ЛитМир - Электронная Библиотека

Не важно, что на ней надето, важно, как она это носит. Ее потертые «ливайсы» вызывали ряд ассоциаций, а тело под оранжевой футболкой казалось чрезвычайно эротичным.

Нет, она явно не годится на роль матери. Во всяком случае, матери его ребенка.

Матерью его ребенка должна была быть только Рейчел!

Его руки сжались в кулаки, и Джейк понял, что все еще держит мягкого динозавра. Он подошел к сундуку и поставил на него игрушку. Ярость душила его.

Он отберет у нее ребенка. Он обязательно этого добьется! Если это действительно его ребенок, он добьется права на единоличную опеку и сам вырастит девочку. Он адвокат и сумеет это сделать.

Решение помогло ему собраться с мыслями. Он должен быть спокойным, сдержанным и собранным. Таким, каким обычно бывает в суде. Люди всегда изобличают себя, если дать им как следует выговориться. Для того чтобы лишить эту женщину материнских прав, он должен обладать информацией.

Его ум, как компьютер, перебирал все, что ему уже известно о ней. Эта женщина – Энни, – видимо, принимает его за кого-то другого. Похоже, что она ждет на чай мужчину, которого никогда раньше не видела, – внука какой-то женщины по имени Перл. Интересно, что является целью этого чаепития? Ему скорее всего повезло – его приняли за человека, пришедшего на свидание, организованное обожающей устраивать чужие дела бабушкой.

Ну что ж! Скоро все прояснится. А пока он не станет раскрывать свои карты и постарается узнать как можно больше. Кто владеет информацией – владеет всем, и он намерен собрать ее как можно больше.

Глава 3

– Вот и я.

Джейк повернулся и увидел, что Энни стоит рядом с ним, держа в руке дымящуюся чашку. Он так углубился в свои мысли, что не заметил, когда она вернулась.

Стараясь придать лицу доброжелательное выражение, Джейк взял из рук Энни чашку и подошел с ней к дивану. Он подождал, пока женщина сядет, примостился рядом и посмотрел на белую фарфоровую чашку. От нее исходил аромат чая. Джейк обратил внимание, что второй чашки в руках Энни не было.

– А вы?

– О нет. Я не пью чай.

«Почему тогда она навязывает его мне?»

– Честно говоря, я чай тоже не особенно жалую. Я больше люблю кофе.

– Жаль, но вы должны выпить все до последней капли.

Она что, дразнит его? Выражение лица у Энни было серьезное, даже, пожалуй, деловитое. Джейк неуверенно посмотрел на нее.

– Дайте ему чуть-чуть остыть, а потом выпейте залпом. Так даже лучше.

Джейк молча изучал ее. Она казалась совершенно серьезной. Прежде чем он что-либо ответил, Энни улыбнулась и расположилась на диване поудобнее, поджав под себя голые ноги.

– На какую информацию вы рассчитываете?

– Что?

– Перл сказала, что вам нужно принять важное решение. Бог мой! В первый момент Джейку показалось, что она читает его мысли. Но не важно, в этой женщине тревожит все.

Контроль – вот ключ к успеху. Он должен управлять этим разговором, контролировать его. Если у него не получится, Энни тут же поймет, что он не внук Перл.

Поставив чашку на старый дубовый стол, Джейк постарался улыбнуться ей улыбкой, которой обычно покорял присяжных.

– Я бы хотел сначала узнать как можно больше о вас. Как вы здесь оказались?

– Я получила это ранчо в наследство два года назад, после смерти дедушки и бабушки.

– Они оставили его вам, а не своим детям? Энни кивнула:

– Мой отец умер от сердечного приступа одиннадцать лет назад. Он был единственным ребенком, как и я, поэтому все досталось мне.

Это уже информация. Она может оказаться полезной.

– А ваша мать?

– Снова вышла замуж и уехала в Европу. Сейчас мама живет так, как всегда мечтала, – грустно усмехнулась Энни. – Она теперь итальянская графиня со всеми вытекающими последствиями – вилла, титул. – По голосу Энни чувствовалось, что ее это скорее забавляет, нежели огорчает. – Странно, что ваша бабушка ничего вам не рассказала.

Ооо! Джейк отвел глаза.

