ЛитМир - Электронная Библиотека

Он ухмыльнулся и подмигнул. Его приятели тоже улыбнулись, но от Каландрилла не ускользнуло, что они, как бы невзначай, выстроились в ряд между Брахтом и воротами.

— Ну, хватит, — настаивал Дарф, кивнув подбородком в сторону стражей. — Эти двое только исполняют свой долг.

— А ты? — поинтересовался Брахт.

— Я служу господину Варенту, — сказал Дарф. — А господин Варент оставил нам распоряжение…

Брахт провел пальцем по мечу и сказал, пожав плечами:

— Ладно.

Каландрилл с облегчением вздохнул, когда наемник пошел за Дарфом через двор к дому. Он отправился следом, но отказался от предложения Дарфа присоединиться, сославшись на то, что хочет зайти в библиотеку.

С книгой Марсиуса он удалился к себе в спальню. В этом тяжелом томе он надеялся найти что-нибудь о «Заветной книге», но ничего нового для себя не открыл и через какое-то время, позевывая, отложил ее и очень скоро крепко и без сновидений уснул.

Проснулся Каландрилл от солнечного света, наполнявшего комнату, и быстро вскочил на ноги, гадая, вернулся Варент или нет. Слуги принесли теплую воду и сообщили, что хозяин уже дожидается его; он быстро умылся и оделся, торопясь услышать новости от Варента.

Посол завтракал в столовой — на столе стояли свежевыпеченный хлеб и фрукты. Увидев Каландрилла, он улыбнулся и жестом пригласил его к столу. Каландрилл сел и принялся за завтрак.

— Насколько я понимаю, вчера вечером произошло легкое недоразумение, — пробормотал Варент.

— Брахту вдруг взбрело в голову погулять по городу. — На какое-то мгновенье Каландриллу показалось, что нужно рассказать Варенту о подозрениях кернийца, но он тут же отогнал от себя эту мысль — это было бы предательством по отношению к доверявшему ему Брахту.

Варент вздохнул, словно считал Брахта необходимой, но беспокойной частью их дела.

— У нашего кернийского друга весьма независимая натура. — Пробормотал он. — Ведь я же объяснил, почему этого делать не следует.

Он задумчиво смотрел на Каландрилла, с трудом сдерживая раздражение.

— Да, — согласился Каландрилл, — но Брахту не нравится сидеть взаперти.

— Это — печальная необходимость, — заметил Варент. — И только до вашего отъезда. Чем быстрее, тем лучше, насколько я понимаю.

В этот момент в столовую вошел Брахт. Каландриллу показалось, что глаза у него красные, с темными кругами. Варент приветствовал его, но Брахт только что-то промычал в ответ и тяжело опустился на стул.

— Видимо, Рита пришлась тебе по душе, — ухмыльнулся Варент.

Каландриллу показалось, что Варент хочет расположить наемника к себе, оказывая ему больше чести, чем тот заслуживает по своему положению. Но даже если это было так, Брахт не заметил — или сделал вид, что не заметил, — этого. Он лишь кивнул и сказал:

— Ваши стражники не выпустили нас в город.

— Мне казалось, что мы об этом договорились, — спокойно возразил Варент.

— Я и не думал, что нахожусь под арестом.

— Ты гость, — мягко сказал Варент. — О чьей безопасности я забочусь.

Брахт бросил на него быстрый взгляд и налил ароматного чая.

— Я как раз говорил Каландриллу, что постараюсь как можно быстрее найти судно. — Варент поднес к губам салфетку. — Сразу после завтрака приступим к картам.

— Деньги? — напомнил Брахт.

— Да, конечно. Половина по прибытии в Альдарин, как мы и договорились.

Брахт кивнул.

— За исключением сотни, что уже была уплачена.

— Какие мелочи, — заметил Варент.

— Кому как, — настаивал Брахт.

— Ты очень щепетилен, — улыбнулся Варент. — Дело чести?

— Угу, — кивнул Брахт, не сводя с посла прямого взгляда. — Честь — штука важная, ты не согласен?

В голосе его прозвучал какой-то намек или вызов, и на губах Варента появилась ледяная ухмылка, но он тут же опустил голову:

— Да, конечно.

— Мы отправимся прямиком в Гессиф? — спросил Каландрилл, пытаясь избежать стычки.

— Вряд ли. — Варент покачал головой. — В это время года редкий капитан отважится пойти на Вишат'йи. Так что я буду говорить о Мхерут'йи. А оттуда вы по суше отправитесь в Нхур-Джабаль и дальше на Харасуль. У кандийцев есть торговый путь от Харасуля до Гессифа, а оттуда вы и отправитесь на болота.

