ЛитМир - Электронная Библиотека

Позже он не раз будет с ностальгией вспоминать это время — время невинности, идиллия, да и только.

Когда они пересекли долину, перед ними встали невысокие холмы; трава исчезла, обнажив иссохшую красновато-коричневую с серыми и черными вкраплениями камней землю, словно с нее содрали кожу. Было безлюдно, но и колдуны их больше не беспокоили; они шли вдоль извилистого берега реки, поднимаясь все выше и выше, и наконец, на третий день, оказались на плато. Варент поднял руку, останавливая процессию.

— Альдарин сразу за этим плато, — объявил он. — На Альде.

Каландрилл всмотрелся в зыбкую от жары даль. Сильный ветер раздувал его теперь уже длинные волосы, хвосты и гривы лошадей, и его порывы доносили до ноздрей запах океана. Там, на западе, земля сливается с Узким морем, а травянистая зелень переходит в лазурную голубизну; пока же перед ними расстилалась роскошная весенняя зелень долины. Он разглядел окрашенные в синий цвет, как туника Варента, приземистые, огороженные заборами домики, как маленькие крепости, с плоскими сверкающими на солнце крышами.

— Хутора, — пояснил Варент, — отсюда в город поступает мясо.

Сгорая желанием как можно быстрее попасть домой, он и его люди помчались по плато.

По дороге им встречались ехавшие верхом на крепких пони гуртовщики, дочерна загоревшие, в поношенных туниках и кожаных брюках, с длинными копьями. Завидев герб на фургоне, они приветствовали их, но Варент, не останавливаясь, вел колонну вперед и вперед; привал они сделали в открытом поле в двух днях езды от города.

Где-то ближе к полудню третьего дня пути по этой земле плато вдруг стало резко опускаться к широкой долине с разбросанными тут и там хуторами и виноградниками; вдали серебром переливалась полоска Альды. Там вдали, на горизонте, где река сливается с морем, и стоял Альдарин.

Как и в Секке, да и вообще в Лиссе, дома альдаринцев притаились за крепостной стеной. Вымощенная камнем дорога вилась вдоль реки и ныряла в огромные деревянные, обитые железом ворота, по обеим сторонам которых угрожающе стояли баллисты. Со склона, где они сейчас находились, была хорошо видна гавань с кораблями, казавшимися игрушечными; к гавани с обеих сторон примыкала крепостная стена с блокгаузами. Хорошо укрепленный, приспособленный к длительной осаде город, который тем не менее выглядел веселым — цветные домики, светлые суетливые улочки, свежий воздух, настоянный на винограде и морской соли. Они продвигались вперед по гуртовой дороге, петлявшей вниз по холму, и наконец вышли на широкую столбовую дорогу, бегущую прямо к серо-голубому морю. К полудню они достигли городских ворот, где отряд одетых в кольчугу солдат под командованием капитана приветствовал Варента поднятием копий.

— Добро пожаловать, господин Варент, — приветствовал его офицер поклоном головы. — Поездка была удачной?

— Весьма, — ответил Варент. — Домм будет доволен.

Офицер кивнул.

— Нужен ли вам эскорт?

— Думаю, что нет, — с улыбкой отказался Варент. — У меня и без того большая свита. К тому же, прежде чем отправиться к домму, я хочу побывать у себя.

— Как тебе будет угодно.

Капитан резко отдал команду, и солдаты выстроились в колонны, пропуская их в город. Во главе процессии ехал Варент; Каландрилл и Брахт следовали сразу за ним; проехав под аркой ворот, они оказались на широкой торговой площади с веселыми палатками; здесь было полно народу, но все почтительно расступились, уступая им дорогу. От площади начиналась вымощенная голубым камнем дорога, такая же прямая, как и дороги Секки; они проезжали через площади, освещенные полуденным солнцем, и через кипевшие жизнью кварталы, столь похожие на родной город Каландрилла.

Чуть не доезжая до центра, Варент свернул на узкую дорожку, и вскоре они оказались меж садов и возвышавшихся за оградой богатых домов, соответствующих рангу их обитателей. После оживленных улиц здесь было прохладно и спокойно. Варент остановился перед лазурными воротами, за которыми виднелись верхний этаж и крыша великолепного здания из белого камня. Он крикнул, и тут же люди в голубых с золотом одеяниях бросились отворять ворота.

