ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы вытащили меня из тьмы, — сказал Аномиус. — Для этого должны быть причины…

— А что, если отсюда мы отведем тебя прямиком к палачу? — прервал его Ценобар, но тут же замолчал, сбитый с толку презрительным взглядом Аномиуса.

— Это вряд ли. Думаю, вы наконец поняли то, что я знаю уже давно. Так что возвращайте мне все отобранное.

— Что ты имеешь в виду? — спросил его Ценобар.

— А то, что Сафомана эк'Хеннема сделал я, — хрипло заявил Аномиус, — и только я могу его развенчать. И то, что без моей помощи и ваш тиран, и вы потеряете Кандахар, каковой перейдет в руки властителя Файна. Ergo, вам ничего не остается, кроме того, чтобы вернуть мне колдовскую силу.

Ценобар открыл было рот, но Ликандер опередил его:

— И ты готов нам помочь?

— А у меня есть выбор?

Аномиус с железным спокойствием взглянул в круглое, как луна, лицо мага. Ликандер опустил голову и тихо произнес:

— Есть. Ты можешь отказаться и умереть.

— Я не такой дурак.

Надменность, обжегшая несколькими мгновениями раньше Ценобара, обдала теперь и Ликандера, и он сказал:

— Дураком я тебя не считал никогда. Ренегатом, ядовитым червем, бредовым честолюбцем — да. Но не дураком.

— В таком случае тебе известен мой ответ, — ухмыльнулся Аномиус. — А теперь ведите меня отсюда. Я требую вина и яств. О гражданской войне и о победе будем говорить позже.

Словно по команде, колдуны расступились, пропуская его вперед к лестнице, откуда на него в ужасе взирали тюремщики. Стоило бледно-голубым глазам остановиться на ком-нибудь из них, как факел начинал дрожать у несчастного в руках.

— Я слаб, — пробормотал Аномиус, — без помощи по этим ступенькам мне не подняться. Дайте руку.

И тут же пальцы его сжались вокруг запястья Ценобара. Молодой колдун дернулся, словно от укуса змеи, и губы его брезгливо изогнулись. Аномиус довольно хмыкнул:

— Одолжи ему свою силу, Ценобар, — сказал Ликандер и тяжелым шагом направился к лестнице.

Ценобар пошел следом с каменным лицом, но в темных глазах его бушевала ярость. Позади, словно в церемониальной процессии, поднимались остальные колдуны.

Они привели Аномиуса в свою половину цитадели, где магия их ощущалась даже в воздухе. Через огромные окна можно было видеть небо — темный бархат со вспышками ярких звезд и серебряный месяц, полыхавший белым пламенем. Веселый огонь потрескивал в камине каменные плиты пола покрывал тяжелый ковер. Желтые отблески от стеклянных светильников плясали на стенах, обитых полированным деревом, а посреди палаты стоял большой, человек на двадцать, круглый стол с кабалистическими знаками в центре. Ценобар усадил Аномиуса в мягкое кресло и с нарочитой тщательностью отряхнул рукав. Колдун выжидающе развалился в кресле. Ликандер ударил в бронзовый гонг, и в покоях появился слуга.

— У тебя есть особые пожелания? — насмешливо поинтересовался толстый колдун.

Аномиус на мгновение притронулся пальцами к носу и сказал:

— Доброе красное вино — в первую очередь. Жареное мясо, предпочтительнее оленина. Или говядина. Не откажусь от мясного ассорти. Свежий хлеб. Под конец — фрукты.

Ликандер кивнул слуге и жестом пригласил заклинателей садиться. Они расположились по другую сторону огромного стола, разглядывая Аномиуса. Тот, ничуть не смущаясь, а скорее напыщенно, разглядывал их в ответ. Ликандер сказал:

— Так ты был уверен, что мы тебя освободим? Хотя и с нашими заклятиями?

— Догадаться, что вы не позволите мне свободно разгуливать по Кандахару, было вовсе не трудно. — Аномиус помолчал, дожидаясь, когда слуга поставит перед ним хрустальный графин и бокал.

— Не выпьете со мной? — спросил он, наливая себе вина. Ликандер отрицательно покачал головой. — Дело ваше. Да, я знал, что вы придете умолять меня о помощи.

— Умолять? — резко перебил его Ценобар.

— А что, «просить» вам больше нравится? — усмехнулся Аномиус, отпивая большой глоток вина и причмокивая. — Да, это я предвидел. Я вам нужен, ибо вы не в состоянии снять мои чары, подарившие Сафоману победу. Но вам придется вернуть мне колдовскую силу. Не откладывайте это в долгий ящик.