Он замолчал, осторожно очищая апельсин, затем взглянул на Брахта, и уголки его рта слегка дернулись.

— Я дам вам денег, чтобы вы могли расплачиваться по дороге. А когда доберетесь до последнего селения, может, вам удастся нанять проводников.

— Кто там живет? — спросил керниец.

— Охотники, — объяснил Варент. — Они охотятся на болотных драконов и продают их шкуры кандийским торговцам. Из этих шкур делают отличные доспехи.

Брахт нахмурился и спросил:

— Это люди?

— Некоторые из них — да, — объяснил Варент. — В основном это — изгнанные кандийцы.

— А остальные?

— Полукровки.

Каландрилл ни разу не видел полукровок.

— Как они выглядят? — поинтересовался он.

— Они странные, если я не ошибаюсь, — сказал Варент. — Некоторые из них выглядят совсем как люди, а некоторые…

Он пожал плечами.

— Дело рук молодых богов, — пробормотал Брахт.

— Именно, — кивнул Варент. — Но вы, без сомнения, сможете с ними найти общий язык.

— Без сомнения, — сказал Брахт, словно действительно в этом сомневался. Отодвинув тарелку, он сказал: — Ну что, займемся картами?

Варент согласно улыбнулся.

— Для начала уладим дела финансовые. Мне бы не хотелось, чтобы у тебя оставались сомнения.

— Хорошо, — согласился Брахт, впервые хмуро улыбнувшись.

Варент провел их из столовой в отделанную деревом комнату с одним-единственным окном под потолком, сквозь которое на заваленный бумагами стол падал свет; за столом сидел лысый человек в сине-золотистой тунике, какую носили домашние слуги. Когда они вошли, он оторвался от бумаг и посмотрел на них поверх очков.

— Две тысячи четыреста варров, Симеон, — сказал Варент.

Лысый дернул носом; с пера, что он держал в руках, капнули чернила.

— Монетами или декурисами?

Варент взглянул на Брахта.

— Декурисами.

Симеон на мгновенье задержал взгляд на наемнике, словно размышляя, подчиняться или нет распоряжению, затем вытер руки о тунику, медленно поднялся и встал на колени перед металлической дверью, встроенной в стену. Вытащив ключи из кармана брюк, он открыл дверь, достал сундучок и поставил его на пол. Наклонившись над сундучком всем телом, он стал отсчитывать тяжелые золотые монеты, откладывая их в кожаный мешочек.

Затем, так же не торопясь, он закрыл сундучок и спрятал его назад в сейф, запер дверь и выпрямился, слегка посапывая.

— Двадцать четыре декуриса. Пересчитай, если хочешь, он передал мешочек Брахту, который покачал головой.

— У меня нет оснований не доверять тебе.

Каландриллу показалось, что это замечание предназначалось скорее Варенту. И что в нем не хватало одного слова: пока.

Если даже Варент это и понял, то не подал виду.

— Ну, а теперь займемся картами, — сказал он.

Они оставили Симеона заниматься подсчетами и отправились в библиотеку. Варент запер дверь на задвижку и снял с полки несколько книг. Он нажал на кнопку, искусно вделанную в стену в этом месте, и в стене открылась дверца, откуда Варент достал рулон вощеной бумаги, перевязанный ярко-красной тесемкой.

Он распустил тесемку и расправил рулон на столе. Внутри лежал такой же листочек, как и тот, что Каландрилл нашел в архивах Секки, но тоньше, почти прозрачный, с паутинкой рисунка и с яркой печатью Орвена внизу. Отложив рулон в сторону, Варент почти с благоговением расправил карту на столе и вопросительно посмотрел на Каландрилла.

Каландрилл расстегнул рубашку, вытащил и передал Варенту свою часть карты. Посол наложил их одну на другую, выравнивая края, и вдруг торжествующе улыбнулся.

— Клянусь кровью Деры, друзья, вот оно!

Каландрилл и Брахт наклонились, внимательно рассматривая карту. Наложенные одна на другую, они показывали Гессиф в таких подробностях, до каких было далеко и Медифу, и Сарниуму, да и любой другой карте, которую Каландриллу когда-либо доводилось видеть. Орвен тщательнейшим образом изобразил береговую линию Западного океана и внутреннюю часть Гессифа, отметив места вдоль побережья, где могло пришвартоваться судно и где была пресная вода; здесь же были помечены и крупные заливы, которыми было изрезано это болотистое побережье. На мысе стояло поселение охотников за шкурами драконов. Помимо этого, на карту были занесены объяснения, написанные на Древнем языке. Каландрилл смотрел на нее с благоговением.

40
{"b":"28792","o":1}