ЛитМир - Электронная Библиотека

— А ты?

Каландрилл обнаружил, что его кружка пуста. Менелиан встал и наполнил ее. Каландрилл неожиданно для себя подошел к столу и принялся есть.

— У меня имеются свои соображения по поводу того, кто вы на самом деле, — ответил колдун. — Именно поэтому вы здесь в столь поздний час.

Теккан встал и положил себе мяса и хлеба. Через мгновение, победив сомнения, за ним последовал Брахт.

— Я служу тирану, — повторил Менелиан. — Я меньший из избранных, кои поклялись не допустить хаоса в стране. Хватит с нас Войны колдунов, когда каждый считавший себя господином нанимал целую орду чародеев, дабы потешить свое самолюбие. Вы слышали о Войне колдунов?

Каландрилл кивнул, и маг продолжил:

— И вы знакомы с Аномиусом, некогда служившим Сафоману.

Он поднял руку, успокаивая Брахта, который тут же поставил тарелку на стол и взялся за меч.

— Забудь о мече, Брахт ни Эррхин. Я вам не враг. Я друг. Выслушайте меня!

Брахт с сомнением нахмурился, но сунул меч назад в ножны и вновь принялся за трапезу.

— Аномиус жив, — сказал Менелиан. — Его схватили и посадили в темницу в Нхур-Джабале. Сейчас он находится под охраной колдунов. Но заклятия, оставленные им позади себя, помогли Сафоману эк'Хеннему, властелину Файна, одержать победу на востоке. Тиран молод и, как все молодые люди, готов пожертвовать будущим ради настоящего. И потому, дабы разгромить Сафомана, он освободил Аномиуса.

— Который с удовольствием с нами покончит, — пробормотал Брахт.

— Без сомнения, — согласился Менелиан. — И уже через несколько дней Киндар эк'Ниль получит указ тирана, предписывающий ему препроводить вас в Нхур-Джабаль. Аномиус раскинул сети.

Менелиан сделал многозначительную паузу, и Каландрилл спросил:

— Зачем ты нам все это рассказываешь?

— Затем, что мы, колдуны тирана, дали обет служить Кандахару, — отвечал Менелиан. — А Аномиус думает только о себе. Я получил весточку от своих товарищей о том, что он жаждет вас захватить. В то же время мне сообщили, что наиболее посвященные из нас, обладающие значительно большей силой, нежели я, видели в оккультном мире такое, что заставляет нас забыть о Ксеноменусе.

— Вечные колдовские недомолвки, — пробормотал Брахт.

— Нет. — Менелиан покачал головой. — Нет, это лишь предупреждение. Тиран думает только о победе над Сафоманом. И ради этого готов слушать Аномиуса, каковой намерен свести с вами счеты.

— Зачем ему это? — спросил Каландрилл, начиная, сам не понимая почему, доверять колдуну.

— Он считает, что вы обладаете некой волшебной книгой, завладев которой он станет первым среди колдунов, — — пояснил Менелиан.

— Про книгу мы все придумали, чтобы уговорить его помочь нам бежать от Сафомана эк'Хеннема, — осторожно пояснил Каландрилл. — Не больше.

— Много больше, — заметил Менелиан. — Я полагаю, в Тезин-Дар вы ходили именно за «Заветной книгой».

Тарелка выпала из рук Каландрилла, а с ней и все, что там было. Менелиан сделал жест, и рассыпавшаяся пища полетела в огонь, и к запаху горящих дров примешался запах миндаля.

— Аномиус этого еще не знает, — успокоил их Менелиан. — Что бы вы ему ни рассказали, он считает, что вы завладели книгой заклинаний, которая может сделать его властелином Кандахара. И он намерен заполучить ее и расквитаться с вами. Он безумец, но, как зверь, жадный до человеческой крови, хитер и опасен.

— А ты знаешь истинное предназначение книги?

Каландрилл не спускал с колдуна глаз. Менелиан кивнул.

— Магистры внутреннего круга разгадали истинный смысл вашего путешествия, — торжественно заявил он. — Они прощупали Аномиуса и затем долго размышляли над вашими деяниями. — Он с интересом посмотрел на Теккана. — Неужели святые отцы Вану не подумали, что их пророчества могут быть известны и другим?

Теккан пожал плечами.

— Я не принадлежу к этому кругу. Я лишь исполняю их волю.

— Заключавшуюся в том, чтобы догнать охотников на «Заветную книгу» и доставить ее в Вану, дабы там она была уничтожена? — спросил Менелиан.

Теккан кивнул.

— Откуда ты знаешь?

