ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот он, — пробормотал он, дотрагиваясь до красной точки, около которой было написано: Тезин-Дар.

— А ты сомневался? — Варент похлопал ладонью путь картам. — Видишь? Как я и обещал, здесь обозначен путь. И возможные опасности.

Каландрилл во все глаза смотрел на карту, пораженный ее возрастом и тщательностью, с какой она была выполнена уже давно умершим картографом. Поразительная, ценная карта! Указывающая путь к легендарному Тезин-Дару!

— Дера, — прошептал он, дотрагиваясь дрожащими пальцами до карты. — Здесь много опасностей.

— Переведешь?

Вопрос Брахта вернул его к действительности, и он начал переводить.

— Деревья, пожирающие плоть, — произнес он, не замечая фырканья кернийца и продолжая с упоением изучать карту. — Болотные драконы; какие-то там насекомые; ядовитые цветы; рыбы, питающиеся плотью.

Керниец промычал что-то, более пораженный этим перечислением, чем возрастом карты.

— Полезная информация, — согласился он. — Мы возьмем ее с собой?

— Лучше ее перерисовать, — предложил Варент. — Каландрилл, возьмешься? Пока я буду подыскивать судно?

Каландрилл, все еще под впечатлением, молча кивнул.

— Я прикажу принести тебе бумагу и ручки, — пообещал Варент.

В последующие три дня Каландрилл с головой ушел в работу, перерисовывая карту. Варент предоставил ему все необходимое и приказал не беспокоить его в библиотеке. Брахт раздраженно бродил по дому или развлекался с ласковой Ритой. Каландрилл же отсутствовал для всех. Задача оказалась намного более трудной, чем юноша предполагал, и несколько раз он рвал на мелкие клочки свое произведение. От его точности зависит жизнь его и Брахта, и он был полон решимости воспроизвести сказочное творение Орвена в мельчайших подробностях. Однако его руке и глазу не хватало умения древнего картографа, и, когда ему уже казалось, что достиг совершенства, он вдруг замечал какую-нибудь неточность и со стоном отчаяния бросал свое творение в огонь и начинал все сызнова. В конце концов ему пришла в голову мысль скопировать карту через прозрачную бумагу. Разложив копию на более плотной бумаге и надавливая тупым карандашом, он обвел контуры и получил точный оттиск. Теперь оставалось только обвести его тонкой кисточкой и нанести дополнительные пометки Орвена.

В итоге Каландрилл остался доволен результатами своего труда, и хотя голова у него шла кругом, а глаза щипало, он чувствовал себя победителем. В этот вечер он пока зал свою работу Варенту.

— Великолепно! Все до мельчайших подробностей.

Каландрилл облегченно вздохнул. Брахт, прагматичный как всегда, спросил:

— А как там насчет судна?

— Вчера вечером в гавани пришвартовалось судно кандийского купца, — кивнул Варент. — Я переговорил с капитаном, и сегодня вечером мы встречаемся еще раз. Если мне удастся его уговорить, вы отправитесь вместе с ним.

— Сколько еще ждать? — поинтересовался керниец — ему явно не терпелось поскорее отправиться в путь.

— Дня три, может быть, — пожал плечами Варент. — Ему надо кое-что продать и кое-что купить. Продержишься?

Брахт промычал что-то неопределенное, не спуская с посла проницательного взгляда.

— Значит, — задумчиво произнес он, — у нас все-таки будет судно. У нас есть карта, и ты даешь нам денег, чтобы пересечь Кандахар и добраться до Гессифа. Если полукровки, болотные драконы или масса других опасных существ, о которых говорит карта, не покончат с нами, мы, возможно, доберемся до Тезин-Дара. А что потом?

— Потом вы отыщете «Заветную книгу», — сказал Варент. — И привезете ее мне.

Брахт с издевкой рассмеялся.

— Неужели такая ценная книга не охраняется? — спросил он. — Приходи и бери?

Варент посерьезнел. Он наклонился вперед, глядя кернийцу прямо в глаза.

— Я не знаю, — сказал он. — О Тезин-Даре мне известно только то, о чем я уже рассказывал. Я не могу сказать, что вас ждет и насколько трудно будет раздобыть эту книгу. Надо учесть одно: если вам это не удастся, завладеет Азумандиас. А если он ею завладеет… — Варент замолчал, качая головой, словно сама мысль пугала его. — Вам придется изворачиваться, — продолжил он через кое-то время. — Другого совета я вам дать не могу.

