ЛитМир - Электронная Библиотека

— А он прорвется? — спросил принц.

— Не знаю, — улыбчивое лицо Грании омрачилось, уголки губ поникли. — Белтреван окутан тьмой, и нам ничего не видно. Самое присутствие Посланца, кажется, настолько наполняет леса магией, что наши силы ясновидения и предсказания ограничены. Возможно, его разгромят у Лозин. Но этого мы не узнаем, пока не попадем туда, а к тому времени уже что-то случится. Вот почему я плыву с вами на первом судне.

— Гален ждет нас с «Вашти», — сказал он, подумав: а что, если она это уже знает? — Но «Вашти» невелика, это всего лишь торговая барка, а не корабль для перевозки войск. И это может быть опасно.

— Не имеет значения, — фыркнула Грания. — Важно лишь попасть туда как можно скорее. Может статься, мы справимся с чарами, которые он, несомненно, применит против крепостей.

Кедрин содрогнулся, вспомнив недобрые сны, которые мучили его во время бегства из Белтревана. Мысль, что он скорее столкнется с темным колдовством Посланца, чем с воинами в честном бою, была оттеснена на задворки его разума. Но теперь нехитрое заявление Грании вынудило его рассмотреть подобную возможность, и он счел ее неприятной. Топоры и стрелы жителей леса — нечто доступное пониманию, нечто, на что можно взирать без страха. Сущность же тайных сил постижима гораздо хуже. Он встряхнулся и вынудил себя улыбнуться.

— Какую бы скверную магию он ни применил, мы с ней сразимся, — пообещал Кедрин.

— Знаю, — улыбка Гранин была сочувствующей. — И тебе не следует стыдиться своего страха. Глупо было бы недооценивать опасность. Но всегда помни, что Госпожа с тобой.

Кедрин кивнул, отринув мгновенный приступ темного ужаса, говоря себе, что укол в плече, который он ощутил, когда подумал о Посланце, не более чем подергиванье в исцеляющейся жилке.

— А теперь, — сказала Сестра, опять оживившись, — давай повидаем Дарра и остальных. Я бы хотела знать, что они решат.

Она поднялась со своего стульчика и двинулась впереди через покои Общины Сестер к палате под самым куполом дворца. Караул в серебряных кольчугах с андурелской короной без приказа расступился, едва она приблизилась, стражники открыли двери, чтобы доложить о ней, как будто она была из особ королевской крови.

Кедрин последовал за ней. Солнце озаряло круглый стол, уставленный закусками и вином, старинные доспехи и оружие на стенах подчеркивали военный характер происходящего совещания. Король Дарр сидел дальше всех от двери. Он улыбнулся, когда вошли Грания и Кедрин. Бедир находился по правую руку от короля, Ярл по левую, остальных принц не знал. Его поразило, что он не увидел здесь Хаттима Сетийяна, и разочаровало отсутствие Эшривели. Он пододвинул стул Грании и сел с ней рядом, желая скорее узнать, что говорилось и каково их решение.

— Добро пожаловать, — произнес король. — Полагаю, ты не сильно пострадал.

— Нет, государь. Благодаря Сестре Грании у меня теперь даже синяка не осталось.

— Такого не скажешь о Хаттиме, — пробубнил Ярл достаточно громко, чтобы услышали присутствующие галичане. На лице Дарра появилось мрачное неодобрение.

— Что вы решили? — спросила Грания, как если бы ее присутствие на военных советах было обыденным делом.

Вопрос помешал галичанам возмутиться вслух репликой Владыки Кеша.

— Владыка Усть-Галича передает свои извинения, — сказал король. — Он предпочел лично отправиться на юг, чтобы выполнить свое обещание, не откладывая. Он поднимает войска своей страны и выступит на север немедленно, как только завершит сбор.

Ярл пробормотал: «Синяков стесняется» — и невинно улыбнулся, когда его шутка вызвала хмурые взгляды тех, на ком был знак Усть-Галича.

— Медри прямо сейчас мчится в Кеш и в Тамур, — продолжал Дарр, — тем временем мои военачальники собирают суда для войска Андурела, который в этот самый миг опоясывается для войны. Мы намерены встретить Орду у Лозинских ворот.

Он поглядел на Бедира и Ярла и дал им знак говорить.

Бедир сказал:

— Я отправил весть Тепшену Лалу, чтобы по всему Тамуру разослали боевые знамена. Мы оставим некоторые силы в каждой пограничной крепости на случай налетов сандурканцев, но главные наши силы со всей поспешностью поскачут к Высокой Крепости.

