ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Распустить волосы, – вмешалась София. – Сними-ка заколки. – Рэйчел с неохотой выполнила просьбу. София одобрительно кивнула. – Вот так гораздо лучше!

– И будь более общительной со всеми, кроме Ника.

София прислонилась к автомашине и кивнула своей подруге.

– Ты должна разыгрывать некую неопределенность, держись с ним на расстоянии, как будто ты чем-то озабочена.

– Правильно. Будь дружелюбной, но недоступной, – предложила Патрисия. – Если он пригласит тебя куда-нибудь, скажи ему, что ты занята.

– Точно, – согласилась София. – Мужчины по натуре охотники. Подыграй ему. Доступное неинтересно. Пусть заинтересуется.

– Через две недели устраиваем пикник, обрадовалась Патрисия, прищелкнув пальцами. – И Ник увидит тебя веселой, окруженной мужчинами, живущей насыщенной и интересной жизнью без него.

– Я не хочу дурачить его, притворяясь, будто живу интересной, насыщенной жизнью, уж лучше прыгнуть с парашютом с высоты десять тысяч футов, – О! Прекрасно! – воскликнула София.

– Ты хочешь, чтобы я прыгнула с парашютом? – Рэйчел недоверчиво посмотрела на подругу.

– Ну это, конечно, крайность, но идея великолепная, ведь он не ожидает ничего подобного от тебя.

– Ник будет смотреть на тебя совсем по-другому. Ты очень заинтересуешь его! – восторженно воскликнула Патрисия.

– Правильно. Если он увидит, что ты можешь быть его партнером в спорте, может быть, захочет, чтобы ты стала его партнером в жизни.

Рэйчел была согласна с Софией. Действительно, Ник в детстве был во всем ограничен, и поэтому сейчас ему хотелось наверстать упущенное. И если он будет видеть в ней партнера в своих рискованных увлечениях, то, может быть, не побоится и жениться на ней.

– Подводное плавание, – тихо сказала она и, подняв глаза, посмотрела на подруг, удивляясь, что сказала это вслух.

– Я думала, что ты боишься плавать, – удивилась Патрисия.

– Да, тем более произведу на него впечатление. – Она не верила, что сможет осуществить это, но попробовать стоит. – Он планирует провести совещание в Сент-Джоне через шесть недель, и я точно знаю, что там будут поездки на катере с подводным плаванием.

– О! Вот это здорово! – возбужденно воскликнула София. – Ты должна научиться, получить сертификат. Он будет в шоке.

– Но ведь ты боишься плавать, – повторила Патрисия.

Рэйчел заколебалась. Она всегда была осторожной. Избегала рискованных ситуаций, была предусмотрительна и жила в соответствии с поговоркой: «Боишься – не делай, а если делаешь – не бойся». Страх управлял ее жизнью страх слишком беспокоящихся о ней родителей, страх своей застенчивости. И каждый раз, когда она признавала в себе этот страх, он еще больше одолевал ее. Страх ограничивал ее во всем, будто она птичка с подрезанными крыльями, сидящая в клетке.

Она всегда избегала риска, но именно ее бездействие и было самым большим риском. Если ничего не делать, она никогда не станет такой, какой всегда хотела быть, – сильной и уверенной в себе женщиной, не боящейся осуществить свои мечты, женщиной мужественной и преодолевающей все.

А только такая женщина может завоевать сердце Ника.

Он нуждался в женщине, которая поддержит его жизнелюбие, которая не будет тянуть его к прошлому, или держать в узде, или угнетать, как делал отец. Он нуждался в женщине, которая докажет ему, что любовь может быть свободной, веселой и радостной.

– Ты не боишься глубины? – снова спросила ее Патрисия.

Рэйчел не плавала с тех пор, как с ней произошел тот ужасный случай, когда она чуть не утонула. Она просто не представляла, как погрузится в воду.

– Знаете, чего я боюсь по-настоящему?

Больше всего я боюсь стать старой, седой и сожалеть о том, чего не смогла сделать в своей жизни. – В ее лице чувствовалась решимость. – Рядом с моим домом есть бассейн. Когда я приду домой, то пойду туда и начну заниматься там плаванием, сначала неглубоко, а потом постепенно перейду на глубину. И думаю, что к концу дня уже хорошо буду плавать.

