ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему?

Вопрос Брахта прозвучал как удар хлыста. Каландрилл и Теккан резко повернулись. Керниец и не скрывал сомнения.

Менелиан нахмурился и чуть слышно сказал:

— Ты желаешь знать почему?

— Я не жалую волшебство, — холодно заметил Брахт. — А тех, кто им занимается, еще меньше. Вот, например, ты и другие твоего пошиба — разве все вы не жаждете обладать той силой, которую может дать вам «Заветная книга»?

— Бураш, нет! — воскликнул Менелиан, протестующе поднимая руки. — Пробудить Безумного бога — помешательство чистой воды.

— Рхыфамун так не считает, — заметил Брахт. — А если бы Аномиус знал, что мы идем за «Заветной книгой», а не за какими-то там заклятиями, боюсь, подобное безумное желание овладело бы и им.

— Я полагаю, Рхыфамун не в своем уме, — заметил Менелиан. . — А Аномиус… Аномиус — жалкий червь.

— Червь-то червь. Но его освободил тиран, — настаивал Брахт.

— Ибо он может разгромить Сафомана эк'Хеннема, — вздохнул Менелиан. — Без помощи Аномиуса Кандахару не миновать тягот гражданской войны. Только Аномиус может снять заклятия, коими укрепил он господина Файна. Без Аномиуса тирана ожидает долгая кампания… Кровавая кампания, которая, без сомнения, дорого обойдется Кандахару. Будь я вашим врагом, жаждущим заполучить «Заветную книгу», зачем бы стал вам помогать? Мне достаточно было бы прибегнуть к своему дару и сделать из вас сообщников. Все что угодно, кроме помощи. И, уж конечно, не стал бы я вас предупреждать об опасности.

— А я пока ничего и не слышал, — вставил Брахт.

Колдун хмуро ухмыльнулся.

— Тогда слушайте. Согласившись помочь, Аномиус выдвинул определенные условия, которые, несмотря на возражения мудрых, были приняты. Учителя мои разделились во мнении, и, знай те, кто настаивал на освобождении Аномиуса, что я вам сейчас все это рассказываю, жизни моей пришел бы конец. Да что там жизни! Посему выслушайте, что имею я вам сказать, и доверьтесь мне ради всего мира.

Он твердо посмотрел в глаза Брахту, и меченосец кивнул.

— В качестве одного из своих условий Аномиус потребовал, чтобы всем вексилланам и ликторам Кандахара приказано было немедленно задержать двух путников, плывущих на чернопарусном вануйском военном судне, и препроводить их под охраной в Нхур-Джабаль. В качестве второго условия он потребовал смертника.

Он перевел взгляд с Брахта, сидевшего с каменным лицом, на Каландрилла и Теккана, и под его взглядом кровь застыла в жилах Каландрилла.

— Это условие тоже было принято, и он выбрал женщину и сотворил из нее себе слугу. Он превратил ее в зомби. Вы понимаете, что это значит?

Теккан нахмурился и покачал головой; Брахт лишь пожал плечами и негромко произнес:

— Существо, воскрешенное из мертвых. Сначала умерщвленное, а затем воскрешенное, дабы служить господину.

В Секке Каландрилл немало читал о зомби в старинных книгах и умных манускриптах, которые столь занимали его в те времена. И сейчас при упоминании о зомби эль забурлил у него в животе. Ужас обуял его. Многие современные исследователи отрицали наличие подобных существ, и даже в старинных повествованиях упоминания о них встречались нечасто. И тон авторов, писавших о них, был полон презрения и страха. Колдун, отважившийся сотворить зомби, обрекал себя на адские. муки после жизни; а сам по себе акт этот расценивался как нечто омерзительное, заслуживающее вечного проклятия. Существа, созданные таким образом, обладают сверхчеловеческими возможностями. Мурашки побежали у Каландрилла по спине. Даже чайпаку не нагоняли на него такого ужаса.

— Ты знаешь, — донесся до него голос Менелиана, и он кивнул — во рту у него вдруг пересохло настолько, что он не смог вымолвить ни слова. — Клинки ваий вам не подмога. — отрешенно продолжал колдун, глядя на Брахта. — Не знаю, опускаются ли маги ваших земель до подобного, только зомби — это творение самого низкого колдовства, кое с презрением отвергается цивилизованными колдунами. Сердце человека вырезают из груди и накладывают на него заклятие, так что зомби становится заложником колдуна. Он слушает только своего создателя и обязан исполнять его волю. Он не знает ни голода, ни жажды и нацелен лишь на удовлетворение желания своего повелителя. Клинок не может принести ему вреда, ибо он уже мертв! Даже если тебе, Брахт, удастся отрубить ему голову, руки его все равно будут к тебе тянуться, а зубы кусать. Свяжи его, закуй в цепи, и он разорвет путы, как нитки. В нем нет жизни, которую ты мог бы у него отобрать! Уничтожить его можно, лишь отыскав и убив его сердце. Но создатель зомби — будьте уверены — хорошо его спрячет. Все это омерзительно.