— Мои кешиты встретят нас у Низкой Крепости, — сказал Ярл. — И когда Орда подойдет к воротам, ее достойно приветствуют.

— Мы надеемся померяться силами с варварами у Лозинских стен, — добавил Дарр. — Если Рикол и Фенгриф сумеют продержаться все это время, — а я молюсь, чтобы они продержались, — то мы приведем достаточно людей, чтобы даже Посланец не взял крепости. Если же мы их там не разобьем, если воинства Тамура и Кеша не прибудут вовремя, то они повстречают врага на Идре, между тем как галичане Хаттима преградят ему путь на юг. И он окажется между трех сил.

— Если ты вовремя доберешься до крепостей, — заметила Грания.

— Для этого мы обращаемся за помощью к Сестрам, — сказал ей Дарр. — Их помощь возможна?

— Пожалуй, — голос Грании прозвучал чуть неуверенней обычного. — Мы не пожалеем сил. Но между тем я отплыву с Кедрином и Бедиром на «Вашти». Я предпочла бы как можно скорее увидеть врага, и не стоит со мной спорить, король Дарр. Мои Сестры позаботятся о других судах, — полагаю, у вас займет немного времени погрузка людей и припасов.

Дарр с сомнением кивнул.

— Ты считаешь, это самое разумное?

— Вероятно, — ответила Грания. — Тебе не нужна я, чтобы собирать войско, а чем больше я узнаю о Посланце, тем лучше обеспечу помощь твоим силам, когда они прибудут.

— Быть по сему, — согласился король.

— Тогда, — провозгласила Сестра, соскальзывая со стула (столешница почти скрыла ее, когда она оглядывала лица по кругу), — я считаю, что пора в путь. Владыка Бедир мало что может сделать тут, но он и Кедрин весьма пригодятся в Высокой Крепости.

Кедрин не ожидал, что так скоро будет предложено отчаливать, но Бедир тут же вскочил на ноги.

— Сестра Грания говорит дело, — заметил он. — Ты позволяешь нам отправиться в путь, Дарр?

Дарр кивнул.

— Я высоко ставлю советы Сестры Грании. Ступай с моим благословением, Бедир. Прощай, принц Кедрин, и да пребудет с тобой Госпожа.

Кедрин поклонился, пораженный решимостью Дарра. Колебания, которые выказывал король еще недавно, исчезли: план кампании составился с невиданной быстротой, а с помощью Грании, «Вашти» сможет доставить его на север для сражений с Ордой куда быстрее. Несмотря на возможные козни Посланца, он испытал подъем. Предстоит битва, которая попадет в хроники Трех Королевств. А он — часть всего этого, и притом существенная. Кровь его пела, и единственное, о чем он жалел, что предстоит такое скорое отбытие, что вряд ли удастся поговорить с Эшривелью. Но такие свидания, решил он, можно отложить и до лучших времен. Ибо раз уж все Три Королевства опоясываются для войны, никакой другой искатель не получит времени, чтобы ее увлечь. А он, если уцелеет, вернется бывалым воителем, возможно, покрытым славой. И принц покинул палату с великими надеждами и пылким улыбающимся лицом.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Рикол вглядывался в ночь, которая казалась более плотным сгущением черноты, чем просто отсутствие света. Погода сменилась, словно переход от лета к осени отметил отбытие Бедира и Кайтина. С тех пор, как они отплыли на юг на «Вашти», дни постепенно укорачивались, солнце все раньше заходило за гордый хребет Западных Лозин. Но увядание природы не могло вызвать такой тьмы; он мозгом костей чувствовал, что за этим мраком стоит нечто большее — и весьма скверное. По ущелью Идре бежал ветер с севера, достаточно крепкий, чтобы огни факелов и жаровен на стенах Высокой Крепости плясали — словно бы струи ветра проголодались и посягали теперь на саму крепость. Ветер нес прохладу, он порывами пролетал в бойницы и меж зубцами гребня стены, свистел над острыми верхушками скал. Рикол плотнее запахнул тяжелый плащ вокруг отягощенного броней тела. Его лицо и голые ладони покалывало и пощипывало до немоты. Достаточно крепкий ветер, чтобы унести любую тучу, и все же на небе ни звездочки, ни луны — оно мглисто и непроницаемо, только тьма и тьма.

72
{"b":"28790","o":1}