ЛитМир - Электронная Библиотека

Она кивнула, ответив отцу что-то на их родном языке, и Теккан, усмехнувшись, перешел на всем понятный язык:

— Благодарю, но я предпочитаю спать на судне. А вам троим я бы советовал переночевать у нашего друга Менелиана.

Колдун кивнул.

— Я приведу их в назначенный час, — пообещал он. — Не желаешь отужинать с нами?

Теккан опять отказался.

— Мне надо поговорить с вексилланом, — сказал колдун. — Так что, если в нас здесь нужды нет, я бы предложил отправиться назад.

Получив согласие, он спросил у сераскера, где найти эк'Ниля, и они все вместе отправились на поиски офицера.

Киндар эк'Ниль проводил инспекцию арбалетов на дальнем моле. Он значительно смягчился по отношению к ним, хотя и оставался надменным. Удостоив их беглым взглядом, эк'Ниль несколько задержал внимание лишь на Кате. Каландрилл взглянул на Брахта и остался доволен: ни один мускул не дрогнул на лице кернийца. Меченосец лишь поджал губы. Менелиан с улыбкой повернулся к ним и поманил их за собой, заговорив, только когда вексиллан уже не мог его слышать.

— Из Нхур-Джабаля пока никаких вестей, — заявил он. — Это значит, что до вашего отправления никто не прибудет. На этот счет мы можем быть спокойны. Так что теперь пошли говорить с лоцманом.

Они отправились в «Голову тирана», где, как и предполагал сераскер, пил Калим эк'Барре, невысокий плотный человек с маленькими глазками под мохнатыми бровями. Голос у него был хриплым от трубки, каковую он посасывал меж глотками эля. Присутствие Менелиана тут же убедило его помочь путникам, и он обещал ждать их в гавани в назначенный час и за два варра вывести за мыс Вишат'йи.

— Прекрасно, — заявил Менелиан, когда они вышли из таверны. — Все идет прекрасно. Потому предлагаю пойти ко мне и выпить кубок за ваше отправление и успех.

Он едва не предложил Кате руку, но вовремя спохватился, удовольствовавшись грациозным поклоном, и они углубились в лабиринт городских улиц, направляясь в дом колдуна.

Менелиан отдал распоряжения о том, чтобы был а приготовлен роскошный ужин и завтрак на следующее утро. Каландрилл пожелал принять ванну, и, поколебавшись с мгновение, Брахт последовал его примеру, но сделал это значительно быстрее, и, когда Каландрилл вошел в гостиную, он уже по-хозяйски восседал рядом с Катей перед камином прямо напротив Менелиана. Они говорили о «Заветной книге».

— …нелегкое путешествие. Вряд ли усыпальница Фарна находится в известной нам стране. — Менелиан с серьезным видом посмотрел на вошедшего Каландрилла. — Ты догадываешься, о чем мы говорим? Я считаю, что в доме Рхыфамуна вы можете найти ключ. А нет… — он озабоченно нахмурился, — воспользуйтесь услугами другого колдуна. Я настаиваю на этом.

Каландриллу эта мысль почему-то не приходила в голову.

— В Лиссе мало колдунов, равных тебе, — заявил он.

— Ищите помощь всюду, где возможно, — настаивал маг. — Обратитесь к Молодым богам, если вам не сумеют помочь люди. Ахрд уже посылал вам биаха…

— Если не останется другого выхода, — согласился Брахт. — Но пока у нас есть камень, и он ведет нас в Альдарин.

— Истинно, — улыбнулся Менелиан. — Пока все идет хорошо.

Радостное возбуждение от близкого отплытия оставило Каландрилла.

— Мы привели Рхыфамуна к «Заветной книге», а ты говоришь: «Все идет хорошо»?

— Я хочу сказать, что вы добились того, что не удалось бы больше никому, — решительно заявил колдун, не сводя глаз с Каландрилла, словно напоминая ему о тайне, которая известна была только им. Слова его. произнесенные для всех, на самом деле предназначались только Каландриллу. — Более того, я уверен, с вами боги. Они стоят у вас за спиной. И сила их не покинет вас.

Каландрилл пожал плечами. Брахт поднял кубок.

— Мы слишком далеко зашли, чтобы сейчас падать духом — твердо произнес он. — Выпьем за успех! Выпей, Каландрилл, и перестань хмуриться.

Оптимизм друга заразил Каландрилла. и, подняв кубок, он сделал большой глоток. Краем глаза он заметил на себе взгляд Менелиана и кивнул, надеясь, что тот его понял.

