ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чего происходит? — спрашивает он. Я киваю на Ларри.

— Это урод сидит тут и пялитца на меня, и морда у него при этом дебильная. Смотрит на меня, как будто бы я тоже дебил какой-то, — говорю я.

Ларри трясет головой, поднимает руки и говорит:

— Чего такое?

А у Нелли стекленеют глаза. Малки оборачиваетца и смотрит на стойку. Там квасят Сэнди Рэ и Томми Фолдс, и еще какие-то малолетние уроды играют в бильярд.

— Так што ты там говорил, Ларри? — спрашиваю я.

— Да ничего я не говорил, Франко, — говорит Ларри, строя из себя святую невинность. — Я просто думаю о том голе, — и он кивает на экран у меня за спиной, где показывают повторы моментов из последней игры.

И я думаю, ладно, пока што спущу ему это с рук, просто этому пидору надо бы поменьше выебыватца.

— Ладно, только больше не надо пялитца на меня с этой дурацкой улыбочкой, словно ты пидор какой-то. Если хочешь мне што-то сказать, скажи прямо.

Ларри пожимает плечами и отворачиваетца, а Нелли идет в сортир. Наркота, кстати, хорошая — лучшее, што было у Сэнди. Мне он всегда только самое лучшее предлагает. Потому что он знает: лучше продать мне нормальный товар, чем потом получить пизды.

— А твой приятель, Псих, высоко метит, а, Франко? Порнуху снимает, и все такое, — ухмыляетца Ларри.

— Не упоминай при мне этого пидора. У него там есть парочка блядей, которых он пялит на втором этаже у себя в пабе, и теперь почему-то решил, будто он охуительно крутой голливудский продюсер. Типа этого сраного Стивена Спилберга или как там, блядь, его зовут.

Нелли возвращаетца из сортира, Малки смотрит на него и говорит:

— А это еще што за дерьмо приперлось?

Но Нелли не обращает на него внимания, по нему видно, он торчал в сортире и думал о чем-то таком, очень замысловатом, и теперь ему хочетца рассказать это всем остальным, его прет.

— Знаете, што мне тут в бошку пришло, — говорит он и продолжает, прежде чем кто-нибудь успевает ответить: — Вот все наши обычно тут заседают, — говорит он и делает хороший глоток пива. Пиво проливаетца на его синий Бен Шерман, но он этого не замечает. Урод.

Мы переглядываемся и киваем друг другу.

— А знаете, чего не хватает? Ты знаешь, — он смотрит на меня, — я знаю, — он показывает на себя, — и ты знаешь, — говорит он Ларри, который опять начинает лыбитца.

Я первым делом думаю про Лексо, про этого толстого ублюдка Лексо, это первое, што приходит мне в голову, но Нелли меня удивляет:

— Алек Дойл. Куда он подевался? Сколько он тут уже не появляетца? Год? Полтора? У него, наверное, охуительно интересная жизнь.

Малки серьезно так смотрит на Нелли.

— Ты чего говоришь-то? Ты што, пытаешься сказать, будто Дойл скурвился?

Взгляд Нелли опять стекленеет.

— Да нет, я просто говорю, што у него, наверное, жизнь интересная.

Ларри вдруг тоже становитца очень серьезным.

— Ты не прав, Нелли, — мягко говорит он.

— Ну да, бля, разумеетца, я не прав, — говорит Нелли, его явно все заебало.

Малки поворачиваетца ко мне и спрашивает:

— А ты што по этому поводу думаешь, Френк? Я оглядываю их всех и смотрю Нелли в глаза.

— Дойл всегда был у меня на хорошем счету. И нельзя просто так говорить, што, мол, чувак скурвился, если у тебя нет доказательств. У тебя есть какие-то факты? Причем такие, бля, факты, штобы мы сразу поверили.

Нелли это не нравитца, но он молчит. А ему это, бля, ни хера не нравитца. За этим уродом надо приглядывать, потому што он может нагородить херни, но я вроде как за ним слежу.

