ЛитМир - Электронная Библиотека

Странные существа беззвучно засновали с причала на лодки и обратно. Четверо даже прыгнули в воду, словно и не замечали плававших там существ, вызывавших отвращение. Подчиняясь приказаниям эк'Салара, они загрузили обе лодки и опять выбрались на берег, не обращая внимания на кружащих возле них насекомых. Вануйцы зашли в лодки.

Каландрилл, Брахт и Катя стояли рядом с Текканом и эк'Саларом, с нетерпением ожидая отправления.

— Пора прощаться, — заявил кандиец. — Не буду вам мешать. Желаю удачи.

Он церемонно поклонился, убежденный в том, что они идут навстречу смерти, и отправился на постоялый двор. Теккан вздохнул, глядя по очереди в глаза отплывающим с серьезным лицом.

— Да не оставят вас ваши боги, — хриплым голосом произнес он. — Отыщите «Заветную книгу» и принесите ее сюда. Я буду ждать вас.

Он пожал руку Каландриллу и Брахту и обнял Катю, пробормотав что-то на их родном языке. Катя кивнула и быстро пошла к сходне. Брахт последовал за ней, и Каландрилл собрался было тоже спуститься в лодку, как вдруг почувствовал на рукаве чье-то прикосновение и остановился. Рядом с ним стоял абсолютно безволосый полукровка с желтыми, очень широко расставленными глазами, над которыми нависал низкий лоб; ноздри у него были широкими и приплюснутыми, вместо рта — безгубый провал, под которым почти не было подбородка. Каландрилл непроизвольно сравнил его с рыбой и действительно, присмотревшись повнимательнее, заметил рудименты чешуек на бледно-зеленой коже, а между пальцами, которыми тот держал его рукав, — перепонки и острые изогнутые ногти, как когти. Существо, а Каландриллу было трудно назвать его человеком, было в свободной тканой одежде без рукавов, перехваченной куском веревки и обнажавшей мощные руки и мускулистые ноги. Он тут же отпустил рукав Каландрилла, словно испугался наказания, но не сводил странных глаз с лица Каландрилла, напряженно вглядываясь в него.

— Ты идти болото, — медленно просвистел он, словно ему было трудно говорить. — Ты искать проводник… слышать, ты говорить… с эк'Салар… Он сказать нет… Проводник нет… я взять тебя… показать дорога.

Каландрилл засомневался — эк'Салар говорил, что существа эти служили охотникам: убирали жилища, готовили, работали носильщиками, свежевали туши драконов. Но он ничего не говорил о возможности использования их в качестве проводников.

— Я звать Иссым. — (Так ему показалось.) — Я вести ты… я знать болото.

Рука его указывала на лодки и на болота.

— Ты ему доверяешь? — спросил Теккан.

— Доверять мне… Иссым вести, — сказало существо. — Иссым знать болото… Доверять Иссым.

Каландрилл внимательно посмотрел ему в лицо, но ничего не смог на нем прочитать — его форма и цвет глаз были слишком странными, не созданными для выражения человеческих эмоций. Он всмотрелся в желтые орбиты, все еще колеблясь.

И тут существо сказало:

— Я вести тебя Тезин-Дар… Иссым знать как… Вести тебя Тезин-Дар… Иссым обещать.

Каландрилл повернулся к лодкам-плотам, глядя на Брахта и Катю.

— Иссым, вот он, предлагает себя в качестве проводника. Соглашаемся?

Брахт и Катя переглянулись, Катя пожала плечами, а Брахт сказал:

— Он вполне может знать болота. Бери его.

— Пошли, — сказал Каландрилл, надеясь, что поступает правильно.

Глава восемнадцатая

Иссым проворно прыгнул в переднюю лодку, Каландрилл последовал за ним, и крепкие вануйцы взялись за шесты, направляя плоскодонку по узкому, свободному от камышей протоку, петлявшему по болотам к видневшимся вдали мангровым деревьям. Полукровка сидел на корточках на носу, одобрительно рассматривая гарпуны. От него исходил слабый запах рыбы, значительно менее неприятный, чем вонь, источаемая охотниками, и Каландрилл, усевшись рядом с этим странным существом, вытащил копию карты Орвена.

— Эта карта была составлена человеком, который побывал здесь очень давно, — медленно сказал он на кандийском языке, дотрагиваясь до карты. — Мы сейчас здесь, а Тезин-Дар — здесь. Ты знаешь топи между ними?

Иссым посмотрел на карту и кивнул странной годовой, издав при этом цокающий звук.

— Древний помогать Орвен, — он произнес его имя как Ахвен, — делать карта… Потом нет охотник… Болота принадлежать сывалхин, — просвистел он; по крайней мере так показалось Каландриллу. — Болото меняться… Но Тезин-Дар здесь, — Иссым постучал когтистым пальцем по карте и указал куда-то вперед, за мангровые деревья.

— Ты… сывалхины знали Орвена? — удивился Каландрилл и посмотрел на своих спутников.

— Древний знать, да, — сказал Иссым. — Сывалхин знать весь болото.

