ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Благодари Рэйчел. Она магически воздействует на детей. – И, взглянув на подругу, Патрисия скрылась за дверью.

Рэйчел посмотрела на Ника. Он совсем не изменился. У него все такие же черные волосы, те же оливково-зеленые глаза, та же обворожительная улыбка и способность заставлять ее сердце биться сильнее.

Ник первым нарушил молчание, сжимая руки в карманах – жест, который был ей так знаком.

– Я не знаю, как ты смогла успокоить Дженни, но очень благодарен тебе.

Рэйчел сделала глубокий вдох, надеясь, что теперь ее голос будет звучать спокойнее.

– Дженни – это имя ребенка?

– Уменьшительное от Женевьев, – кивнул Ник.

– Красивое имя, и девочка очаровательная. – Рэйчел старалась, чтобы голос не выдал ее внутреннего состояния. Она кашлянула и улыбнулась. – Сколько ей?

– Семь месяцев.

Семь и девять месяцев беременности, значит, другая женщина появилась в жизни Ника почти сразу после его отъезда.

Снова резкая боль пронзила ее сердце. Как можно было так заблуждаться!

С Ником она всегда была нежной и мягкой, в то время как он был подобен извержению вулкана. Она знала, что через определенный срок Нику становится скучно. И все же он был единственным волнующим ее мужчиной, особенно когда целовал ее. Она просто таяла от поцелуев Ника, у нее кружилась голова, и она забывала обо всем на свете…

Ребенок заерзал у нее на руках, возвращая Рэйчел к действительности. Ее смутило, что она не отрывает своих глаз от губ Ника. Еще больше ее смущало то, что Ник тоже смотрит на нее пронизывающим взглядом. Она совсем забыла, что он способен так смотреть на нее; забыла, что он способен вызывать у нее чувство, будто она самый важный человек в его жизни.

– Я рад тебя видеть, Рэйчел, – тихо сказал он. – Ты прекрасно выглядишь, осталась точно такой, какой я запомнил тебя.

– Ты тоже не изменился, – сказала она. Ник отодвинул полу своего темно-синего пиджака и печально взглянул на огромное пятно на белой рубашке. Рэйчел вспомнила, что его одежда всегда была безупречна.

– Боюсь, моя рубашка безнадежно испорчена. В самолете Дженни пролила на меня сок, а потом весь полет проплакала. Только здесь она успокоилась.

Рэйчел посмотрела на девочку. Та доверчиво прижималась к ее груди, прикрыв глазки. Казалось, что она вот-вот заснет.

– Моя бедная, милая девочка. Она выглядит измученной.

– Да, и не она одна. – Ник провел рукой по лицу, устало вздохнув. – Я старался делать все, чтобы успокоить ее: пел, гримасничал, пытаясь рассмешить, баюкал, читал сказки, пытался дать что-нибудь вкусненькое. Ничего не помогало. В какой-то миг даже показалось, что пассажиры готовы выкинуть нас за борт.

– А где мать Дженни? – О, Боже! Зачем она задала этот вопрос? Если бы его жена была здесь, то Ник познакомил бы их и она не смогла бы сдержать слез. Ей и сейчас хотелось заплакать.

– Она… – Ник заколебался, скривился, и его взгляд стал туманным. – Она умерла.

Рэйчел крепче прижала сонную девочку к груди.

– О! Как это ужасно. Бедняжка Дженни. – Она нежно погладила девочку. – Извини. Это просто ужасно, что ты потерял жену.

Ник удивленно поднял брови.

– Я не терял жену. Я потерял брата. Он и его жена погибли в автокатастрофе три недели назад. Я их единственный родственник, а значит, опекун их ребенка.

Это не его ребенок! Рэйчел ощутила необыкновенное чувство облегчения.

– Разве Патрисия не говорила тебе об этом? Рэйчел отрицательно покачала головой.

– Она, видимо, собиралась, но в это время ты вошел в кабинет.

– Удивлен, как ты могла предположить, что я женат. Ты же знаешь, что я убежденный холостяк. – Он улыбнулся, и его улыбка могла очаровать даже каменное изваяние. – Если бы я был другим, то уже давно женился бы на тебе.

Его тон был шутлив, но слова больно ранили ее сердце. Он всегда старался смягчить неловкую ситуацию.

– Какая ужасная трагедия произошла с твоим братом и его женой!

Ник коротко кивнул.

