ЛитМир - Электронная Библиотека

— А я человек простой, — сказал Брахт.

— Знаю, — согласился Очен. — И обещаю объяснить тебе все как можно проще. Но я молю о терпении. Выслушайте меня, оставьте вопросы на потом. Даю вам слово отвечать честно, хотя, боюсь, это не всегда просто.

Последние слова несколько успокоили Брахта, и он кивнул, жестом приглашая мага продолжать.

— Пока я лишь хочу, чтобы вы знали: ваше испытание не тайна, — сказал Очен. — Магия поведала нам о сильном волнении в оккультном мире. О чем-то мы догадались, что-то мы увидели. Я полагаю, то же самое видели и волхвы Вану, — произнёс он, быстро глянув на Катю. Девушка кивнула. — И многие другие. Хотя, возможно, их видение было более туманным, или они просто предпочли ничего не предпринимать либо чем-то сильно заняты.

— Менелиан говорил то же самое в Вышат'йи, — не удержался Каландрилл. Он верил словам сморщенного старика, и ему было страшно любопытно.

— Он колдун? — спросил Очен.

— На службе у тирана Кандахара, — подтвердил Каландрилл, не обращая внимания на бурчание Брахта. Если Очен и так столько знает, какой смысл скрывать? — Он участвовал в гражданской войне.

— Кандахар поднялся против тирана? Не иначе.

На мгновение узкие глаза обеспокоено вспыхнули. Каландрилл кивнул и сказал:

— А в Лиссе мой брат строит флот, дабы пойти войной на Кандахар. В Куан-на'Форе Джехенне ни Ларрхын говорила о военном союзе и о возможной оккупации Лиссе.

— Он ворочается! Да помогите нам боги, он ворочается. Слава Хорулю, что мы вас нашли.

Очен на мгновение дал волю чувствам, но тут же, хотя и с явным трудом, взял себя в руки. Тэмчен и Чазали, сидевшие напротив, были явно напряжены. Доспехи их позвякивали. Они ёрзали на табуретах, как боевые кони, чувствующие приближение битвы.

— Начало и конец переплетаются, — продолжал Очен. — И нам следует объединить все наши познания, ежели мы жаждем успеха.

— Ты говоришь о Фарне? — спросил Каландрилл. — О Безумном боге?

— Именно, — подтвердил Очен, торжественно кивнув. — Но позвольте указать вам на начало сего клубка и размотать его, дабы все поняли, о чем идёт речь. Итак, Боррхун-Мадж находится под надёжной охраной. По склонам его рыщут гнусные твари. Но даже если вам удастся избежать встречи с ними, от гор вам никуда не уйти, а они скребут своими вершинами небесный свод. На склонах их завывают такие холодные ветры, что кровь стынет в жилах даже в середине лета. Дальше — хуже: Первые боги наложили на горы заклятие. Сами Ил и Кита позаботились о том, чтобы никто не приблизился к тому месту, где уложили они почивать своих сыновей, Фарна и Балатура, по окончании войн богов.

— И все же — тропинка есть? — спросил Каландрилл.

— Есть, — согласился Очен. — И это, да простят меня боги, заставляет меня усомниться в том, что они всезнающи. Тропинка есть. Надо лишь, чтобы путник обладал необходимым знанием и силой и чтобы был он в меру безумен. Слушайте, легенды гласят, что джессеритов поселили здесь преднамеренно, дабы не подпускали они никого к этим отрогам. По сей причине, и только по сей, живём мы вдали от остального мира, превратившись в запретную страну. Наше предназначение — не позволять никому отыскать тропинку к опочивальням Фарна и Балатура, дабы не был нарушен мир, восстановленный Молодыми богами. Дабы не был мир вновь ввергнут в хаос.

Веру в сие предназначение пронесли мы с собой через века и хорошо сохранили тайну. Но в давние-давние времена вазири, обладавшие чудодейственной силой, отметили, что тропа сия открыта или, в лучшем случае, о ней узнали. Тогда они мало что могли сделать. Открылось лишь существование «Заветной книги», а также то, что за нею есть некий охотник. Со временем они поверили, что Тезин-Дар перестал существовать. Как физически, так и магически.

Он опять замолчал, сделал несколько глотков вина, подкрепляясь. Каландрилл горько заметил:

— Рхыфамун.

— Таково его имя? Не думал я, что человек может жить так долго.

— Он меняет обличья, — пояснила Катя. — О существовании его стало известно святым отцам Вану. Он жил веками, переселяясь из одного тела в другое, а нынче он в обличье джессерита.

— Хоруль! — воскликнул Очен, покачав головой. — И вы гонитесь за ним?