– Я думаю, она об этом упоминала. Я просто не понял, что она говорит о вас.

Он почувствовал облегчение, когда Энни усмехнулась:

– Неудивительно. Перл в своих рассказах вечно перескакивает с одного предмета на другой.

– Да вы правы. – Джейк ослабил узел галстука. – Значит, вы теперь сам управляетесь на ферме?

Энни кивнула:

– Вместе с моим помощником и сезонными рабочими. О муже речи не было. Джейк уже отметил, что на руке у нее нет обручального кольца.

– А что вы делали до этого?

– Работала в рекламном агентстве.

– Реклама… Интересная работа. И где?

– В Нью-Йорке.

– Вы резко поменяли образ жизни.

Энни, кивнув, сложила ноги по-турецки. Джейк с удивлением заметил, что ногти у нее на ногах окрашены в разные цвета.

– В детстве я проводила с дедушкой и бабушкой каждое лето, поэтому ранчо мне знакомо, но я, конечно, почти не знала, как им управляют. Я до сих пор этому учусь.

Джейк никак не мог оторвать взгляд от ее пальцев на ногах. Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой – все цвета радуги.

Какая женщина может так выкрасить ногти на ногах?

Он посмотрел ей в глаза, еще более яркие, чем ногти. Информация! Он должен сосредоточиться на получении информации, узнать как можно больше об этой женщине, нащупать ее слабые места.

– Меня удивляет, что вы не продали ранчо.

Рыжие кудри на ее голове, которые придерживал дурацкий обруч, украшенный птицей, взметнулись, когда она кивнула.

– Я так и собиралась сделать.

– Что заставило вас изменить свои планы?

Сложив ноги вместе, она подтянула их к подбородку, обхватив руками.

– Это довольно странная история.

– Обожаю слушать такие.

Энни изучающе посмотрела на него.

– Интересно, – подталкивал он ее.

Энни пальцем показала на чашку:

– Пейте, и я расскажу вам.

«Что она пристала ко мне с этим чаем? Пытается усыпить? Проснусь, а бумажник пуст? А может, и того хуже – стану таким же ненормальным, как она?» Джейк взял чашку и подозрительно посмотрел на ее содержимое.

– Что все-таки там?

– Чай. Просто чай.

Поколебавшись, он сделал один глоток. Чай как чай – крепкий, темный, несладкий, похож на кофе, который он обычно пьет. Ну ладно. К черту! Он отхлебнул побольше.

Одобрительно улыбнувшись, Энни прислонилась к спинке дивана.

– Все началось в такси, в котором я возвращалась домой после похорон бабушки. Я договорилась с риэлтером о продаже ранчо, но колебалась. Для меня это место всегда было домом. Мне казалось, что, расставшись с ним, я потеряю родного человека.

В комнату вошла такса. Энни, наклонившись, подняла ее и посадила к себе на колени.

– День был холодным и дождливым, такси еле ползло. Я помню, какой в нем стоял запах. Таксисту надо было принять душ, а на заднем сиденье пахло прокисшим молоком. И тут я вдруг увидела рекламный щит. На нем было написано: «У тебя должен быть дом».

Она так посмотрела на Джейка, как будто ждала от него какой-то реакции. Он не знал, что сказать, и выдавил из себя лишь неопределенный звук.

– Но дело не в том, что на нем было написано.

– Нет?

Энни отрицательно покачала головой.

– Я знаю, что звучит странно, но я услышала голос дедушки. Так отчетливо, будто он сидел рядом со мной. – Она почесала песику ушко, и тот стал бить хвостом по дивану. – Понятно, я испугалась. «Наверное, мне померещилось от усталости», – решила я, закрывая глаза. Но когда я открыла их, то увидела еще один щит.

– Ну и что? – Джейку очень хотелось сказать, что на ведущих к аэропорту шоссе их всегда полным-полно. Не Деву же Марию она увидела!

– На нем было написано: «Следуй за своей мечтой». И я снова услышала, как эти слова повторяет дедушка.

Джейк прокашлялся.

– А… о чем вы мечтали?

– В том-то и дело, что особенно ни о чем. Я была страшно занята на работе, и мне некогда было даже подумать, чем бы мне хотелось заниматься в жизни. А эта надпись заставила меня оглянуться.

7
{"b":"28787","o":1}