ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага, — говорю. Она сильно прибавила в весе. Здесь это более заметно, чем когда она приходила ко мне в тюрягу.

— Надо нашим сказать, Элспет и Джо.

— Ага. Есть пожрать что-нить? Она упирает руки в бока.

— Ты сильно есть хочешь? Я сварю тебе супу, но попозже. Сейчас я уже убегаю. Играть в бинго. И, ну… обычно мы с Мэйзи и Дафной встречаемся в баре, чтобы сперва что-нибудь выпить… — ее голос падает, — но ты можешь зайти в закусочную. Тебе, наверное, не терпится снова съесть твой любимый рыбный ужин!

— Ладно, — говорю. По крайней мере там можно взять жрачку с собой и поесть прямо в такси по дороге к Ларри.

Так что я отправляюсь в закусочную, беру рыбный ужин и ловлю такси. Водила, придурок, смотрит круглыми глазами, как будто ему не нравится, что я ем на заднем сиденье его блядской машины, но я смотрю на него в упор, и он усыхает.

Мы с Ларри встречаемся в «Хейлзе», идем в бар, и Ларри берет нам выпить. С ним еще пара каких-то парней, но он им кивает, и они растворяются в темном углу. Так что мы с Ларри сидим-трещим, и никто нам не мешает. Ларри — хороший товарищ, и плевать мне, что о нем говорят всякие там уроды. По крайней мере он меня навещал в тюряге. Но этот крендель — тот еще прохиндей, и мне надо выяснить самому, чем они сейчас занимаются с этим пиздюком Донни. Надо следить за собой, чтоб не ляпнуть чего лишнего, а тут еще деньги Лексо жгут карман. Взгляд Ларри недвусмысленно говорит мне, что мои тряпки слегка поотстали от времени и от моды. Ему явно хочется попиздеть за жизнь, но сперва ему надо выяснить кое-какие вопросы.

Мы приканчиваем свою выпивку, выходим из отеля и направляемся по этой старой дороге — по той, о которой, когда ее только построили, говорили, что это будет новая Улица Принцев. Сейчас это просто бетонная тропа от торгового центра к многоквартирным муниципальным домам, с двумя полосками травы по краям. Строить новую Улицу Принцев в этом районе?! Вот это номер!

Ларри ни капельки не изменился. Скользкий тип. Как всегда. Он смотрит на маленьких девочек на улице.

— Надо будет прийти сюда через несколько лет, — улыбается он.

Девчушки распевают:

— Колдунья Мег сказала мне, кто будет моим парнем… И Ларри бормочет себе под нос:

— У-и-л-и, — произносит по буквам свою фамилию.

— Иди на хуй, грязный мудила, — говорю я.

— Шучу, Френк, — смеется он.

— Не люблю я такие шутки, — говорю я. Кстати, я не уверен, что это шутка. Ларри такой: с виду вроде бы добродушный, но внутри он жестокий мудак. По крайней мере когда у него хрен встает. Разругался, нах, с Дойлами, когда насадил на свою палку одну из сестричек. Вот почему он был рад до усрачки, когда сошелся со мной и Донни. Он рассказывает мне о девчонке, к которой мы идем.

— Этот пиздюк, Брайан Леджервуд, сейчас в бегах. Съебался куда-то. Просто изчез на хуй, да. Оставил свою цыпочку и ребенка с долгами. Ну, в смысле, карточные долги.

— Это неправильно, — говорю.

— Ага, — отвечает Ларри, — жалко птичку. Вся такая порядочная, и вообще. Но бизнес есть бизнес, хм. Что тут поделаешь? Учти, про нее говорят, она не из скромниц. Мелани, — говорит он эдак вкрадчиво. — К ней Терри Лоусон хотел подкатиться. Помнишь его?

— Ага… — отвечаю, пытаясь привязать лицо к имени, а Ларри уже стучит в дверь.

Открывает эта самая Мелани, и выглядит она очень даже ничего. Ларри прям впечатлился, нах. Она стоит в дверях, волосы влажные, как будто она только что их вымыла, и они так завиваются… такие длинные локоны. Одета она по-простому: зеленый свитер и джинсы — и кажется, что она только-только их натянула, чтобы дверь открыть. Лифчика на ней нету, и, зуб даю, Ларри это просек, и я даже знаю, о чем он думает: а есть ли на ней трусы, нах, и все такое.

— Так, я ж вам грила уже. Долги Брайана — это его долги, я тут ваще ни при чем.

— Можно войти? Спокойно поговорим, без спешки, — говорит он, а я наконец вспоминаю. Ну да, Терри Лоусон, мы с ним сто лет знакомы, еще с детства. На футболе сошлись.

