ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

23. Хедер

— Ллойд! Никогда бы не подумала, что буду встречаться с парнем с таким именем, — говорю я Мэри.

Мэри устала. Она так не любит свою работу, а сегодня еще только вторник. Она на отходняках, и в ней ни капли бодрости. Сама утверждает, что не хочет жить лишь по выходным, но не может удерживаться от соблазна. К тому же что может предложить ей жизнь в рамках рабочей недели «с-девяти-до-пяти».

— Да, странно все-таки иногда получается, — рассеянно стонет с постели она.

— Понимаешь, что с Ллойдом необычно, — говорю я, понимая, что достаю и мучаю ее, а возможно, и раздражаю, как не знаю что, но мне уже не остановиться, — так это, что ему вроде ничего и не надо.

— Всем что-то надо. Он хочет тебя? — спрашивает она, усилием воли сосредотачиваясь на моих словах. Какая она все же лапа.

— Мне кажется, да, — улыбаюсь я. Квартира в полном разгроме. В глазах Мэри с этими ее отходняками она должна казаться просто ужасной. Ничего, приберусь попозже.

— Когда ты переспишь с ним? — спрашивает она, а потом заявляет: — Тебе пора, наконец, нормально потрахаться.

— Не знаю даже. У меня какие-то странные чувства по отношению к нему. Я сразу становлюсь такой неопытной и нервной.

— Так ты такая и есть, — говорит она.

— Я пять лет была замужем.

— Вот именно! Если ты целых пять лет была замужем за одним типом, который даже и оттрахать тебя не мог

удовлетворительно, то это все равно что полная неопытность. Если секс — просто бессмысленный ритуал, если он не значит ничего и ты его не чувствуешь, тогда он и становится ничем и у тебя его как будто бы и не было. Многие мужики тупые мудилы только потому, что их устраивает плохой секс, но для женщины плохой секс — это хуже, чем вообще без секса.

— Ну что ты знаешь о плохом сексе, госпожа Искусительница? Мне казалось, ты сама только хорошее всегда выбираешь?

— Знаю, и даже больше, чем ты думаешь. Помнишь, когда мы девчонками были, шутили о бригаде «поймай-схвати»? Ну, так они и сейчас имеются. Пару недель назад я знакомлюсь с одним красавцем, настоящим самцом двадцати пяти — двадцати шести лет. Мы оба на отличных таблетках, а в Йип-йапе такая атмосфера любви и все такое. Меня все это, конечно, захватывает, и мы с ним оказываемся на Артур Сите. Наши тела сплелись, но вдруг он весь твердеет, становится странным каким-то, а потом просто кончает в меня и быстро сваливает. Даже меня не подождал. Так и оставил меня на чертовом холме. Какой-то старикан мерзкий там собаку выгуливал, пока я свое сердце выплакивала. Смотри, будь поосторожней, не химический ли это роман. Не торопись. Не дай себя надуть.

— Знаешь, Ллойд мне тут на днях включал пластинку Марвина Гэйа, одна из его не очень известных песен. Называется Кусок Глины. В ней поется, что мы все хотим, чтобы второй был глиной, чтобы лепить из него то, что вздумается. Вот Ллойд не такой. С Хью, так он лепил меня с самого начала. Всем, что бы я ни сказала, или подумала, или сделала, всем руководили его взгляды, пристрастия, идеология, начиная с революционного социализма и заканчивая продвижением по служебной лестнице. Нашей чертовой жизнью всегда руководила какая-то борьба, разумеется, с его подачи. Мы никогда не вели себя просто как люди. Вот Ллойду я действительно интересна. Он слушает меня.

Он не подсмеивается, не издевается, не встревает, не противоречит тому, что я говорю, а если и делает это, то, по крайней мере, я знаю, что он выслушал меня. Я не чувствую себя осмеянной или преуменьшенной, когда он спорит со мной.

— Итак, Ллойд — это не Хью. Ты свободна, и тебя тянет к этому парню, который, похоже, ни на что не годен. Без работы, занимается наркотой, ничего не хочет делать, друзья подонки. Похоже, к этому миру тебя тянет после того, как ты бросила свой, старый, Хедер, но я бы не стала им слишком увлекаться, будь я на твоем месте. Пройдет время, и он тебе не покажется таким уж замечательным. Получай удовольствие, но пока. Не отдавай слишком много этому миру. Вот в чем твоя беда — ты слишком много отдаешь себя. Оставь что-нибудь самой себе, Хедер. А иначе ты скоро поймешь, что другие забирают слишком много. И заберут все без остатка. Одно дело — завоевать себе свободу, другое — удержать ее.

