам будет угодно, дорогая.

– Я знаю, что он не спит с вами больше года. Сьюзен почувствовала острую боль в сердце. Как мог Том поделиться столь интимным с этой женщиной? Боль становилась все сильнее. Но ведь именно этого добивается Келли. Сьюзен не позволит ей насладиться мыслью, что она преуспела.

Она насмешливо приподняла уголки губ и сухо спросила:

– Это он вам сказал?

– Да.

Сьюзен покачала головой, в ее глазах была жалость.

– И вы ему поверили?

На выражение лица Келли стоило посмотреть. Сьюзен, наклонившись вперед, положила ладонь на руку молодой женщины:

– Послушайте совета женщины старше и опытнее вас. Не надо верить мужчине, когда он подходит к среднему возрасту. Особенно когда он говорит о своих взаимоотношениях с женой.

– Он не любит вас, – холодно повторила Келли. Сьюзен вновь взяла чашку.

– Думайте как хотите, дорогая. Но на вашем месте я бы отнеслась к его словам с недоверием. – Подняв руку, она помахала приятельницам, которые, появившись в дверях ресторана, направились к ней.

Сьюзен посмотрела на Келли.

– Извините, но мне пора. – Отодвинув стул, она встала. – А вообще-то, дорогая, вам надо как следует выспаться, а то вы похожи на принцессу, под матрасом которой слишком много горошин.

Лицо Келли исказилось от ярости. Пробормотав что-то непристойное, она вылетела из-за стола.

Сьюзен почувствовала, что у нее дрожат колени. Ей хотелось выскочить из комнаты, зарыться головой в одеяло и как следует выплакаться, но она подавила это желание.

Она не сдастся. Война так война. Она только что впрямую столкнулась с противником – и победила.

Том, собрав документы после того, как последний из участников семинара покинул зал, увидел, что рядом с ним стоит его друг Боб Беннет.

Улыбнувшись, он пожал Тому руку:

– Открытие прошло отлично.

– Да, отлично. – Он вышел вместе с ним в фойе. – Барбара сказала, что они с Сьюзен и другими женщинами идут сегодня в Гарден-Дистрикт.

Боб кивнул:

– Да, я слышал. Эти девицы вчера, похоже, совершили налет на антикварный магазин на Ройял-стрит. Барбара купила какую-то чудовищную лампу, но, насколько я знаю, Сьюзен не причинила урон семейному бюджету.

Том улыбнулся:

– Да, я удивился. Она любит антиквариат. Боб внимательно посмотрел на него:

– Знаешь, я рад, что Сьюзен приехала сюда с тобой.

– Я тоже рад, что она поехала. – И Том, удивляя самого себя, был действительно рад этому. Он забыл, как она бывает полезна ему во время таких мероприятий, как привлекают к ней людей ее доброта и обаяние, как ее присутствие делает их центром всеобщего внимания.

Боб кивнул:

– Слышал, что тебя взяла на прицел светловолосая барракуда. Я рад, что ты не попался на эту наживку.

Том чуть не споткнулся.

– Барракуда?

– Да, Келли Бэньон.

– А! – Том виновато поежился. – Мы работали с ней вместе над парой проектов.

Боб кивнул:

– Я так и думал, что этим все ограничивается. Я знаю, что ты слишком умен, чтобы попасться на удочку подобным ей. А то она так присосется!

– Что ты имеешь в виду?

– А ты про нее ничего не слышал?

– Нет.

– О! Она несколько раз выходила со скандалом замуж. Да с ней никакой ураган не справится.

– Правда?

– У нее эдипов комплекс, только наоборот, или что-то в этом роде. Знаешь Чарли Янга?

Чарли был адвокат из Оклахомы, специалист по гражданскому праву.

– Слышал, кто он такой, но близко с ним незнаком.

– Ну так вот! Чарли – одна из ее жертв. Он рассказывал мне, что она просто персонаж из психического триллера. Бэньон известна тем, что охотится за мужчинами старше ее, заставляет их клясться в вечной любви и бросать своих жен. А когда они это делают, то она превращает их в пыль и устремляется за следующей жертвой. Говорят, ее отец не обращал на нее внимания, когда она была ребенком, она ревновала к нему свою мать или что-то вроде этого и сейчас таким образом мстит мужчинам. – Боб покачал головой. – Беды от нее не оберешься.

Джейк рассказывал ему о репутации Келли, но Том не слушал его. У него выступил пот на верхней губе.

– Значит, ты слышал сплетни обо мне и Келли? Боб пожал плечами:

– Слышал что-то, но не предал им значения. Ты знаешь, как люди любят чесать языками. Кто-то видел тебя с ней пару раз, вот и все.

– Мы с ней пару раз обсуждали вопросы за ленчем.

– Ну вот, этого оказалось достаточно, чтобы пошли сплетни. Вряд ли, имея дома такую роскошную женщину, как Сьюзен, ты посмотришь еще на кого-то.

«Потому что я дурак, – подумал грустно Том. – Слепой, самовлюбленный дурак. Черт, надо мне приходить в себя».

Все разом нахлынуло на него. Да как он мог чуть ли не отказаться от такого сокровища, как Сьюзен? Видит Бог, он идиот. Такая женщина, как его жена, стоит тысячи Келли. Сто тысяч. Черт побери, да ста миллионов.

Она одна такая, настоящее сокровище. Она лучшее из того, что у него было в жизни – фундамент, основа ее. У них, правда, было трудное время. Труднее, наверное, и не бывает. Они потеряли ребенка, единственного ребенка, дитя их любви, дитя, которое они любили так же, как любили друг друга.

Каждый из них справлялся со своим горем, как умел. Но это не значит, что каждый из них теперь должен двигаться в своем направлении. Они могут двигаться вместе.

Именно этого больше всего на свете хотел Том.

– О, вон идет Питер Карпентер, – сказал Боб. – Мне нужно поговорить с ним.

– Давай, действуй, – сказал Том, – увидимся позже. – Он повернулся и услышал знакомый голос:

– Вот ты где, а я тебя ищу все утро.

59
{"b":"28787","o":1}