— Истинно, — заявил он. — Мы пойдем на край света. И даже дальше, ежели понадобится.

Глава пятая

Завернувшись в накидки от холодной влажной ночи и плотного тумана, они шли в гавань как призраки под охраной нимба Менелиана, чей волшебный свет одиноко прорезал адскую темень. Через какое-то время вдали проступили огни гавани. Ночные визитеры поравнялись с солдатами, несшими сторожевую службу, и молча прошли мимо, гулко топая по влажной брусчатке. Из темноты возникла фигура Киндара эк'Ниля в отороченной мехом накидке. В капельках воды на плюмаже его каски поблескивали, словно малюсенькие красные звездочки, огни факелов, горевших в руках его эскорта. Вексиллан поприветствовал их густым от сна голосом и без лишних разговоров провел к пристани, где их уже дожидались Теккан с лоцманом.

Калим эк'Барре, закутанный в короткую куртку из овчины, походил на огромную человекообразную обезьяну, каковые, говаривали, обитают далеко в Гаше. Голова у него была непокрыта, а на узловатых мышцах обнаженных рук поблескивали капельки влаги. Ялик, на котором он должен был вернуться в Вишат'йи, покачивался, привязанный к судну вануйцев, на волнах прилива.

— Раньше выйдем, раньше я вернусь, — сказал он вместо приветствия и, развернувшись, стал по сходням подниматься на борт судна.

Киндар эк'Ниль попрощался довольно тепло со всеми, а руку Кати не выпускал даже несколько мгновений.

— Надеюсь, что ты, как только прибудешь домой, сразу же поставишь вопрос, о лиссеанском флоте, — сказал он Каландриллу.

— Без всякого сомнения. Спасибо за помощь.

Каландрилл мысленно возблагодарил Деру за то, что вексиллан не был расположен к дальнейшим разговорам. Взяв с собой эскорт, эк'Ниль отправился отдавать распоряжения, чтобы опустили заграждения.

— Ну что же, прощайте, — сказал Менелиан. — Будь в Кандахаре спокойнее, я бы поплыл с вами. Но как бы то ни было, я буду за вас молиться и сделаю приношение Бурашу, дабы даровал он вам свободный проход.

— Благодарим за помощь, — сказал Каландрилл, крепко пожимая колдуну руку. — В свою очередь я буду молиться о том, чтобы не постигла тебя кара за оказанную нам помощь.

— Все будет в порядке, — с улыбкой успокоил его Менелиан. — Когда явится гонец из Нхур-Джабаля, Киндар, конечно, будет в ярости. Но против меня он не сможет ничего сделать. Ведь, в конце концов, я исполнил свой долг. Мне полагалось выяснить, представляете ли вы угрозу Кандахару. И я выяснил, что нет. Бураш знает: это истина! Да пребудут с вами все боги, друзья мои.

— И с тобой тоже, — сказал Каландрилл. В этот момент с борта судна послышался сварливый голос Калима эк'Барре.

— Пора, — сказал Теккан и торжественно поклонился. — Благодарю, маг.

Каландрилл направился с капитаном к сходням. Брахт поклонился Менелиану, пробормотав слова благодарности, но не тронулся с места до тех пор, пока колдун не отпустил руку Кати.

Они смотрели на закутанную в накидку фигуру Менелиана, стоявшего с поднятой рукой, до тех пор, пока она не растаяла в сером тумане.

— Сажай людей на весла, капитан, — приказал эк'Барре, — Из гавани мы сможем выйти только на веслах.

Теккан отдал распоряжение, и вануйцы запели в такт гребкам. Судно отошло от причала, развернувшись драконьей головой в сторону заграждений. Каландрилл, Брахт и Катя отправились на переднюю палубу, где сразу же поняли, что находятся в полной власти лоцмана. Рассвет приближался, и небо начало светлеть, но туман оставался еще настолько плотным, что не было видно ни зги даже на расстоянии вытянутой руки. О том, что они плывут, можно было догадаться только по качке палубы под ногами да по равномерному плеску весел.

Спереди .до них доносился скрежет уключин и поскрипывание оснастки. Из тумана послышалось сообщение, что цепь опущена, и Теккан налег на румпель. По сторонам проплыли смутные очертания, и судно закачалось совсем по-другому, из чего Каландрилл заключил, что они вышли в открытые воды. Ветер здесь задул сильнее, и туман стал рассеиваться, но все еще оставался настолько плотным, что не было видно даже кормы, не говоря уже о маяках на скалах, хотя близость гор ощущалась чисто физически.

23
{"b":"28791","o":1}