— Ты просто старая циничная корова, вот ты кто.

— Я просто реально смотрю на вещи.

— Ну да, ты права. Вот в чем главная проблема, черт подери. Ты права.

24. Ллойд

Это было так замечательно, лучше всего, что я только мог себе представить. Это была любовь, а не просто секс. Секс только завел мотор, но это был настоящий акт любви. Я почувствовал ее сущность, я знаю, что это так. Она тоже, я знаю, что ей было так хорошо, как никогда раньше, потому что она плакала и прятала лицо. Я попытался обнять ее, но она отвернулась. Я подумал, что это из-за проблем с парнем, с которым она жила, что ей стало плохо и нужно побыть одной. И я врубился — офигеть можно, какой я понятливый.

— Хорошо, — сказал я ей тихо, — хорошо, побудь одна.

Звучало довольно примитивно, но это было все, на что я был тогда способен. Я пошел в гостиную и включил Скот-спорт: Хибсы против Абердина.

Потом она стала немного отдаленной и холодной и ушла домой. Мне кажется, ей просто нужно время, чтобы со всем разобраться. Я записал кассету Бобби Уомака из коллекции Шона и пошел относить ее родителям.

25. Хедер

Это был просто кошмар. Первый, блин, раз и полный кошмар. Самое ужасное, это то, что у меня почти получилось. У меня даже близко к этому не подходило с Хью, и я никогда ничего и не ждала. А тут у меня почти получалось, но я знала, что не получится, и я расплакалась, а этот эгоистичный подонок Ллойд так ничего и не сделал, просто выстрелил в меня и откатился, потом ходил вокруг с глупой улыбкой на лице весь день и нес всякую хипповскую чушь да смотрел футбол по телеку.

Мне надо было уходить.

26. Ллойд

На этот раз все было лучше, чем в первый, для меня и для нее. Я и не понял тогда, но в первый раз я здорово облажался. Она рассказала мне, что она чувствовала. Для меня это был настоящий шок. Мне кажется, это произошло потому, что в первый раз тебе хочется, чтобы все поскорее закончилось, слишком это важный момент, если ты с кем-то, кто тебе по-настоящему нравится. Первый раз в новых отношениях — это как большой вопросительный знак, если это кто-то действительно важный, кого ты любишь. Когда первый раз уже случается, все, теперь можно заниматься любовью. Прелюдия и все такое уже прочно занимают свои места. Странно, что никаких проблем засунуть член в новую девчонку нет, а вот лизать или ласкать ее в первый раз всегда как-то неудобно. Надо было мне экстази принять, когда я в первый раз занимался любовью с Хедер. С Е отлично быть с новой девчонкой, барьеры спадают, и секс с новым человеком под экстази — замечательная вещь. Вот с тем, кого ты уже знаешь, барьеры и так уже спали и химия не играет такой роли. Правда ведь? Хотелось бы это с Ньюксом обсудить, когда он зайдет.

Делаю себе чаю, скручиваю косячок и ставлю клип Орб, тот, что с дельфинами. Пусть будет психоактивно, я ведь о сексе хочу с Ньюксом потрепаться. Дудка неплоха для Эдинбурга, и Ньюкс тут же звонит мне в дверь. Я поставил свою романтическую коллекцию:

— Марвин, Эл Грин, Зе Топс, Бобби Уомак, Зе Айлис, Соуки, Темтэйшнз, Отис, Арета, Дион и Дасти. У меня сердце тает, парень. Поставь такое, примерь к своей жизни, и ты просто мертвец, если не почувствуешь эмоции, как черт, а? Супер.

— Привет, старичок.

— Рад, что ты зашел, приятель, мне с тобой кое о чем поболтать хотелось.

— Да?

— Хотел узнать, пойдешь ли ты завтра на игру Юут в Макдиармид парк. Алли едет на машине.

— Не-а, не прет. Турнир в бильярд-клубе, завтра… ну что, трахнул девчонку, Ллойд?

Люблю я Ньюкса, хлопаю по плечу, но вот сегодня… Сегодня по мне бы лучше зашли Алли или Эмбер, да.

56
{"b":"28801","o":1}