— Если мы не преуспеем, — предположил Брахт, — то окажемся в жутком положении.

— Только Дере известно, насколько ты прав, — мягко и серьёзно сказал Варент. — Но я не вижу другого выхода. Если Азумандиас завладеет «Заветной книгой», он пробудит Безумного бога и разрушит мир.

— Надо попробовать, — нетерпеливо сказал Каландрилл. — Разве можно спокойно смотреть на разрушение мира?

Брахт взглянул на него с кривой ухмылкой и покачал головой.

— Я и не думаю отказываться. Я просто говорю, что мы можем не достичь цели.

— Надо постараться, — сказал Каландрилл. — Давай не будем суетиться раньше времени.

— Помнишь ли ты демонов? — тихо спросил Брахт. — Тогда я сказал тебе, что хороший боец стремится определить, на что способен и на что не способен его противник, а не бросается на него очертя голову.

— У нас нет выбора, — возразил Каландрилл. — Мы ничего не знаем о Тезин-Даре. Как же взвесить наши возможности?

— К несчастью, Каландрилл прав, — заметил Варент. — Только в самом Гессифе вы узнаете, что вас ждет.

Брахт кивнул.

— Мне это не нравится, — пробормотал он.

— Ты слишком далеко зашел, чтобы теперь поворачивать назад, — сказал Каландрилл.

— Я и не думаю поворачивать назад. — Брахт холодно взглянул на него. — Я согласился сопровождать тебя, и сделаю это. Но мы идем в Тезин-Дар вслепую.

— Вы моя единственная надежда, — сказал Варент серьезно. — «Заветную книгу» надо уничтожить.

Керниец, глядя на карту, продолжил:

— Предположим, что мы заполучили книгу. Но из Тезин-Дара до моря — путь далекий, особенно если предположить, что за нами будет погоня.

— А что, разве нам обязательно возвращаться морем? — спросил Каландрилл, указывая пальцем на Тезин-Дар и переводя его к горам Валц. — А может, лучше попробовать пробраться в Керн через Геффский перевал? А затем по горам до Ганнсхольда и дальше на юг, в Лиссе?

— Геффский перевал? — Брахт пожал плечами. — В Куан-на'Форе это место называют Пастью дьявола. Здесь обитают существа, от одного вида которых у человека кровь стынет в жилах. А дальше — земля Лыкард. — Он отрывисто рассмеялся. — А я… не пользуюсь большой любовью… у лыкардов.

Каландрилл уставился на кернийца, ожидая объяснений, но Брахт только покачал головой.

— Лучше возвращаться уже проторенным путем — так будет быстрее.

— Ну что ж, значит, в путь? — спросил Варент.

— Даю слово, — просто сказал Брахт.

Варент с облегчением вздохнул.

— Я могу вам кое-что предложить, хотя и немного, — он улыбнулся. — Если, конечно, вы захотите воспользоваться колдовством.

Брахт, на секунду задержав на нем взгляд, кивнул.

— Боюсь, нам не следует пренебрегать ничем.

— Подождите здесь.

Варент встал и быстро вышел. Каландрилл и Брахт ждали его в молчании: Брахт с довольно кислым видом, а Каландрилл — просто задумавшись. Он с сожалением признал, что все это время был слишком возбужден и ни разу не подумал, на что идет. Цель благородна, в этом он не сомневался; к тому же Варент предложил ему путь к избавлению от несносного будущего, уготованного ему отцом. Он полагал, что при помощи Брахта и своего собственного, хотя еще и далеко не совершенного, владения мечом запросто войдет в Тезин-Дар, заберет «Заветную книгу» и с победой вернется в Лиссе. Как в балладе, но теперь, глядя на Брахта, на его серьезное лицо, он забыл о романтике.

— Ты считаешь, что мы можем погибнуть? — мягко спросил он.

— Конечно, — ответил Брахт и ухмыльнулся: — Но ведь смерти все равно не миновать. По крайней мере это не причина для отказа.

Каландрилл кивнул, чувствуя, как внутри у него все обрывается.

— Ты боишься? — спросил Брахт, по-прежнему ухмыляясь.

Каландрилл подумал и кивнул:

41
{"b":"28792","o":1}