ЛитМир - Электронная Библиотека

Это была старая ржавая коробочка с порошком, которым на протяжении нескольких поколений пользовались женщины, чтобы удержать мужей. Коробочку дала ей Энни.

В голове Сьюзен возник грандиозный план. Она посмотрела в сторону бассейна. Келли, по-видимому, разгадала замысел женщин, потому что поднялась с шезлонга, бросая на них злобные взгляды. Она медленно подошла к бассейну и, подняв руки вверх, сладко потянулась. Попозировав какое-то время, прыгнула в воду.

Пальцы Сьюзен сжимали коробочку. Пусть, так Келли и надо. Это будет только справедливо, а уж наблюдать-то как будет забавно. Жалко, что она не знает никого, кто решился бы на такой шаг.

Правда не знает?

Сердце ее отчаянно билось. Это было против всех правил, которые ей внушали с детства. Не соответствовало рафинированному поведению и ценностям, которых ее учили придерживаться. Это нехорошо, невежливо, леди так не поступают. Совершенно не соответствует ее характеру, она в жизни не делала ничего подобного.

Тем более. В конце концов, это война. Нахмурившись, Сьюзен сунула коробочку в карман своего льняного платья.

– Вам еще что-нибудь нужно, мадам? – спросил бармен. Сьюзен, вытащив из кошелька деньги, сунула их в вазочку для чаевых и улыбнулась.

– Вы не можете мне сказать, где взять полотенце? Оно наверняка потребуется моей приятельнице, когда она выйдет из бассейна.

Сьюзен, видимо, все-таки сразу пошла на прием, решил Том пятнадцать минут спустя. Выйдя из номера, он спустился на лифте на первый этаж, когда Сьюзен выходила из женской раздевалки.

В руке у нее было полотенце, и, судя по ее решительному виду, она собиралась что-то предпринять. Том укрылся за широкой пальмой, сердце его отчаянно колотилось. Сквозь листья он видел, как, подойдя к бассейну, Сьюзен наклонилась и заговорила с кем-то.

С Келли. У Тома застучало в висках. Сьюзен принесла Келли полотенце. Он изо всех сил напряг слух.

– Вот, пожалуйста, – сказала Сьюзен. – Вам наверняка потребуется прикрыться, когда вы будете выходить из воды.

– А вам этого очень хочется? – злобно усмехнулась Келли.

Сьюзен положила полотенце на стул:

– Я оставлю его здесь, так вам будет удобнее.

– Не беспокойтесь, – ответила Келли, насмешливо скривив губы.

У Тома свело желудок. Похоже, что они действительно уже общались. Но Сьюзен отнюдь не выглядит взволнованной и расстроенной. Она как-то удивительно спокойна.

Это-то его и обеспокоило. Его жена, похоже, что-то задумала.

А если она решила уйти от него?

Его охватил страх, липкий холодный страх. Сьюзен не может уйти от него! Он жить без нее не может. Он любит ее. Любит всем сердцем и душой. Он любил ее и только ее всю свою взрослую жизнь, и никто никогда ему ее не заменит.

Почему он только сейчас понял это?

Он смотрел, как Сьюзен села в соседний шезлонг, не отрывая глаз от Келли. Блондинка выбралась из бассейна и взяла полотенце. Соблазнительно улыбаясь глазеющим на нее мужчинам, она стала медленно промокать тело.

Том закрыл глаза, потом снова открыл их. Келли вела себя как дешевая стриптизерша, а не профессионал на конференции с коллегами. И как только он мог увлечься столь вульгарной особой? Особенно принимая во внимание, что он женат на леди. Том посмотрел на свою жену. Сьюзен напряженно следила за движениями блондинки, направлявшейся теперь в сторону бара.

Чувство вины накрыло Тома с головой. Он больше не может прятаться за деревьями. Ему нужно объясниться с женой, попытаться все исправить. Он должен остаться с Сьюзен наедине, сказать ей, что любит ее, что виноват, что другой женщины, кроме нее, в его жизни не будет.

Собравшись с духом, он направился к ней.

– Привет, дорогая, – сказал Том и, наклонившись, поцеловал ее в щеку.

Она удивленно подняла на него глаза. «Я так давно не приветствовал ее поцелуем», – виновато подумал он. Но, к его облегчению, Сьюзен улыбнулась:

– Ты вовремя!

– Да?

– Да. Садись. – Она показала на стоящий рядом шезлонг. – Сейчас начнется шоу.