— Он перехитрил нас, — сказал Каландрилл, обводя взглядом Брахта и Катю. — Мы добрались до Тезин-Дара с целью забрать «Заветную книгу» и привезти её в Вану, где святые отцы обещают уничтожить её. Но Рхыфамун обманул нас и завладел книгой. С тех пор мы и гонимся по его следу. Мы дали клятву стражам Тезин-Дара.

— А ныне он на Джессеринской равнине. — Очен взглянул на Тэмчена и Чазали, сидевших с хмурыми лицами. — И даже во сне Фарн чувствует его приближение и помогает ему, чем может. Война в Кандахаре, говорите вы? И домм Лиссе готовится к войне? Фарн взывает к крови. Вожделение его сотрясает мир.

— Ценнайра знает Рхыфамуна в лицо, — Каландрилл кивнул в сторону кандийки. — Окажи нам помощь, и мы догоним его.

— Возможно. — Очен задумчиво смотрел на Ценнайру. — Но это может быть непросто.

— Ты не поможешь нам?

Маг повернулся к Брахту и сказал:

— Воин, я обещаю всякую возможную помощь, но её может оказаться недостаточно. Нет, подожди. — В голосе его вновь зазвучали те самые стальные нотки, что совсем недавно предотвратили схватку на мечах, и Брахт, нахмурившись, смолчал. — Я уже говорил, что ваше появление было предсказано. Нам было дано видеть, как трое приходят на нашу землю с миром. Но Фарн баламутит эфир, дабы скрыть цель своего последователя и облегчить ему путь.

По этой же причине вас привезли ко мне связанными, с кляпом во рту. Мы опасались, что вы можете оказаться не теми, кого видели мы в гадании, а друзьями того, другого. Земля наша ближе всех расположена к опочивальне бога, и его деяния не могут не сказываться на нас. — Он горько усмехнулся. — Истинно, во времена великого хана мы и впрямь думали о том, чтобы напасть на твою страну, Брахт. Хан оказался под влиянием Фарна и повёл воинов своих из Кеш-тенга на завоевание всей равнины. Он объединил все племена под своим единоличным правлением. Он познал временный успех, но затем вазири и те племена, что не подверглись колдовским воздействиям, оказали ему сопротивление и победили. Кеш-тенга больше нет. Он был сметён с лица земли, после него осталась лишь пыль. Мы уверовали в то, что подобная угроза больше не висит над равниной. Но мы ошиблись. Как и Кандахар, мы вступили в войну.

Печаль и гнев зазвучали в его голосе, морщины резче проступили на лице, голос сорвался. Он опустил голову и жестом приказал Чазали продолжать.

Заговорил киривашен:

— Тенги Зак, Фечин и Бачан заключили союз против Памур-тенга, Озали-тенга и Анвар-тенга. Безумие овладело нашей землёй. Восставшие орды приближаются к Анвар-тенгу.

Каландрилл вдруг понял, что слово «Анвар-тенг» означает ворота. Жуткое подозрение закралось ему в сердце, и он спросил:

— Почему так важен Анвар-тенг?

Очен с видимым усилием взял себя в руки и продолжил повествование:

— Когда было покончено с тиранией великого хана, земля наша некоторое время пребывала в хаосе. То один, то другой объявлял себя её правителем. По стране рыскали банды преступников. Порядок наступил лишь тогда, когда вазирь-нарумасу, величайшие из жрецов-колдунов, выступили в поддержку Сото-Имджена, объявив его первым по рождению и крови. Но дабы Сото-Имджен не возомнил себя равным великому хану, он отказался от своей земли и переселился в Анвар-тенг, поклявшись оборонять это место. И когда род сей перебрался в святой град, на земле нашей воцарился мир… — Очен помолчал: — До недавнего времени… — горько усмехнулся он. — Но я забегаю вперёд. Дабы никто не мог объявить себя владыкой, было решено, что хан будет назначаться из рода Сото-Имджен, а остальные будут посылать в Анвар-тенг своих представителей, шендиев, где они будут заседать в махзлене, великом совете, учреждённом вазирь-нарумасу. Наш нынешний хан, Акиджа Сото-Имджен, — семилетний ребёнок. Потому был назначен регент по имени Назичи Оджен-Кануси из Бачан-тенга. Мы полагали, что наложили мудрое решение, но Назичи вдруг объявил себя ханом, вознамерившись сесть на престол нашего законного правителя. В знак солидарности с ним Зак-тенг, Фечин-тенг и Бачан-тенг вывели своих представителей из махзлена. И ныне войска родов сих маршируют в боевых порядках.

15
{"b":"28789","o":1}