– Успеха тебе! – Широко улыбаясь, Патрисия похлопала ее по плечу. – Хочешь, составлю тебе компанию?

– Я тоже, пожалуй, присоединюсь, – вмешалась в разговор София.

И они рассмеялись. Рэйчел обняла за плечи подруг.

– Вы мои лучшие друзья. Я очень ценю вашу поддержку.

– Для чего же нужны друзья! – Патрисия нежно улыбнулась ей.

– Рекс всегда знает, как организовать отдых для сотрудников своей компании, правда?

Ник посмотрел на пузатого бухгалтера, одетого в гавайскую рубашку и мешковатые шорты.

– Конечно, знает, – согласился Ник. – Такие пикники для компании устраиваются каждый год.

– Да, здесь все на должном уровне, подхватил собеседник. – Озеро Плезант – лучшее место для отдыха. Но больше всего мне нравится еда. Я возвращаюсь в главный павильон перекусить. Хочешь, принесу тебе чего-нибудь?

– Нет, спасибо. Пока Дженни спит, я посмотрю, как играют в волейбол.

Ник лукавил – его интересовала не игра, а Рэйчел, игравшая в одной из команд, Она стала какая-то другая. За последние две недели в ней что-то изменилось.

Прежде всего это касается внешности, размышлял он. Она изменила прическу. Ее волосы не закреплены заколками, а распущены.

Одежда ее тоже, казалось, была другой. Раньше он никогда не замечал, чтобы деловые костюмы давали возможность увидеть красоту ее ног.

В красных шортах Рэйчел выглядела очень сексуально. С каких пор она стала носить такие яркие цвета? Всегда ведь одевалась очень скромно. Но не только ее одежда стала ярче, размышлял он. Изменилась она сама. Стала более общительной. Улыбалась и непринужденно болтала со всеми. А особенно с мужчинами. Лицо Ника стало сердитым.

Кокетства в Рэйчел никогда не было, он даже и сейчас не мог утверждать, что она кокетничает. Она казалась дружелюбной и открытой, но что-то в ее поведении притягивало теперь мужчин. В ней появились легкость и уверенность.

Ника беспокоило, что она держалась с ним на расстоянии. Была любезна, но не более.

Рэйчел вела себя так же, как и сам он хотел держаться с ней. Но почему же тогда ее поведение так сильно беспокоит его? Возможно, потому, что она совсем не интересуется им. Как ни старался, он не мог забыть того, что было между ними. Рэйчел, видимо, распрощалась с их романом. Свой интерес она проявляла не к нему, а к Дженни.

Она старалась расспросить его подробнее обо всем, что касалось девочки. Ее интересовали результаты визита к доктору, как она привыкает к своей няне – миссис Эванс. У Рэйчел просто засветилось лицо, когда она узнала, что Дженни начала немножко ходить.

Ник пригласил ее на ланч. В конце концов, могут ведь друзья просто пообедать? Рэйчел отказалась, у нее, дескать, другие планы. Тогда он предложил поужинать. Нет, вечером она занята.

А ведь раньше Рэйчел всегда с удовольствием принимала его предложения.

– Чем же ты так занята в последнее время? – сердито спросил Ник.

– О! Много всяких дел, – уклончиво ответила она и, извинившись, заспешила куда-то.

Ник почувствовал нечто похожее на ревность. Вечером он позвонил ей домой, но, услышав автоответчик, повесил трубку. Снедаемый любопытством, он после работы подъехал к ее дому посмотреть, стоит ли машина на автостоянке. Но машины не было. Ник не стал дожидаться Рэйчел только потому, что надо было укладывать Дженни спать.

Ничего особенного не произошло, уговаривал себя Ник. Он не мог ничего требовать от Рэйчел. Это лишь любопытство, вот и все. Она не такая, чтобы что-то скрывать. И вполне естественно, что он, старый друг, интересуется ее жизнью.

Ник думал, что наконец-то будет иметь возможность пообщаться с ней на пикнике, но она все время была в окружении атлетически сложенных молодых людей. Он вздохнул с облегчением, когда она, увидев его, устремилась к нему, но радость была преждевременной, потому что все внимание она уделяла только Дженни. Девочка радостно загукала, когда Рэйчел взяла ее на руки. Она понесла девочку показать своим друзьям, которые восторгались, охали и ахали, а Ник был словно лишний.

17
{"b":"28788","o":1}