— Сначала насыться, — сказал Ликандер, — потом поговорим. Ты, конечно, понимаешь, что мы должны обезопаситься.

— Ну да, конечно, — усмехнулся Аномиус. На грязных щеках его проступил румянец. — И о чем вы собираетесь говорить? О разгроме Сафомана? В этом я вам помогу.

— Ты к этому готов? — удивился Ликандер.

Аномиус поднял руку, и на черном металле заиграл свет от огня и звезд.

— Я скован и обязан служить вам, — сказал он. — Если, как вы деликатно заметили, я не хочу умереть мученической смертью. А я не хочу. У меня еще есть дела на бренной земле.

На мгновение самоуверенное выражение на его лице сменилось на яростное.

— В чем заключаются дела сии? — поинтересовался Ликандер.

— Меня предали. И я намерен отомстить. Да вы не беспокойтесь. Сие не помешает мне выполнить желание тирана и покончить с Сафоманом. Я окажу вам в этом помощь. Но взамен мне нужна ваша.

— Это немудро, — заметил Ценобар, которого тут же поддержали Рассуман и Андрикус.

— Откажите, и я предпочту умереть, — сказал Аномиус, встряхнув наручниками. — Бураш! Насколько же вы не уверены в себе, ежели боитесь меня, даже когда я в кандалах!

— Тебе заказано выходить отсюда без сопровождения, по меньшей мере двоих из нас, — заявил Ликандер. — Ты подчинишься нашей воле, ибо знаешь, что ждет тебя в противном случае. Принимаешь наши условия?

— Ничего другого я и не ожидал.

Аномиус расплылся в довольной улыбке, наблюдая за слугами, несущими подносы с жареной олениной и другими блюдами. Он тут же набросился на пищу, и очень скоро грязь на лице и халате его стала жирной. Ведуны смотрели на него молча, предоставив Ликандеру право вести переговоры.

— В таком случае мы вернем тебе силу, — пообещал толстый маг. — Но прежде поешь. А может, после того, как примешь ванну?

— Прежде сила, — промычал Аномиус, брызжа слюной. — Потом мыться. С ароматическими маслами и женщинами к моим услугам. Удобная постель и одежды, подобающие моему положению. Ведь я становлюсь влиятельным человеком в Кандахаре. Одним из вас!

Лица напротив приобрели обиженное выражение, но слов произнесено не было. Ликандер пообещал:

— Ты получишь все. Но прежде расскажи, кому и за что ты собираешься мстить.

Аномиус преломил хлеб, обмакнул его в подливу, громко рыгнул и налил вина.

— Я ищу двоих, — ледяным голосом начал он. — Наемника из Куан-на'Фора по имени Брахт и юношу из Лиссе по имени Каландрилл ден Каринф. Они были со мной, когда вы взяли меня в плен. Они шли в Гессиф. Так что отсюда они, скорее всего, отправились в Харасуль.

— Твои помощники? — поинтересовался Ликандер.

— Нет! — Аномиус покачал головой. — Подлые псы, коих я намерен предать смерти. Это они сдали меня вам.

— Тебя провели простые смертные? — пробормотал Ценобар, улыбаясь под ядовитым взглядом Аномиуса.

— Если они каким-то образом угрожают нашему союзу, мы этого не потерпим, — пригрозил Ликандер.

— К тому, что творится в Кандахаре, они не имеют никакого отношения, — заверил Аномиус. — Это касается только меня. Но откажете вы мне в этом, и никакого уговора не будет, и пусть Сафоман делает, что ему вздумается.

— Можем ли мы верить тебе? — засомневался Ликандер.

— Можете, — усмехнулся Аномиус. — Я открою свой разум, смотрите сами. Для тирана они не представляют никакой опасности.

Ликандер согласно опустил голову, и подбородок его растекся по груди.

— Какой помощи ты ждешь от нас? — поинтересовался он.

— Мне нужен свежий труп, — пояснил Аномиус, отталкивая пустой поднос и пододвигая к себе мясное ассорти. — Предпочтительно целый. Мужчины или женщины в расцвете лет. С крепким телом. Чтобы стать моим гончим псом.

— Зомби?!

Ценобар побледнел, Андрикус вскрикнул, а Рассуман наложил на себя знамение. Даже толстые губы Ликандера презрительно изогнулись.

4
{"b":"28791","o":1}