Менелиан замолчал, словно впечатленный своим собственным рассказом. Брахт, нахмурившись, посмотрел на колдуна долгим взглядом и, натянуто ухмыльнувшись, сказал:

— Всех, кого встречал я до сих пор, можно было убить. Ты хотел нас о чем-то предупредить, а сам стращаешь рассказами о воскрешенном Аномиусом из мертвых существе, которое якобы убить нельзя. Это не предупреждение, это — угроза.

— Страшная угроза, — согласился Менелиан. — Но не с моей стороны. Я же только предупреждаю.

Смуглое лицо кернийца недоверчиво насупилось. Каландрилл дрожал всем телом, едва дыша. Лишь с великим трудом смог он выдавить из себя:

— Что ты хочешь сказать?

— Именно, — поддержал его Брахт. — Что ты хочешь сказать?

— А то, что зомби еще только предстоит вас найти! — заявил Менелиан. — Аномиус создал ее — его! — в Нхур-Джабале. Кроме того, о том, что вы отправились морем в Гессиф, он не знает. Ему вообще неизвестно, где вы находитесь и куда направляетесь. До тех пор пока Аномиус этого не знает, он не может отпустить своего слугу в погоню за 'вами. Ему нужен след.

— Вот и докажи, что твои намерения чисты, сделай так, чтобы он и впредь не знал об этом. Отпусти нас, и мы отправимся в Лиссе, а он останется здесь.

— Надо отремонтировать судно, — напомнил Теккан. — А это займет какое-то время.

— Вот-вот гонцы привезут распоряжение из Нхур-Джабаля, — добавил Менелиан. — Моя власть здесь велика, но не настолько, чтобы лишить силы приказ, каковой получит эк'Ниль.

— Ты хочешь сказать, мы обречены, — пробормотал Брахт. — И это ты называешь предупреждением друга?

— Если гонец объявится прежде, чем вы сможете уйти отсюда, я попытаюсь задержать ответ Киндара. — Колдун кивнул. — Возможно, вы успеете отплыть.

— А если нет?

Брахт опустил руку на рукоятку кинжала, что заставило Менелиана едва заметно улыбнуться.

— Ты все еще считаешь, что я вам враг? — спросил он.

Керниец холодно ухмыльнулся и сказал:

— В подобного рода делах всякий, кто не помогает, становится мне врагом.

— Бураш! А я-то думал, что у вас в Куан-на’Форе люди прямолинейны! — воскликнул Менелиан. — И смотрят дальше своего носа! Послушай: Кандахар кишит бандитами, которые могут остановить даже гонца тирана. Я постараюсь задержать его, насколько это возможно. Но как только будет получен приказ из Вишат'йи, вексиллан засадит вас в тюрьму, а сам отправит курьера с донесением к тирану. И как только он достигнет Нхур-Джабаля, Аномиус пустит в дело свое могущество, и оно таки до вас доберется.

— Ты же колдун, уничтожь его, — настаивал Брахт. — Тем самым докажешь свою дружбу.

— К сожалению, это почти невозможно, — вздохнул Менелиан. — Я не уверен, достанет ли у меня сил. Зомби — противник мощный, друг мой. А тот, что противостоит вам, продукт таланта более совершенного, нежели мой. Нормальное колдовство направлено прежде всего против живых, а не мертвых. Так что я просто не могу быть в себе уверен.

— Но должно же быть какое-то средство! — воскликнул Каландрилл, жестом руки показывая Брахту, чтобы тот помолчал. — Я кое-что читал про подобные существа. И знаю: сопротивление им возможно. Это правда?

Голос его прозвучал почти жалобно, и, сформулировав вопрос, он вдруг понял, что доверяет колдуну.

— Если найти сердце, — согласился Менелиан, — то можно управлять зомби. Но сейчас сердце — в руках Аномиуса, пользующегося благосклонностью тирана. Пока Сафоман эк'Хеннем не будет разгромлен, то есть до тех пор, пока Аномиус будет нужен тирану, боюсь, он сильнее нас. А до тех пор, пока держит он в своих руках сердце зомби, тот будет ему подчиняться, ибо нет у него выбора: Аномиус может покончить с ним в любую минуту. Да, верно, что зомби не ведает любви к своему создателю, но он вынужден ему подчиняться.

14
{"b":"28791","o":1}