Они кланялись, бормоча приветствия, и Варент въехал во двор.

— Добро пожаловать в мой дом, — сказал он, соскакивая с коня.

Каландрилл и Брахт спешились. Слуги наперегонки пытались угодить своему господину. Варент повернулся к кернийцу.

— Я не сомневаюсь, что ты захочешь осмотреть конюшню, хотя и заверяю, что о твоем коне хорошо позаботятся.

Он бросил поводья слуге. Каландрилл же, после секундного колебания, отказался передать свою лошадь ожидавшему рядом слуге, и посол тихо рассмеялся и одобрительно кивнул Брахту.

— Я жду вас в доме.

Варенту почему-то его отказ передать поводья слуге показался смешным, и Каландрилл смутился, словно он уже сделал выбор. В конце концов, этот конь ему не принадлежит, хотя он и заботится о нем как о своем — еще один урок, усвоенный от Брахта. Он улыбнулся с извиняющимся видом и последовал через двор за кернийцем.

Конюшни располагались позади дома. Это был длинный ряд просторных стойл под навесом, где приятно пахло сеном и ухоженными животными. Люди Варента, оставили фургон во дворе, передали лошадей на попечение грумов, а сами скрылись в доме. Каландрилл снял седло, протер коня, проверил, полны ли ясли и поилки, — никогда еще он не уделял лошади столько внимания, и от этой мысли он улыбнулся. Да, влияние Брахта оказалось очень сильным. Удовлетворившись, он отправился за кернийцем и терпеливо поджидавшим их слугой в дом.

Особняк Варента был меньше дворца домма Секки, но не уступал ему в роскоши. Через высокие окна сюда врывался свежий морской воздух, а гостиная, куда они зашли вслед за слугой, была наполнена ароматами росших в огромных нефритовых и малахитовых урнах растений. Пол был выстлан голубой и золотистой мозаикой; голубизна стен сливалась с лазурью потолка; впечатление было такое, словно они вошли в подводный сад. В нишах начинавшегося здесь коридора стояли бюсты, освещенные солнечным светом, проникавшим сквозь искусно вырезанные в противоположной стене амбразуры. Коридор заканчивался дверью, обитой листовым серебром. Слуга открыл ее, и они оказались в прохладной просторной комнате, где их поджидал Варент.

Стены здесь были выкрашены в белый цвет, паркетный пол блестел; в камине лежало несколько неразожженных поленьев. Варент сидел расслабившись на стуле с высокой спинкой, положив ноги в запыленных сапогах на низкий лакированный стульчик. Свет, падавший из окон на противоположной от двери стене, выгодно подчеркивал его тонкие орлиные черты. Когда они вошли, он улыбнулся и налил в кубки вино густого красного цвета, жестом пригласив их сесть на стулья, расставленные полукругом напротив камина.

— Предлагаю тост за наше прибытие. Здесь Азумандиас вас не тронет.

Каландрилл и Брахт приняли кубки.

— Может, что-нибудь перекусите? — спросил Варент. — Или вначале помоетесь?

Брахт сказал:

— Хорошо бы.

Каландрилл тоже кивнул.

— Отлично. — Варент уселся поудобнее, потягивая вино. — Слуги отведут вас в ваши покои и исполнят любое ваше желание. Мне же придется оставить вас на некоторое время. Домм ждет от меня отчета о визите в Секку. Вероятно, я вернусь не скоро, может, даже завтра. И хочу вас попросить об одном. Пока вы внутри этих стен, Азумандиас не может причинить вам вреда. — Он взглянул на Брахта со смешанным выражением предостережения и извинения, словно понимая, что керниец недолюбливает волшебство. — Я прибег к некоторым чарам, чтобы обезопасить это место, но вне его вы можете оказаться в опасности. Азумандиас уже наверняка знает о моем приезде и теперь будет наблюдать за домом. Не выходите отсюда под страхом смерти!

— Азумандиас в Альдарине? — поинтересовался Брахт.

— Возможно. — Варент пожал плечами. — Наверняка я могу сказать только то, что здесь полно его соглядатаев. А он, как вы уже знаете, обладает достаточной силой.

37
{"b":"28792","o":1}