— Сывалхины, — произнес Брахт за спиной Каландрилла. — Может, это как раз то, о чем нас предупреждал эк'Салар?

Гладкокожая голова Иссыма с неподвижным лицом подвернулась к кернийцу.

— Я сывалхин, — просипел он, — все болотный человек сывалхин… Иногда охотник убивать сывалхин, сывалхин драться с охотник. Но Иссым привести вас старейшины клана… Они помогать вы добраться Тезин-Дар, если вы тот, кого Иссым ждать. Древний говорить, люди идти Тезин-Дар… за книга… Сывалхин ждать их.

— Вы ждали нас? — Каландрилл смотрел на полукровку с вытаращенными глазами. — Откуда вы знаете, откуда Древние знали о нас?

— Древний знать. — Иссым пожал плечами, хотя это и мало походило на человеческий жест. — Древний хороший, мудрый… Послать наблюдатели.

Он явно употребил множественное число, и Каландрилл спросил:

— Ты не первый?

Губы Иссыма дрогнули в некоем подобии улыбки, и он покачал головой.

— Всегда наблюдатель. Древний сказать, всегда быть наблюдатель.

— А эти Древние? — спросил Каландрилл. — Кто они? Они тоже сывалхины?

Полукровка вновь отрицательно повел головой.

— Древний — как вы, люди… Друзья сывалхин.

— А где они? Эти Древние?

Каландрилл спиной чувствовал присутствие Брахта и Кати, внимательно прислушивавшихся к их странному разговору.

— Глубокий болото. — Иссым вновь указал рукой куда-то вперед и повернулся к Каландриллу. — Тезин-Дар… Древний жить Тезин-Дар… Охранять книга.

— Ты видел их? Говорил с ними?

— Сывалхин ходить нет Тезин-Дар. Святое место… Древний говорить очень, очень давно… Говорить мой отец… отец, его отец… До него… посылать наблюдатель. Иссым наблюдатель сейчас.

— А откуда ты знаешь, что мы именно те, кого ты ждешь?

— Древний говорить, три приходить. — Перепончатая рука поднялась, и коготь ткнул прямо в Каландрилла, Брахта и Катю. — Древний говорить ждать три и приводить в болото… Старейшины знать… Я думать, вы те три… Если нет, вы умирать в болото…

— Испытание, — пробормотал Брахт. — Варент говорил, что книга охраняется.

Каландрилл кивнул, глядя на деревья, которые теперь уже были ближе, и мысли его лихорадочно скакали. Как жаль, что им приходится общаться на кандийском, — Иссым объяснялся с большим трудом, казалось, его рот не был приспособлен к этому, словарный запас его был беден, а в том, что он говорил, таилась одновременно и угроза, и обещание.

— А если мы не те? — спросил он. — Не те, кого ты ждешь; разве не могли бы мы просто заставить тебя отвести нас туда?

— Вы не знать болото, — просто ответил Иссым. — Даже охотник не ходить болото, где сывалхин жить… Человек там умирать, эк'Салар рассказывать.

— Но ведь у нас есть ты, — настаивал Каландрилл.

— Вы не заставлять я, — ответил Иссым. — Вы убивать, но не заставлять. Я умирать — неважно… Если вы другой вы умирать в болото… Драконы есть вас… Деревья… Я отводить вы черви… Ни один человек… жить в болото. — (Каландриллу даже показалось, что в монотонном свистящем голосе прозвучало некое презрение.) — Без помощь сывалхин.

— Значит, мы в твоих руках?

— Да, — невыразительно сказал Иссым.

Каландрилл улыбнулся этому приговору. Теперь им никуда не деться, но подумать нужно о многом. Варент предвидел стражей, но только не таких. Он думал о колдунах, но никак не об обитателях топей. Да и про испытание, о котором им только что сказал Иссым, он не обронил ни слова, как и о загадочных Древних, которые используют сывалхинов в качестве наблюдателей. Кто же они, эти древние люди, жившие в Тезин-Даре? Как долго люди Иссыма ждали этого момента? Трудно сказать — у их проводника совсем другое представление о времени. Возможно, сывалхины поколение за поколением дежурили на унылом мысе, ожидая прихода незнакомцев. Древние явно предвидели, что кто-то придет за «Заветной книгой», и подготовили для них проводника. Но зачем? Если в их задачу входит охранять книгу, то почему бы им просто не перекрыть все подступы к ней? Пробраться по болотам трудно уже само по себе, и достаточно его обитателям оказать хоть малейшее сопротивление незваным гостям, как задача становилась почти неразрешимой. Но, несмотря на это, они преднамеренно оставили путь в Тезин-Дар открытым. Западня? Он искоса глянул на Иссыма — тот по-прежнему сидел на корточках без малейшего выражения на лице. Ничто в нем не предвещало обмана, и хотя выбора у них все равно не было, Каландрилл почему-то доверял ему и верил, что он не причинит им вреда. Он выполняет завет Древних, а они — люди, как говорит Иссым, хотя сам он их никогда не видел, и он отведет их в свой клан, где их подвергнут испытанию.

110
{"b":"28792","o":1}