Менелиан печально улыбнулся:

— Чтобы вануйцы уходили так далеко от дома? Тут колдовства не надо. Достаточно подумать. Но это не важно. Лучше слушайте, ибо, как я сказал, у нас мало времени. Я поведаю вам все, дабы вы сами могли решить, доверять мне или нет.

Он серьезно, едва ли не с трепетом посмотрел каждому из них в глаза.

— «Заветная книга» была и остается глубокой тайной. Будь мы, колдуны тирана, уверены в том, что в состоянии заполучить и уничтожить ее, мы давно бы сами отправились в Гессиф. Но Тезин-Дар представлялся нам легендой, а гадания наши убеждали нас в том, что только избранные богами могут добраться до этого сказочного города. А потом магистры внутреннего круга отметили такие изменения в оккультной среде, что стало ясно: за книгой начинается охота. Но как и кто конкретно, это нам было неизвестно. Знания наши были слишком ничтожны, чтобы начать действовать. Нам оставалось только ждать. И вот мы взяли в плен честолюбивого Аномиуса и узнали, что он встретил молодого человека, родом из Лиссе, и воина из Куан-на'Фора, направлявшегося в Гессиф на поиски того, что он принял за магию высшей власти. Магистры внутреннего круга поняли, что речь идет о «Заветной книге». Но, судя по рассказам Аномиуса, ни один из двух не обладал знанием достаточным, дабы предпринять подобное путешествие по собственной воле. Потому решено было, что за ними стоит некая сила. В то же время до нас дошло сообщение о военном судне из Вану, идущем из Харасуля в Гессиф. Освобожденный Аномиус говорил о Каландрилле ден Каринфе и Брахте ни Эррхине. А далее — простая логика. Оба прибыли в Вишат'йи на борту вануйского судна. Но… — он помолчал, пристально разглядывая их, — «Заветной книги» у вас нет.

Каландрилл покачал головой.

— Книги у нас нет.

— Это значит, — медленно продолжал Менелиан, — что либо вы не добрались до места ее хранения, либо кто-то ее перехватил. Только не Аномиус, ибо он еще гоняется за вами. Так, может, тот, кто вас за ней послал?

Каландрилл кивнул.

— Истинно. Она у Рхыфамуна.

— У Рхыфамуна? — переспросил Менелиан.

Брахт предупреждающе втянул через ноздри воздух, но Каландрилл не обратил на него внимания.

— Он колдун. Он обманул нас. Обещал уничтожить книгу, и мы ему поверили. Мы были в Тезин-Даре, и Стражи передали нам книгу. Но вдруг, откуда ни возьмись, появился Рхыфамун и отобрал ее. — Каландрилл нахмурился и продолжал со злостью и отвращением: — Рхыфамун дал мне волшебный камень, дабы он направлял и охранял меня. Так он сказал. Но именно этот камень и привел его в Тезин-Дар! И теперь мы гонимся за ним.

— Ведает ли он, какая сила заключена в «Заветной книге»? — едва слышно спросил колдун.

Каландрилл коротко кивнул.

— Да. И он вознамерился пробудить Безумного бога.

— Сумасшествие! — воскликнул Менелиан, в мгновение ока потеряв весь апломб и став на миг просто перепуганным молодым человеком. — Он ополоумел?

— Он ослеплен властью, он жаждет власти. — Теккан поставил кружку. — Святые отцы моей родины знали, что Рхыфамун ищет книгу. Но поскольку сам он не мог отправиться в Тезин-Дар, то прибег к посторонней помощи. Сначала он соблазнил Каландрилла. Затем Брахта. А потом в этом оказалась замешана и моя дочь.

— Твоя дочь? — нахмурился Менелиан.

— Катя, — пояснил Теккан. — Она дожидается нас в гавани.

Менелиан медленно склонил голову.

— Трое, — пробормотал он. — А где сейчас Рхыфамун? — громко спросил он.

— Он в теле Варента ден Тарля из Альдарина, — пояснил Каландрилл. — Возможно, он вернулся в свой город. К тому же…

Он беспомощно пожал плечами. За него продолжил Теккан:

— У Кати — камень, который вручили ей святые отцы Вану. Он указывает на тот, что Рхыфамун дал Каландриллу. Колдун отобрал его, когда заполучил книгу, теперь камень Кати указывает на Альдарин.

— Значит, вам надо следовать в Альдарин, — с тревогой в голосе сказал Менелиан. — И как можно быстрее. Я прикажу эк'Нилю оказать вам всяческое содействие и не чинить препятствий.

13
{"b":"28791","o":1}