– Особенно для Дженни. Ко всему она, кажется, не выносит меня. – Он посмотрел на девочку и глубоко вздохнул. – Я не знаю, как вести себя с маленькими детьми.

Рэйчел нежно дотронулась до детской щечки, почувствовав жалость к этому ребенку, лишенному матери.

– Она вряд ли понимает, что потеряла родителей.

– Это, конечно, так. Но девочка очень чувствительна к людям. Единственный человек, с которым ее можно было оставить, – приходящая няня, миссис Ольсен. Она смотрела за Дженни, пока я улаживал все вопросы, связанные с имуществом брата. Я старался уговорить ее переехать сюда, чтобы присматривать за Дженни, но она не смогла. – Ник глубоко вздохнул. – Я впервые остался с Дженни один и, если сказать правду, просто не знаю, что делать.

– Это вопрос времени, – утешила его Рэйчел. – Через пару дней все уладится. – Она взглянула на него с любопытством. – А с кем ты собираешься оставлять Дженни, пока будешь на работе?

– Я хотел взять няню на целый день. У меня есть адрес хорошего агентства. – Ник тепло улыбнулся. От такой улыбки Рэйчел всегда просто таяла. – Я надеюсь, что найду няню, которая понравится Дженни так же, как и ты. Это просто удивительно, что ты смогла ее так легко успокоить.

Рэйчел погладила девочку по головке.

– Я люблю детей. Может быть, она почувствовала это.

– Возможно, и так. Я помню твою доброту и нежность. – Он посмотрел на нее долгим взглядом. – Я многое помню о тебе.

Сердце Рэйчел, казалось, выпрыгнет. Она помнила о нем все. Например, его жаждущий, затуманенный взгляд, когда он хотел ее поцеловать; то, как он закрывал глаза во время поцелуя, а также восхитительную шероховатость его свежевыбритого подбородка.

У нее пересохло во рту. Нет, она не должна так смотреть на него. Вспомни, что произошло потом, мысленно приказала она себе. Вспомни, как он уехал, даже не предупредив. Вспомни, как ты чувствовала себя, когда узнала, что он перешел в другое отделение корпорации по собственной просьбе…

– Надеюсь, ты не возражаешь снова работать со мной? – спросил Ник, помолчав.

– Возражаю? – Она улыбнулась, надеясь выглядеть искренней. Незачем ему знать, как тяжело и больно было ей после его внезапного отъезда два года назад и как ее беспокоит его неожиданное появление здесь. – Почему я должна возражать?

Ник сжал руки в карманах брюк и хмыкнул.

– Я просто боялся, что с тех пор, как мы встречались с тобой…

– Это было слишком давно, – быстро сказала Рэйчел, стараясь казаться равнодушной. – Не беспокойся. Так бывает в жизни.

Глаза Ника потемнели, и он нервно стиснул зубы, словно хотел что-то сказать, но передумал.

– Хорошо! Я рад, что ты так относишься к этому.

Однако он вовсе не был рад. Малоприятно слышать, с какой легкостью она отвергла их отношения. Ничего между ними не закончилось! Когда они были вместе, он чувствовал себя более энергичным, чем когда-либо в жизни. Она просто вдохновляла его своим обаянием.

И даже сейчас он находился под влиянием ее шарма. Вспоминал о ее нежной коже, длинных, вьющихся каштановых волосах, стараясь не видеть новую аккуратную прическу с зачесанными назад волосами.

Рэйчел выглядела прекрасно в хорошо сшитом синем костюме. Ник думал, что забыл ее, но, находясь рядом, ощутил, как волнение вновь охватило его. Он внезапно понял, что пристально смотрит на нее, и поспешно отвел взгляд.

– Ну что же, я, пожалуй, продолжу работу, сказала Рэйчел. – Надо проверить все данные для ежемесячного отчета, прежде чем сделать распечатку, а я хочу уйти с работы через час.

– У тебя планы на вечер? – Он не мог удержаться от этого вопроса.

– Да.

– Встреча? – О, Боже! Что с ним? Он не имеет права задавать ей подобные вопросы, но не мог ничего с собой поделать.

– Не совсем. Я хотела пойти в кино с Патрисией и друзьями.

Ник почувствовал облегчение. Он понимал, что неуместно расспрашивать Рэйчел, но не хотел, чтобы она была с другим мужчиной.

– Я знаю кого-нибудь из них?

2
{"b":"28788","o":1}