Мелани скрещивает руки на груди.

— Не о чем нам грить. Вам нада Брайана найти.

— Надо-то надо, вот только бы знать еще, где искать, — отвечает Ларри со своей этой мудацкой улыбочкой.

— Я не знаю, где он, — говорит Мелани.

И тут на лестничную площадку поднимается соседка, такая молоденькая девчушка, примерно того же возраста, довольно миленькая, с черными волосами. С дитенком в коляске. Видит нас и останавливается.

— В чем дело, Мел? — спрашивает она.

— Да тут пришли за деньгами, которые Брай им задолжал, — отвечает та.

Эта хрупкая девочка с черными волосами поворачивается ко мне.

— Брай оставил ей эти долги да еще прихватил и ее собственные деньги. Она с ним не виделась, это правда. И неча к ней лезть.

Я лишь пожимаю плечами и начинаю втолковывать этой цыпочке, что я, нах, ни к кому не лезу и ни о каких деньгах знать не знаю, я просто пришел вместе с Ларри, мы с ним на улице встретились, вот я, чиста, решил компанию ему составить. Я замечаю у нее под глазом желтый синяк. Спрашиваю, как ее зовут. Кейт. Мы с ней стоим — просто треплемся, а Ларри в это время разглагольствует перед Мелани.

— Таковы правила, куколка. Тебя ведь предупреждали. Это как в брачном контракте: хозяйство общее и долги тоже общие.

Мелани, похоже, напугана, но старается этого не показывать. Кейт умоляюще смотрит на меня, как будто хочет, чтобы я его остановил. К двери подходит малыш Мелани и роняет на пол свою игрушку, и она наклоняется, чтобы поднять ее, и замечает, что этот грязный мудила смотрит на ее задницу. Задница, кстати, того заслуживает, но Мелани награждает Ларри таким взглядом… ну прямо убийственным.

— Эй, эй! Зачем так смотреть? — начинает Ларри. — Я на твоей стороне, куколка.

— Ага. Хотелось бы верить, — отвечает она, но в ее голосе явственно слышен страх.

Крошка Кейт все еще смотрит на меня, и я думаю, чиста, я бы прям щас мог залучить этот сладкий кусочек, у меня так давно не было бабы… но этот Ларри, придурок ебучий, он мне всю малину, нах, портит.

— Слушай, Ларри, — говорю, — методы у тебя неправильные.

— Это грубо, я знаю, — примирительно говорит Ларри и добавляет, понизив голос, в смысле, уже не орет, а говорит нормально: — Слушайте… я ниче не обещаю, но мне надо поговорить с одним человеком, может, он даст вам чуть-чуть больше времени, — улыбается он.

Мелани смотрит на этого пиздюка, выдавливает из себя улыбку и сухо благодарит.

— Я знаю, ты здесь ваще ни при чем, ты просто делаешь свою работу…

Ларри на секунду отводит взгляд, потом продолжает:

— Я тут что подумал: может быть, сходим, чего-нибудь выпьем, а заодно и обсудим все в более цивильной обстановке, ну, например, вечерком?

— Нет, спасибо, — говорит она. Я включаюсь в разговор:

— А ты, Кейт? Позови к мелкому няньку!

— Не могу, денег нет, — улыбается она. Я подмигиваю и говорю:

— А я старомодный. Не люблю, чтобы девушки сами за что-то платили. В восемь часов пойдет?

— Ну, да… но…

— Ты где живешь?

— Да вниз по лестнице, квартира прямо под этой.

— Я зайду за тобой в восемь, — говорю. Потом поворачиваюсь к Ларри: — Ладно, пошли… — Я хватаю его и тащу прочь.

Мы идем вниз по лестнице, и он ноет:

— Иди ты на хуй, Франко, она бы пошла, если б ты меня не уволок!

Я говорю ему прямо:

— Ты, мудила вонючий, эту девочку не интересуешь. А вот Кейт я, похоже, глянулся.

— Ага, эти цыпочки — они легкая добыча, они всегда без гроша и пойдут за любым, у кого с денежкой все нормально.

— Ага, но с тобой почему-то не пошли, — говорю я. Парень не сильно доволен, но сказать-то неча. А я прямо вижу, как его член опадает, и весь гонор сходит, нах, и сам он сникает — ему еще предстоит объясняться с Донни.

Но это его, нах, проблемы. Я всего-то несколько часов на свободе, но у меня уже все схвачено. Хорошенькая молоденькая цыпочка и все такое! Мировой рекорд, блядь. Я за все отыграюсь, уроды. Прямо щас и начну наверстывать упущенное!

27
{"b":"28797","o":1}