Он робко сел рядом, обескураженный ее весельем и странным замечанием. Он был членом комитета конференции и знал, что помимо джазового трио, у которого сейчас был перерыв, никаких развлечений здесь на сегодня больше не предвиделось.

– Шоу? Что ты имеешь в виду?

– Смотри. Вон туда, где бар.

Он повернулся и увидел, что Келли, прислонившись к стенке бара, медленно потерла свою руку. Затем начала отчаянно чесать сначала одну руку, потом вторую, затем шею и живот. Секунду спустя она уже стояла на одной ноге, отчаянно расчесывая правую икру пальцем большой ноги. А затем она вообще начала вертеться, как будто ее поджаривали на огне.

– Стряхните, стряхните их с меня! – визжала она. Вся компания онемела – можно было подумать, что это сборище мимов, а не адвокатов.

– Что? – переспросил ошеломленный бармен.

– Эти клопы! Они кусаются!

Бармен, наморщив лоб, наклонился к ней:

– Я не вижу никаких клопов.

Келли подпрыгивала, чесала руки, шею, била ногой об ногу.

– Я вся чешусь. Что это? Бармен пожал плечами:

– Не знаю. Я ничего не вижу.

– Не стой же как столб. Сделай что-нибудь. – Она, изогнувшись, пыталась почесать спину.

Бармен испуганно смотрел на нее, явно сомневаясь, не сумасшедшая ли она.

– О'кей. Я… э… я позову охрану.

Он вынул телефон и набрал номер, не спуская с нее глаз.

Келли неистовствовала – она скребла себя и чесалась, как дюжина блохастых собак. Ее лифчик расстегнулся. Она ухватилась за него, но на площадку уже выпали два бледных резиновых полукруга, напоминавшие грудки.

– А это что такое? – разинул рот Том. – Что-то похожее на желе, но как могло желе попасть в купальник или в бассейн?

– Прокладки для увеличения груди, – пробормотала Сьюзен. – Своего рода искусственная грудь.

Келли добежала до бассейна и прыгнула в него. Два служителя охраны появились на площадке как раз в тот момент, когда на поверхности воды показался лифчик Келли.

– Что тут происходит? – потребовал ответа один из охранников в форме.

Группа адвокатов, совершенно ошеломленная происходящим, указала на бассейн, в котором стояла, прикрывая руками грудь, Келли.

Высокий офицер тут же сделал поспешный, хоть и неправильный вывод.

– Извините, мадам, но купание в бассейне топлес не разрешается.

– Можно подумать, что я это сделала специально, идиот, – огрызнулась Келли. – Меня чуть не сожрали живьем клопы. Я уезжаю из отеля и подаю в суд. И если ты не хочешь, чтобы там фигурировало и твое имя, быстро принеси мне что-нибудь прикрыться.

Низенький плотный офицер, торопливо подбежав к краю бассейна, выудил из него ее лифчик. Протянув руку, Келли на какой-то момент оставила свою грудь обнаженной.

Офицер, открыв рот, чуть не упал в воду. Размахивая руками, чтобы удержать равновесие, он выпустил ее лифчик, и тот, отлетев в толпу, попал прямо на лоб импозантному адвокату, приклеившись к нему, как летные очки.

В толпе захихикали.

– Ты, урод нескладный! – закричала Келли на охранника. Лицо ее было красным от ярости, волосы свисали на глаза, как мокрая солома. – Ты за это заплатишь. Я засужу тебя, а когда разделаюсь с тобой и этим вшивым отелем, то…

Продолжая извергать проклятия и угрозы, Келли надела лифчик и выбралась из бассейна. Ругаясь и кляня всех на свете, она скрылась в раздевалке. Какое-то время все ошеломленно молчали, потом заговорили все разом.

Том взглянул на Сьюзен. Прикрывая рот рукой, она закашлялась. Он обеспокоенно наклонился к ней.

– Ты в порядке?

Сьюзен не кашляла. Она смеялась! Том удивленно смотрел на нее. Сколько он ее помнил, Сьюзен никогда не смеялась над чьей-то бедой.

Но она никогда и не встречалась с женщиной, которая пыталась погубить ее брак. Сердце Тома так сжалось от боли, как будто бы его душил удав. Господи, что он чуть не натворил? Он должен все исправить.

Именно в этот момент на площадке снова появились музыканты и начали играть джаз. Музыка успокоила толпу, и гам скоро утих.

61
{"b":"28787","o":1}