— Хорошая мысль, Френк, — говорит Ларри и хитро кивает мне. — Но у Нелли своя точка зрения, — говорит он, забирает у Нелли кокс и уходит в сортир.

— Я не говорил, што кто-то там скурвился, — говорит мне Нелли, когда Ларри уходит. — Но ты подумай о том, што я сказал, — говорит он и кивает Малки.

Ну да, Ларри надо думать головой, и все такое. Вечно он пытаетца устроить бардак — из всего. Постоянно што-то мутит, и лучше мне выяснить, што именно он мутит.

Мы все уже приняли свою дозу, так что мы начинаем гулять уже по-настоящему. Выпиваем по кружечке в «Лозе», потом еще парочку — в «У Свонни». Это все еще старый добрый Лейт, но кое-что уже начинает менятца. Больше всего меня бесит то, што они сделали с «Трактиром у дороги». Даже не верится, что так можно. А ведь я в свое время очень неплохо там оттягивался. Мы обходим еще пару гадючников и возвращаемся туда, откуда начали.

Теперь там болтаетца этот мелкий пидор Филипп. Здесь, в этом пабе. Я не хочу, штобы этот урод и его уродские приятели обретались в том же пабе, в котором пью я.

— И хуйли ты здесь забыл? — говорю я ему.

— Я жду Кертиса, он должен на тачке подвалить, — говорит он. Потом с надеждой так спрашивает: — Слушай, можешь кокса надыбать, а?

Я смотрю на него.

— А бабки у тебя откуда?

— Кертис дал.

А, ну да, теперь все понятно. Актер блядского Саймона. Кажетца, у него всегда есть бабки. Мне тут несколько человек говорили, што видели Рентона, што он в город вернулся и все такое. Если Псих знал об этом и не сказал мне…

Но мелкий урод Филипп по-прежнему болтаетца под ногами. Я киваю Сэнди Рэ, который сидит с Нелли у барной стойки. Ларри и Малки уже нехерачились и засели за игровые автоматы. Сэнди подходит. Он продает этому мелкому пидору пару граммов. Входит какой-то здоровый урод, они с Филиппом выходят, и я слышу, как они уезжают.

Ко мне подходит Нелли, и мы с ним смотрим на Малки и Ларри.

— Слушай, этот мудак меня весь вечер достает, — говорит Нелли.

— Ну да, — отвечаю я.

— Вот што я тебе скажу, Франко, ему очень повезло, што он твой приятель, иначе бы я его уже по стене размазал, — говорит он, глядя на Ларри. — Умник хренов.

— Пусть это тебя не смущает, — говорю я ему.

И Нелли идет, хватает Ларри и пару раз прикладывает его головой об игровой автомат. Потом он херачит его по лицу. Ларри падает, а Нелли начинает пиздить его ногами. Малки кладет руку Нелли на плечо и говорит:

— Хватит.

Нелли останавливаетца, а Малки помогает Ларри встать и выйти на улицу. Он смотрит на Нелли и што-то говорит, поднимает руку и пытаетца показать на него пальцем, но Малки вытаскивает его из паба.

— Мудила, — говорит Нелли, глядя на меня.

А я думаю про себя: вот мы с Нелли вроде как приятели, но очень скоро мы разбежимся, это я точно знаю.

— Да, этот урод весь вечер напрашивался, — киваю я. Входит Малки.

— Я посадил его в такси и отправил домой за десятку. С ним вроде бы все нормально, только охуевший совсем.

— Он што, отомстить собираетца? — спрашивает Нелли. — Потому што я готов повторить в любой момент.

— Ты поаккуратнее, Нелли, — говорит Малки, — он все-таки дилер неслабый и злопамятный дальше некуда.

— Я тоже злопамятный, — говорит Нелли, но по нему видно, што ему уже явно не по себе. Утром он проснетца и начнетца полный пиздец, он решит, што перебрал кокса и пива и поэтому отмудохал Ларри. Потому што таким, как он, для того чтобы кого-нибудь отмудохать, нужно много кокса и много пива. И в этом разница между такими, как я, и такими, как он.

108
{"b":"28797","o":1}